Текущее время: Вт май 22, 2018 5:30 pm

Часовой пояс: UTC+02:00




Начать новую тему  Ответить на тему  [ 63 сообщения ]  На страницу Пред. 1 2
Автор Сообщение
СообщениеДобавлено: Сб июл 11, 2015 1:50 pm 
Не в сети
Ветеран форума
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Вс апр 17, 2005 4:45 pm
Сообщения: 5980
Только что закончила свеженькое.


Дело девятое. Молитвенник для дьявола.


Катерина рыдала. Уже два месяца они с Герасимом ждали возможности пожениться. У них не было бы проблем сделать это в городе. Оба были чипмечеными. Но слишком много друзей, которые не могли бы появиться на официальной церемонии из-за отсутствия чипов, включая меня любимую и Ксеню, которую она мечтала увидеть в невестках, заставляли ждать священника. Он появлялся на земле кланов по расписанию.
Что значит по расписанию? А то, что представители всех конфессий, обретающихся в городе, постановили, что, хотя гражданские власти превратили нас "наказанных" в пустое место, общения с отцом небесным люди лишаться не должны. Поэтому существовало негласное расписание, когда в выделеных кланами местах появлялись священники, раввины, муллы, в зависимости от места проживания определённых общин. Они проводили все нужные обряды для верующих.
Исключение составляла смерть. Если требовалось провести, скажем, соборование или любую другую процедуру для умирающего, которая не может ждать определённой даты, связывались с одним представителем для всех конфессий. Чипмеченным, который официально мог общаться с религиозными лидерами, не создавая конфликта с законом.
Вобщем, религия сделала реальный шаг к своей пастве в трудные для неё времена. Наконец-то и вправду частично уравняв их перед создателем.
Я относилась ко всему этому официозу прохладно. Считая, что, если ты веришь в высшую силу, то тебе не нужны посредники в настолько личном общении. Я думала о том, что религия так же отделена от бога, как и от государства. Просто ещё один институт власти. И давненько не имеющий прежней силы. Не то чтоб уже свершившийся локальный апокалипсис поголовно лишил всех веры, но в как будто слегка отодвинул окончательный конец света. Возникали и исчезали новые учения. Правда пока не приживались, не набирали силы равной существующим. Но госструктуры потеряли интерес к тем, кто, как им казалось выпустил вожжи из рук.
Как для института власти, такой, хоть и робкий, конфликт с государством вызывал у меня сочувствие. А государство, по отношению к церкви, сделало тот же жест, что и к нам - закрыло глаза ладошкой. Конечно религиозные общины не стали для них пустым местом, но им реально давали понять, что не видят в них потенциала.

Слёзы Катерины вызвало событие, которое привело меня к очередному делу. Священника, который должен был их поженить, убили. Он появился на клановых землях вне расписания. Никто не знал, что привело его сюда. Алик, конечно, попытался связаться с его приходом и оказалось, что его, через посредника, вызвали к умирающему. Но такового, после розыска Алькиными людьми, не обнаружилось.
Такое убийство на клановой земле большая неприятность для босса. Официального следствия приход просить не мог. Таким образом они признавались бы в связях с людьми вне системы. Что, по закону, являлось поводом к лишению чипа главы конфкссии. И из такого события при политической необходимостм, могли сделать показательный процесс. Но и не провести следствие, хотя бы не попробовать найти убийцу, было бы ударом по репутации Алика.
Поэтому я уже с утра сидела с рыдающей Катериной у босса, пока мы не выяснили все подробности связанные с делом и не утрясли все аспекты моего в нём участия.
Владимир Семёнович, с которым я связалась через Тимура, откомандировал мне его для помощи. Мой бывший предмет обожания становился неофициальным представителем по смычке правоохранительных органов и криминального элемента, в лице, опять таки, меня любимой.
Тимка явился часа чарез полтора. Мы с Герой уже обговорили все ньюансы. Гера верующим не был. И общение его с церковью было далеко не радужным. Он никогда не рассказывал, что за яблочко раздора прокатилось между ним и святыми отцами. А я не лезла в душу. Но для своей невесты он готов был достать луну с неба. Тем более, что отец Пётр был из лучших представителей служителей культа. Он очень помог Катерине после смерти мужа. Включая средства на погребение. Для женщины с малышом на руках, кстати названным в честь священника, которого женщина почитала, как отца, эта помощь была совсем не лишней.
-Нам надо понять причину такого спланированного преступления,- рассуждал Гера,- ведь убийство, тем более священнослужителя, должно иметь очень веский повод.
-Да уж, то, как его убили, говорит о такой ярости, которая точно не возникла на ровном месте. Его просто искромсали ножом. Даже сосчитать количество ударов трудно. Кроме того, это не дело одной секунды. Убийца сидел над трупом и колотил по нему, даже рискуя быть застигнутым на месте преступления,- меня передёрнуло,- и насколько кровавая такая работа! Он должен был весь покрыт кровью. А, на месте и в окружающих мусорных баках, не было ни брошеной одежды ни какого-то маскирующего покрытия. Что же он так и пошёл с места преступления весь в кровище?
-Но он мог уйти диггерскими путями?
-Только если он сам диггер. Я бы без Синджа и чипа в подземке запуталась мгновенно. А какие могут быть претензии у диггеров к священникам? Хотя поговорить с Торином конечно нужно.
Герасим бросил на меня быстрый взгляд и я покраснела. То ли мой обожатель проболтался, то ли как-то по другому выдал себя, но в последнее время Гера что-то уж больно интересуется моим отношением к Торину. Ну и то, что тот в любое свободное время болтался у нас, вряд ли можно было списать только на дружбу с Петькой. Мозги у всех на месте, и скрыть его коровью поволоку в глазах, при моём появлении,.. проблема.
-Нужно понять,- направила я Герасима в нужное русло,- у убийцы претензии к отцу Петру или к его непосредственному высо-о-кому руководству. То бишь к Господу богу. В последнем случае мы можем получить серию.
-Вот только этого нам не хватало. Ты бы попросила Алика предупредить их.
-Уже. Как по мне, тот кто верит в дядю на облаке, изначально чокнутый, а тот, кто верит в высшую и всемогущую силу и идёт убивать её представителя на земле, вдвойне. Для банального бытового убийства, на первый взгляд, причин не видно. Но узнать о личной жизни святого отца мне хотелось бы. Только вот позволят ли? Хорошо ещё, что после того, как, по моей просьбе, Алик их пугнул серией, со мной согласился встретиться неросредственный руководитель покойного , чтоб прояснить интересующие меня подробности и покопаться у батюшки под рясой.
-Нюшка, какая ты, прости Господи, черноротая!
-А ты с каких пор такой образцовый прихожанин? Гера, не зли меня, мой чёрный юмор обычная тренировка мозгов. Думать помогает. И вот я надумала. А что если это какая-то непонятная нам драчка между властью, церковью и клановой верхушкой, а мы туда влезем. Для меня это худший вариант развития событий. Уж лучше с убийцей один на один, чем вот так, как глупый кур в ощип, попасть между этими жерновами. Мне, конечно, после выяснения моей невосприимчивости к вирусу, вывоз в лес не смертелен. Точнее не однозначно смертелен. Потому как там тоже своя диаспора и, пока будешь себе местечко в ней выдавливать, тоже можно "башку в отвал" схлопотать. Да и расставаться с домом и вами всеми у меня желания нет. Как и привлекать к нашему пёстрому семейству внимание властей. Хорошо, если Владимир Семёнович успеет прикрыть вас. А если нет?
-Я объясню Катерине, и думаю, что она согласится с моими доводами. Так что, если почувствуешь такой вариант развития событий, бросай это дело немедленно.
-Ага, ты бы ещё Алику это присоветовал. У него уже урон престижу, так что он как раз не поймёт, если я соскочить решу, без веских доказательств, на одной собственной интуиции. За то такая козявка, как я, у него в чести, что маленько безбашенная. Ему знать не надо, что моя башня держится на строгом архитектурном расчёте. Это, Герочка, закон избушки на курьих ножках. Пусть лучше думают, что она из яйца вылупилась и по волшебству бегает. В крайнем случае ногу отдавят, а механизм цел останется.
Мои мозги - моё главное оружие, требовали пищи. У меня вообще довольно быстрый метаболизм, поэтому я худющая. А сегодня с самого утра я уже набегалась, как борзая. Сначала место преступления, которое могло отбить аппетит у кого угодно, кроме меня, да ещё долгие переговоры у босса. Сунув руку в вазочку с печеньем, я раскладывала воспоминания по полочкам.

Не слишком хорошо зная клановые земли, при любой возможности стараюсь исправить это упущение, потому что это моё основное поле деятельности. Хотя меня поносило по всему городу и не только, этого забитого угла я не знала. Тесная улочка, тёмные ободранные домишки. Прямо декорация к Лондонским трущобам, где подвизался Джек Потрошитель. В моём представлении.. Где бы я могла увидеть настоящие улицы Лондона, ещё и тех лет. Но атмосфера была подходящей.
Когда я пришла, тело священника уже убрали с улицы, но лужа крови ещё не высохла. Стала густой, свернулась и над ней кружился рой мух. Её было очень много. И ребёнку было бы ясно, что тот, кто здесь лежал, мёртв.
Даже сейчас, когда утро уже нельзя было назвать ранним, тут было пусто и тихо. Если зеваки и были, они разошлись. Мне пришлось самой пошарить по всем мусоркам в округе. У меня не было под рукой команды криминалистов. Но, тот кто орудовал здесь, тоже учитывал реалии современности. Знал, что профессиональной команды не будет. А про меня "во все дыры затычку"? Если он из наших клановых земель, то скорее всего знал. И в клане Китайца многие обо мне слышали.
Мне очень не хотелось сосредоточить на себе внимание убийцы, пока о нём самом я не знала ничего. Но вот о чём он не может догадываться, что застать меня врасплох нереально из-за сканера. Желание убийства такая сильная эмоция, что я почувствую её и успею предпринять меры защиты.
Не найдя в помойках ничего существенного, а мы с Синджем буквально обнюхали их, я отправилась в дом, где оставили тело. Выставив всех из комнаты, чтоб не усугублять собственный имидж юной девицы-скромницы, детальным осмотром тела мужчины и, кроме того, священника, я подключила к делу Сильвера. Он мог прекрасно подменить патологоанатома, хотя бы в наружном освидетельствовании. Надо будет подколоть Тимку фразочкой "вскрытие показало". Он такой наивный, как для профайлера! Так забавно смотреть, как его легко шокировать несоответствием моего облика и поступков, которые я, по большей части, придумывала..
Но тут выхода не было и тело действительно стоит обследовать со всей тщательностью. Хотя ничего занятного в этом нет. И кому надо знать, что меня едва не вырвало. Я практически отключилась и предоставила Сильверу свободу действий. Но смотреть на это всё я должна себя приучить. Это часть работы. Чип коментировал свои находки и поэтому я постепенно сосредоточилась на уликах.
Как просто раньше было предполагать причины банальных убийств. Деньги, страсть, месть.. Деньги есть и сейчас, но у чипмеченых с собой их практически не бывает. Купить всё можно при помощи чипа. Только незаконные сделки предполагали наличные. Ценность, единственная, что была у священника - золотой крест на цепи, действительно пропал. Только продать его нереально. Так что для того, кто его взял, это скорей трофей. Символ. Только вот чего? Смерти человека или победы над тем в кого он верил?
Страсть? Куда ж без неё. Сильвер насчитал шестдесят шесть ран. Почти символично. Шестьсот шестдесят шесть превратили бы тело в фарш. И того, что было, уже многовато. Ни одной раны, предполагающей колебания или сомнения.. Этот тип убивал и раньше. Несомненно.
Большинство из ран даже хранили следы гарды кинжала на теле. С такой силой убийца вонзал лезвие. Жалко. Наличие гарды не позволит руке, скользкой от крови, соскочить с рукоятки. Во многих расследованиях таким образом находили ДНК убийцы. Он мог бы порезать руку. Если не исследование крови, возможности для которого у меня не было, то, хоть след пореза на руке, мог быть одним из доказательств. Поймай я его, конечно.
Клинок был узким и длинным. Я специально прихватила веточку на этот случай и сейчас, морщась, сунула её в разрез. До самого конца. 15 сантиметров. Опять подкатил рвотный позыв. С огромным трудом я повернула на бок тяжёлое мужское тело. На затылке отчётливый след удара. Зачем? Если он мог сразу ударить клинком. Быстро взглянула на запястья. Следов связыванья нет. Зато обнаружился след иглы на сгибе руки. Ему вкололи какую-то бяку.. Собирались побеседовать о чём-то под "болтунчиком" или сделать что-то с ним самим, пока он в отключке? И всё это на улице?
Я задумалась. Это уже слишком.. А может его сначала оглушили в помещении, куда зазвали якобы к умирающему, провели дознание или обряд, возможно и то и другое, а уж потом вытащили на улицу и убили, чтоб не оставлять улик на месте, которое прямо укажет на след убийцы? Но в таком случае, если предполагать, что убийца один, далеко увести человека под кайфом трудно. А если это какая-то секта? Тогда убийц может быть несколько.. Но ни о чём подобном в городе никто не говорил. А ведь секте нужны адепты. Как-то бы себя она проявила.
Закончив осмотр, я постаралась придать телу наиболее благообразный вид. Не хотелось, чтоб у кого-нибудь разыгралась фантазия о моих действиях. Мне и так хватит бледного рыхловатого тела с рыжими волосами на коже и следами ножевых ранений для многочисленных ночных кошмаров. Давать ещё и повод к сплетням.. Я и без того довольно странная девочка в глазах окружающих. Перекреститься что ли на выходе?

Встряхнув башкой, я заметила, что оба моих домашних профайлера терпеливо смотрят на то, как я с застывшим взглядом жую печенье. Я добавила вслух мои последние умозаключения в общий багаж размышлений.
-Я попрошу Катю и других прихожанок поспрашивать про подходящую квартиру,- предложил Гера.
-А если они нарвутся на убийцу со своими распросами? Лучше пусть Алькины клевреты. Да и, по большей части, дома принадлежат клану, хотя бы номинально. Незаконнорожденные не имеют права собственности. Так что у Алика есть своя бухгалтерия по недвижимости. Ты бы, Гера, с ней поработал, вместе с канцелярией босса. Ты скорее увидишь что-то подозрительное. А Тимку туда вряд ли пустят. Он у нас представитель власти. Так что ты, дорогой,- я, с серьёзным видом, раздавала указания,- пошерсти инфу по секте. Может есть всё таки какие-то сведенья. А я пойду разузнаю о личной жизни отца Петра. Ты не знаешь, Гера, он семейный?
-Не интересовался..
-Ладно, я у Катерины спрошу. И Петьку отправь к Торину. Пусть он с ним поговорит о возможной причастности диггеров. Ну там, по путям отхода или.. пусть спросят у Витькиного семейства по поводу секты морлоков. Может ли быть какая-то связь?
Назначеная встреча была поближе к обеду и мне не очень хотелось приходить туда голодной. Когда я голодная, то обороты моей речи ставят в тупик не только чувствительного Тимура, но, порой, и боевиков моего криминального босса. Не думаю, что разговор в таком ключе был бы продуктивным среди священнослужителей.
Катерина, для которой мой успех был первоочередной задачей, поступилась всеми своими правилами по поводу регулярности питания и накормила меня всем, чего я пожелала. Моя довольная рожа ошарашила Тимку, когда я влезла к нему в машину. На встречу меня должен был отвезти он. И такой вид был ему в новинку. Обычно я всю дорогу подкалывала его и изводила намёками на наши будущие нежные отношения. Что смущало его и ставило в неудобное положение. Но сейчас я была сыта и благодушна. Кроме того, мы давно не виделись, и в мою детскую влюблённость вмешались чувства Торина. Моё непривычное молчание нервировало Тимура.
Он с напряжением поглядывал на меня всю дорогу, ожидая привычных подвохов и вздохнул с облегчением, высадив меня у тенистого сада, за которым угадывались толстые стены старинного здания. Любят святые отцы старину. И за дело. Дорожка, ухоженная и уютная, над которой нависали ветки большущих деревьев, вела к высокому крыльцу с каменными ступенями. Массивная дверь со стилизованным под старину звонком и камерой видеонаблюдения встроенной в лепную скульптуру.
Я позвонила. Дверь открылась, как будто за ней уже какое-то время стоял, ожидая меня, молодой, слегка косящий в сторону взглядом, монашек. Он кивнул и молча, даже не оглядываясь, пошёл к широкой лестнице. Чувствуя себя глупо, как в незапланированной съёмке фильма про изгнание нечистых духов, я почти бежала за очень быстро идущим служкой. Хотелось дёрнуть его сзади за рясу или крикнуть, не гадость какую, а просто крикнуть, чтоб услышать эхо.
Моё благодушие начинало испаряться, когда мы оказались в довольно небольшой комнате с очень высоким потолком. Отчего она казалась почти колодцем. Роспись на потолке вообще уводила его куда-то в заоблачную даль. Но задирать голову, разглядывая потолок, было бы ещё глупее, чем предыдущий бег за молоденьким святошей, который выглядел так, как будто убегал от домогающейся его юной грешницы.
Я могла ожидать чего угодно, хоть сидящего на подобии трона надменного патриарха, но получила маленького сладкого кругленького дяденьку на стуле с прямой высокой спинкой и маленькой скамеечкой под ногами, который, как и положенно, с умным видом листал страницы какого-то фолианта. Декорация? Или он действительно так проводит время?
К моему облегчению, мне не стали протягивать пухлую ручку, чтоб приложиться. Просто указали на такой же стул. И всё равно я почувствовала себя не в своей тарелке. Сначала присела на самый краешек, чтоб из-за моего совсем небольшого роста не чувствовать себя как кура на насесте. Мне табуреточки не подали и температура моего раздражения поднялась ещё на градус. А потом я посмотрела на хитрую мордочку священника и внутренне рассмеялась. Заёрзала на стуле, устраиваясь поудобнее, и начала вести себя сообразно возрасту, болтать ногами и вертеть головой, разглядывая картины на стенах и потолке.
Священник изучал моё притворно-невинное выражение лица, а я не спешила. Торопиться должен был он. Занятой серьёзный человек. А я так, девочка-припевочка. Чего тут делаю, не понятно.
-Чем я могу тебе помочь, дитя?- не выдержал он, наконец,- я слышал о тебе много, что, на первый взгляд, не соответствует твоей молодости и наивному виду.
-А вы забудьте о них,- резковато ответила я, внезапно приостановив суету на стуле,- следствие вещь малоприятная для всех, кто с ним соприкасается. Мы с вами в какой-то мере коллеги. Я тоже пришла за исповедью. И чем правдивее она будет, тем легче мне будет разобраться в гибели вашего коллеги или собрата по вере. Как будет лучше?
Он немного отпрянул, от, мгновенно изменившегося, выражения моего лица. А я продолжила по наитию шокировать его.
-Вы должны понимать, что его тело уже открыло мне все тайны. Теперь мне нужна его душа.
Священник вздрогнул и его рука непроизвольно потянулась со щепотью ко лбу. А монашек попятился и выскочил за дверь.
-Не бойтесь, во мне не сидит злой дух,- вновь возвращая обаятельную улыбку мягко сказала я,- специфика работы. Я должна вам дать понять, что вы должны воспринимать меня всерьёз. Да, мне не много лет. Но я выживаю в этой непростой жизни как умею. Посмотрите сквозь это детское личико и поймите, я много знаю и много уже прошла. Я могу хотя бы попробовать помочь вам. И, чтоб помощь была как можно более действенной, попробуйте скрывать как можно меньше. Обязуюсь тайну исповеди сохранить.
Теперь моё лицо было очень серьёзным. Я могла только надеяться, что моя небольшая провокация хотя бы вызовет интерес у святого отца. В психологических играх нам не ровняться.
-Даже если я буду очень стараться, девочка, ты не услышишь никаких грязых сенсаций.
Он действительно быстро пришёл в себя.
-А почему вы уверены, что я их жду?
-Это одна из вполне нормальных версий для детектива, что жестокое убийство предполагает поступки, которые могли бы его если не оправдать, то хотя бы объяснить. Я не детектив, но жизненный опыт мне бы подсказал то же самое, если бы я так хорошо не знал отца Петра.
-То есть вам ничего подобного в голову не приходит?
-Нет, детка. Я полагаю, что тебе захочется поговорить с его семьёй. Брат Никон,- он кивнул в сторону двери,- тебя отведёт в его дом. Чем ещё я могу тебе помочь?
-Я подумала, что могло быть что-то в его публичных проповедях, что подтолкнуло одного из прихожан. Может не совсем адекватного. Или с какими-то тёмными идеями. Возможно выбирающего подходящую жертву для их реализации. Если он был таким праведником, как вы говорите, это могло стать ещё одной причиной для его выбора.
-Я распоряжусь дать тебе флешку с записями за месяц. У нас ведётся съёмка в храме. Этого достаточно?
-Возможно, на первое время. Я хотела бы иметь возможность обратиться к вам, если я найду что-то, чего не смогу понять. Или уточнить какие-то детали.
-Не возражаю. Свяжись тем же путём. Я надеюсь, что ничего из того, что ты найдёшь, расследуя смерть моего брата по вере, не помешает нам встретиться и поговорить, каким бы ни был результат твоего расследования.
Я пожала плечами. Пока у меня не было потребности давать кому бы то ни было копаться в моей жизни. А это как раз то, что обожают делать священники.
-Безусловно, я отчитаюсь в своих действиях. Я зарабатываю на жизнь честным трудом,- морда лица под силикатный кирпич и лишний намёк на вознаграждение.
Алик, само собой, оценит свой восстановленный имидж, если мне удастся раскрыть дело, но и эти дяденьки живут не бедно. Пусть оплатят риск маленькой частной детективочке. Не обеднеют.
Но священники никогда не сдаются. Он улыбнулся, как обычно улыбаются ему подобные. Как будто всегда правы. И позвонил. Настоящим серебрянным колокольчиком с узорной ручечкой.

От дома отца Петра я почему-то ожидала такого же киношного штампа, как от здания святой резиденции. Показательной опрятности одноэтажной избушки, дородную статную женщину в платочке. Розовых благообразных детишек. Что мне в голову пришло?
Строгий двухэтажный котедж. Железные ворота. Ровный безликий газон. Женщина была маленькой. Молодой. Милой. Совершенно современной. Заплаканные глаза. Коса, свободно и изысканно заплетённая из четырёх прядей и, как приклеенная, лежащая вдоль позвоночника. Простое чёрное платье с узкими рукавами, такое неожиданно элегантное, как на коктейльной вечеринке. И малыш на руках. Прямо мадонна.. Да она моложе отца Петра лет на двадцать! А тут есть где разгуляться страстям!
Монашек, стрельнул глазом на женщину и покраснел. Поздоровался, представил меня и ушёл так быстро, что это больше походило на побег.
-Мне сказали, что ты пытаешься найти того, кто убил моего мужа,- с недоверием в голосе сказала она.
-Как мне надоело, что на меня смотрят сверху вниз! Разозлиться или притвориться, что злюсь?
Наверное выражение лица у меня стало соответствующим.
-Вам не помешает любая помощь. Или я не права? Мне всего лишь нужно выяснить не знаете ли вы причин для этого убийства. Вы самый близкий человек и кажетесь мне не глупой обидчивой дамочкой, которая начнёт кричать, что мои вопросы порочат память о святом человеке и прочую патетику. Ход моих мыслей предельно простой.
-Ты права, девочка, хотя твоя грубость коробит, я понимаю.. эта корочка твоя защита.. Разговор потребует времени. Я уложу малыша. Подожди меня здесь, пожалуйста. Чувствуй себя, как дома. И не обижайся..
-Да, ладно, я привыкла, что на меня смотрят, как на диковинку в формалине.
Она грустно улыбнулась, кивнула и вышла. Я оглядела комнату. Дом не выглядел богатым. Только вот эта стена с книгами. Настоящие бумажные книги редкость. Уже давно на носители информации перестали переводить деревья. На много лет раньше, чем природа окрысилась на нас. А эти книги похоже были совсем старинные. Я протянула руку и прикоснулась к корешку из толстой кожи какого-то животного. Томик оказался тяжёлым. И язык непонятный. Я открыла его и увидела рукописный текст.
-Ничего себе!- присвистнула я,- сколько же ей лет?
-Украсть хочешь?- раздался писклявый голосок за спиной.
Мальчишка, лет шести, с такой вздыбленной шевелюрой, как будто его сняли с электрического стула, выглядывал из-за дверного косяка.
-Ты кто?- cпросила я ошарашеная явлением этого мелкого электромонстрика.
-Кон-стан-тин,- запинаясь на каждом слоге выговорил он своё полное имя, и покраснел, - Костик.
-Ты сын отца Петра?- я удивилась, его жена была слишком молода для такого мальчишки.
-Сын.. а папа правда на небе?- он по-птичьи дёрнул головой.
-Спроси у мамы,- смутилась я.
-Мама на небе,- пожал плечами пацан,- ты зачем взяла папину книгу.. он не позволяет их трогать. Красть - грех.
-Да с чего ты взял, что я собираюсь красть?
-А нас уже об-во-ро-вы-ва-ли,- длинные слова, явно снятые с чужого языка, он выговаривал медленно и старательно, как заика.
-Давно?- заинтересовалась я. Это событие могло быть связано с убийством. Сначала преступник пытался найти нужную вещь в доме, а не найдя попытался выведать у ныне покойного хозяина.
-Так что же значит его смерть? Если бы вещь была найдена, вряд ли в сам процесс вложили бы столько злобы.. И что же искали?
-Иди к себе, малыш,- жена, нет, теперь уже вдова священника неслышно вошла в комнату,- Он вам не помешал?.
-Да, нет. Пожалуй, скорее помог. У вас было происшествие? Воры?
-Вы думаете это связано со смертью мужа?-вопросом на вопрос ответила она.
-Вполне возможно. Как одна из версий. Расскажите подробности. Что украли? Подозревали кого-то? Вообще, наблюдение глазом хозяйки.. что искали?
-Да как-то и вправду странновато.. сейчас, когда ты спросила.. Взять в доме особо нечего. Денег мы не храним. Драгоценностей у меня не много. Их забрали, да.. Но лезть в дом, где почти всегда кто-то есть из-за такой мелочи. Да и, когда нет никого телекоммуникационное наблюдение работает. Оно, кстати, было профессионально взломано. В отличие от механического замка. Тот был просто грубо выворочен. Самое ценное у нас книги. Но продать их можно только под заказ. Тематика сугубо религиозная. Относится к разным конфессиям и истории религий. На первый взгляд, книги не трогали. Но.. точно сказать можно только тщательно проверив каталог. Это ещё не сделано. В полиции вообще сказали, что это банальный взлом. А телеком не показал ничего, просто потому, что мы забыли его включить.
-Ну, это не оригинально. Они работать не очень любят. Смерть вашего мужа официально объявят естественной. Так что связь, если она есть, интересует только меня. Так что вы озаботьтесь проверить книги. Смерть священника предполагает в первую очередь войну идей. Как ни громко это звучит. А значит могут вписаться поиски информации определённого рода.
Женщина согласно кивнула.
-А более приземлённых причин вы не видите? Вы всё таки молодая интересная женщина. Любовь, страсть, ревность - сильные чувства. Не обязательно с вашей стороны. И даже не обязательно со стороны вашего мужа. Может быть поклонник.. старый друг?
-Я могла бы тебе рассказать всю нашу жизнь. Моя молодость вызывает определённые ассоциации. И так же навязла на зубах, как отношение со стороны к твоему возрасту. Поверь наша история чистая и очень простая. Я выросла в семье сестры. Костенька её сын и отца Петра. Сестра умерла родами. А я любила его с детства. Сначала как отца. А после это изменилось. Год назад мы поженились. И до этого между нами не было никакой грязи. И у меня не было никаких "старых друзей" и поклонников. По крайней мере тех, о которых бы я знала. У Петра, мне кажется, тоже. Говорят, жёны узнают последними. Но, я думаю, это чушь. Женщина всегда чувствует присутствие соперницы. Не всегда хочет в этом признаваться. Это правда. Ведь тогда прийдётся принимать решение. Если, конечно, уважаешь себя.
-Тогда может вы видели чужих возле дома? Спросите у мальчика. Дети видят больше взрослых. Может быть не умеют интерпретировать события правильно, но подмечают гораздо больше. Они не так отвлечены на повседневную рутину. Если правильно задать вопрос..
-Костенька,- ровным голосом позвала она. И улыбнулась, потому что всклокоченная головёшка тут же вынырнула из-за угла. Маленький хитрец никуда не уходил, и его лопоухие локаторы приняли весь разговор до словечка.
-Ну, докладывай, разведчик.
Больше хотелось назвать мальца шпионом, но ещё разобидится. Так что я дипломатично изменила формулировочку.
-А вот награда за разведданные,- я достала из сумки наше с Герой любимое печенье и протянула мальчишке.
Он зыркнул в сторону мамы и тётушки в одном лице и, не заметив неодобрения во взгляде, принял угощение.
-Так ты видел поблизости кого-нибудь незнакомого? Может этот человек наблюдал за домом или что-то возле него делал?
-Не-а, я только помогал дяденьке элек..тро-мон-тё-ру,- продолжая запинаться на трудном слове, объяснил Костик,- он чинил коробочку там за домом.
-А где была я?- побледнела моя собеседница.
-Ты кормила братика, и сказала мне играть во дворе. Я не выходил на улицу.. Честное слово! Этот дядя уже был, когда я прибежал за машинкой. Я забыл её там, потому что пошёл дождик.
-А как выглядел этот монтёр?- перебила я.
-В зелёном комбинезоне.
-Высокий или маленький?
-Маленьких дядь не бывает. Только карлики, я в церкви видел. Он не карлик.
-Да, трудно с детишками выяснять приметы..- подумала я,- а какие у него были волосы?
-Он же в шапке был,- малыш постучал по лбу,- с козырьком. А на шапке молния в кружочке.
-Стандартная форма,- вздохнула я,- тупик..
-А ещё у него были железные ногти.
-Как это?- воскликнули мы в один голос.
-Ну такие блестящие, как мамино кольцо.
Женщина посмотрела на своё широкое обручальное кольцо из белого золота.
-Лак или генмодификация? Странная прихоть для мужчины.
-И буковки на ногтях чёрные,- гордо закончил мальчик, абсолютно счастливый от обилия внимания к его персоне.
-Никогда такого не видела. Похоже на что-то ритуальное. И уж точно далёкое от электрической компании. Этот монтёр и ломанул ваш телеком. Я уверена. Это наш человек. Давайте так..- я прикинула сколько мне нужно времени,- завтра во второй половине дня к вам заедет парень. Его зовут Тимур. Если не успеете сами просмотреть каталог, он вам поможет. Нам надо знать что искал вор. А я должна посмотреть флешку с проповедями отца Петра. И.. можно я гляну ваш щиток? Полиция, я так понимаю, этим не озаботилась?
-Костенька, покажи пожалуйста, где ты видел чужого дядю.
Мальчонка фыркнул, реагируя на её сюсюканье, а я подмигнула ему с пониманием. Он побежал, оборачиваясь и делая по несколько шагов спиной вперёд, как нетерпеливый щенок бежит впереди хозяина забрасывая в сторону упитанный задик с коротким хвостишкой-морковочкой.
Я покопалась в сумке и достала небольшую отвёртку и кусачки, которые таскала с собой постоянно, чтоб снимать недостающие блоки с выброшенной техники. Как любой рукастый барахольщик.
-Смотри,- показала я мальчишке,- "гремлин".
-Кто?-пацан вытаращил глазёнки.
-А видишь вот эту толстенькую блямбочку?
-Где?
-А вот чёрная блестящая. Это маленький робот-шпион. Ему задают программу и подсаживают на кабель. Он присасывается и начинает ломать программу. Судя по тому, что он ещё здесь и его не забрали после кражи, он не только скрыл чужих в доме, подставив старую запись, но скорее всего продолжает прослушивать и подглядывать через систему телекома.
-Значит он всё слышал?
-Если наблюдает постоянно, то слышал, конечно. А, если просматривает запись.. То мы ему сейчас подгадим.
-С "гремлинами" я могу обойтись сурово. Ну-ка пойди посмотри, чтоб никто не подглядывал,- подтолкнула я Костика в спину.
Мне не надо было, чтоб он смотрел как я подсоединяла шунт к Сильверу. Ему хватило трёх секунд, чтоб загнать вирус в шпиона. Шунты у меня двух типов. Этот - типа нипель. Туда дуй, назад, сами знаете что. Он как раз для таких случаев.
Я сворачивала шунт, когда Костя вернулся.
-А ты не забрала этого,- он с отвращением, как на таракана, посмотрел на чёрную козявку на проводе.
-Не-а, я его заразила стра-а-ашной болезнью и он теперь поломает этому монтёру компьютер так, что он уже не от-ре-мон-ти-ру-ет,- поддразнила я мальчишку.
-Так ему и надо!
-Ладно, малыш, мне пора. А ты тут охраняй дом от воров. Разведчик,- пошутила я и потрепала шевелюру пацана, без боязни нанести урон причёске.

По дороге домой я размышляла о том, что у нашего убийцы довольно полярные возможности. Где-то он профи, а где-то оставляет море следов, как совершенный лох. Потом профиль по отношению к самому убийству странно не совпадает. Он с такой яростью режет священника и оставляет мальчишку свидетеля в живых. Возможно, он не хотел поднимать переполох перед ограблением, надеясь найти нужное и исчезнуть. Но, если не нашёл, почему не подчистил свидетеля после? Когда полиция могла вытащить из пацана информацию с такой же лёгкостью, как и я. Решил, что ленивые местные спустят такую мелочь на тормозах.. Ну, не ошибся, если так. Или просто не подумал.
Может это и не будет таким трудным делом найти его. Ясно же, что у него есть подготовка для того чтоб правильно обойтись с телекомом. А вот такая штука, что это общая городская сеть и она считала бы чип, прежде, чем он мог бы до нее добраться. Тогда он наш получается..
Ходить в таком районе без чипа стрёмно. Я маленькая меня патрули редко трогают. Да и не сильно я разгуливаю по центру. Больше по окраинам. А взрослый без чипа мог нарваться. Полицейскому всего-то навести на него сканер и считать. Пробили бы, что голый, добавили мелкое нарушение и в лес.
-Что-то и я рот раскрыла. Ворон считаю. Пора мне вниз, а то вон за поворотом уже проспект,- нырнув между домов, я спустилась в ближайший сухой колодец с коммуникациями.
Линзы тут же подстроились, Сильвер повёл меня по карте. Я не собиралась долго плутать по подземке. Только пройти центр. Может всё таки наш убийца из Кротов и тоже уходил низом с опасных для него мест? Да, какой-то он уж больно разносторонний. На меня похож чем-то.
Я тормознула от влетевшей в башку неожиданной мысли.
-А что если со взломом поработал наёмник? Заказали ему найти в доме вещь. Он прошёл, как профи. Никого не собираясь убивать. Работал в доме аккуратно. Ой, нет! Замок-то раскурочен. Значит просто подготовил дом. Поработал с телекомом, а потом пришёл второй? Но что за странные железные ногти у наёмника? Это знак клана или знак секты? Что-то опять не связывается. Кажется, я совсем запуталась. Нудо подождать пока появится новая информация.
Я уже хотела выйти в город и дала сигнал Сильверу найти удобное место, где-то в тихом квартале. Было бы легче, будь со мной Синдж. Но он стал таким большим, что таскать его в сумке, в тех местах, где его присутствие было неуместным, уже было мне не по силам. В этот момент я почувствовала присутствие другого человека поблизости.
Прибавив шагу, я быстро добралась до колодца и поднялась наверх. Даже если за мной следили, днём в городе и скрыться легче, и безопаснее, чем внизу одной. Я не собиралась долго проводить в подземке и не брала оружия. Попасться с ним в городе -такая непредвиденная случайность намного реальнее, чем встреча с мутированной живностью в самом верхнем ярусе переходов. А сканер тоже оружие. Никогда не проверяла его на сколопендрах, но процент риска наткнуться на такую бяку минимальный.
Хотя мой преследователь был близко, я всё же не рискнула выскочить из люка, как чёртик из табакерки и потратила минутку, чтоб осмотреть окрестности. А уж выскочив, использовала мозги и подручные материалы, и, хихикнув, с усилием подтащила глиняный кувшин с гортензией, стоявший возле задней калитки одного из домиков неподалёку. Придавив цветком люк улепетнула в кусты и помчалась между домиков с пышными палисадничками, что давало мне дополнительную маскировку.
На дороге к нашему району меня окликнули из притормозившего автомобиля.
-Эй! В ногах правды нет!
Я обернулась.
-Привет, кроха!
-Ольга! Привет. Ты давно не появлялась. Ух, ты! Ты ожог свела. Выглядишь, отпад!,- я рухнула на сиденье и расхохоталась,- Смотрю дела идут на лад.
-Ты первая пассажирка моей новой машины,- Ольга тоже смеялась,- бизнес процветает. Ты ведь тоже к этому руку приложила, так что отвезу прямо домой. С ветерком!
-Ой, не представляешь как порадовала, устала как собака.
-Новое дело? Посвятишь в подробности?
Я посвятила. Ольге легко рассказывать. Она умеет слушать внимательно и направлять разговор правильными вопросами. Это умение из её прошлой жизни. Учёный исследователь никуда не делся. Даже если переменил род деятельности.
Но именно в новой профессии Ольга тут же мне подкинула зацепочку. Одна из девочек Алика видела "железные коготки" у клиента и спросила где он сделал себе такой прикольный прикид. И запросила себе такой же. На что тот ответил, что не стоит кошечке украшаться львинной гривой. То что не по рангу носится, может принести море проблем. Как тюремные татушки, например. И чиркнул большим пальцем у кадыка.
-Думаешь какая-то дикая банда, не под боссами? Может наёмники? В мою версию это ложится. А технически это что? Импланты? Покрытие? Модификация?
-Сама ногтевая пластина, я думаю имплант. Скорее всего и правда металлический. Это может быть дополнительным и вполне легальным оружием. А узор нанесённый. Куколка нарисовала, похоже на арабский шрифт.
-И где могут такое сделать?
-Ой, мало ли. Это из разряда пирсинга. А там полно нелегалов. Найти конечно можно. Но времени возьмёт много. И то, если привалит удача. "Дикая" банда, как ты сказала, как и наёмники, вряд ли заинтересованы в том, чтоб кто-то задавал о них вопросы. Разьве что ты сумеешь вытащить у визави ассоциации для сканера. Но вопросы должны быть достаточно провокационны, чтоб вызвать эмоциональную реакцию, пригодную для работы. Тебя могут найти раньше, чем найдёшь ты. И рот зашить, чтоб язык не совался во все дырки. Оно тебе надо?
-Оль, для меня, что рот зашить, что задницу. Один чёрт лопну. Как лягуха, которую надули через соломинку. От избытка любопытства. Вопросы - мой хлеб. А вот то, что вылупится из этой лягушки Василиса, тем более Прекрасная, вообще шансов ноль целых, шиш десятых.
-Не кокетничай. Тем более со мной. Из тебя вылупляется очень характерная красотка. И жених сыскался ей..- с ехидной ухмылочкой процитировала она. И получила такой пинок, что машина вильнула. Слава богу на пустой дороге.
-На ужин останешься?
-Некогда, вечером самая работа. Алькина бригада к ночи готовится. Он прямо рядом со мной новую точку открыл. "Афродита",- она всё хихикала, как девчонка,- Эрудит ваш босс. Самые шикарные девочки там работают. Отвезу тебя и быстренько назад.
-Что-то ты такая весёлая. Ты там себе сама часом кавалера не подыскала?
Ольга смутилась. Но тут же снова заулыбалась.
-О, как! Вот где собака порылась! Чмошник?
Ольга кивнула.
-Тогда ясно почему не ведёшь знакомить. И кто он?
-А вас знакомить не надо. Вы очень даже знакомы.
-Вот дурища я! А ещё детектив! Владимир Семёнович.. А он оказывается тайный ловелас.
-Иди ты! Какой ловелас. Просто одинокий мужик. Как и я. Вот и притянуло.
-Ага. Просто встретились два одиночества..- вспомнила я цитату из какой-то древней песни. Новое увлечение Сильвера. Находит в каких-то закромах интернета и требует, чтоб я восхищалась. А мне что, жалко что ли? Мой чип с характером, не то что тупые "стандарты".

Я вошла в дом, а через несколько минут услышала как подъехала машина.
-Ольга что-то забыла?- я сбежала по ступенькам и выглянула во двор.
От калитки, неуклюже имитируя бег, перемещался в сторону дома телохранитель Алика. Он всегда двигался несколько вальяжно. Здоровый качок выглядел смешно. Только я не смеялась. Чтоб увидеть такое зрелище, нужна была реально серьёзная причина.
-Ё-маё! Неужели ещё один мёртвый священник!
-Что случилось?
-Звонили из прихода Алику, после того, как ты ушла, пропал мальчик.
-Костенька?!- cхватилась за голову я.
Злой вестник топтался на пороге, пока я свистнула Синджа и мы бросились назад в машину.
-Не зря видно мне показалось, что за мной шли. Скорее всего разговор в доме действительно слушали и тот, кто это делал, решил меня отследить. Пацан, наверное, слишком всерьёз воспринял порученную разведку. Может глядел как я уходила, увидел преследователя и увязался следом. Хоть бы в подземку не влез. Открыть люк просто. Это тебе не древние чугунные блины. Нажимаешь кнопку и металлопластовый люк отходит. Но и закрывается он автоматически через несколько минут. Как раз, чтоб спуститься и включить фонари или свет на касках для ремонтных рабочих. Только малышу откуда это знать? И фонаря у него тоже нет. А в темноте ему не выбраться и внутренний запор не найти. А если этого горе-разведчика заметил мой преследователь и дождался, чтоб маленькая мушка сама влезла к пауку в сеть... Боюсь ничего хорошего мальчишку не ждёт. В любом из двух случаев.

Синдж быстро бежал по краю дороги, сворачивая в кусты при виде пешеходов вдали. Их, впрочем, было немного и, поскольку солнце уже садилось, издали его могли принять за небольшую собаку. Что тоже не было делом обычным. Собаки сейчас были предметом роскоши.
Хотя, во времена начала инвазии домашних животных проверили на наличие вируса едва ли не быстрее, чем людей, всё же источник пищи, но по большей части население об этом не знало. Такая была неразбериха и паника, что бродячих просто убили. Да и домашние животные пострадали. Зачастую их убивали вместе с хозяевами, которые пытались защитить питомцев. Потом, когда выживших принимали в городах, проводили через медпосты, кошки и собаки и прочая домашняя мелочь просто не имела допуска из-за неразберихи с поставками продовольствия.
Конечно такая участь постигла не всех. Но значительно проредила ряды наших братьев меньших. Сейчас мода на собак и кошек начала возвращаться. Начиная с обеспеченных слоёв, что и понятно. Район здесь был именно такой. Алькин амбал был одет неплохо, я тоже, собираясь к святым отцам, приоделась. И вобщем-то могла не соваться в подземку. Меня могли бы и не остановить. Это скорее была привычка перестраховки. Да и чувствовала я себя там как дома. И прошла-то только несколько центральных оживлённых улиц.
-Ну, ёлки!- скривилась я, когда Синдж всё таки довёл меня до люка, где я спустилась в подземку,- вот же зараза! Он всё таки полез..
Я тяжело вздохнула. И нажала на кнопку у люка.
-Жди меня здесь, внизу от тебя толку, как от слона в трубочке для коктейля.
Качок был крупным мужиком, но совсем не тупым. И, слава богу, не обидчивым. Даже хохотнул мне в спину.
Синдж тут же припустил по следу. Мой нос, хоть и назывался собачьим, всё таки был гораздо слабее. Я думаю генмодификацию не доводили до абсолюта намеренно. Человек психически не приспособлен для такого нюха. Умом бы тронулся.
-Не мог мальчишка сам уйти далеко, да и зачем?- думала я с досадой,- уже первые шаги в полной темноте должны были его остановить. Разьве что шёл за светом. Хотя я бы свет за собой увидела.
Синдж свернул в сторону от моего пути буквально на двадцать метров и вернулся ко мне. Я подошла к Костику, замурзанному и зарёванному. Мирно спящему возле трубы теплотрассы.

-Я только хотел посмотреть куда он пойдёт и позвать полицейского. Но полицейских не было, а люк был открыт.. я только спрыгнул.. а он закрылся и стало темно. А потом я не мог влезть, было темно и высоко. И вдруг меня кто-то схватил и потащил быстро-быстро. А потом бросил в темнотте одного.
Мы сидели в той же комнате, что я была утром. Малыша уже отмыли, накормили и теперь он, путаясь и захлёбываясь от обилия эмоций, рассказывал о своих злоключениях.
-Спрашивать, зачем ты туда полез, я не стану. Ответ я знаю и без тебя. И то, что это было глупо, я думаю ты тоже прекрасно понимаешь. Этот человек, мне кажется не убийца. Он наёмник, для различных поручений. Но он ведь мог оказаться куда более жестоким и не затащить тебя так, чтоб дать себе время уйти, а просто придушить там и бросить.. - я замолчала, сообразив, что перегнула палку и просто пугаю малыша.
Костик сопел и кажется снова собирался расплакаться, что после моря соплей, которыми он измазал меня по дороге домой, для меня было уже перебором.
-Так, ну-ко, разведчик, соберись и расскажи по порядку, спокойно, всё что было подробно.
-Ну ты пошла, я смотрел в дырку в заборе и увидел этого.. И хотел..
-Я уже поняла, что ты хотел. Откуда он вышел, видел?
-Ну, с соседней улицы. Напротив.
-Что там?- спросила я у его матери,- Должен же он был где-то сидеть и слушать, не слишком привлекая внимание.
-Там за углом кафе. Столики есть и внутри и на улице.
-В чём он был одет, Костик? Не в комбинезоне же монтёра?
-Нет. Обыкновенно одет. В голубой куртке и синих штанах. Ой, он без шапки был и волосы у него седые.
-Так он что, такой старый? Ты не говорил.
-Нет, он не старый. А волосы седые.

Домой я добралась уже по полной темноте. Даже задремала на заднем сиденьи. Поэтому, когда забралась в собственную постель, сон куда-то ушёл.
-Послушать проповеди что ли?- пошутила я сама с собой,- одно из двух, либо поработаю, либо засну, наконец.
Слушать начала с дня предшествующего ограблению в доме. Подумала, что это продуктивнее всего. На самом деле, хотя я этого совсем не ожидала, меня увлекли темы проповедей. Отец Пётр много говорил не только о вере, но и о социальных вопросах. Это скорее можно было назвать беседами. Говорил он ярко и искренне, перемежая свои собственные мысли не только религиозными цитатами, но и историями из жизни. Я так заслушалась, что не заметила как перевалило за три часа ночи.
Когда я уже решила, что у меня порвётся рот, так широко я зевнула, удача подбросила мне ниточку.
В этой проповеди речь шла о появлении вируса, изменении нашего привычного мира и причинах приведших к этой ситуации. О тех временах, когда человечество повернуло в сторону технологизации общества. О прабогах покровителях природы и языческих культах связанных с ментальными практиками и причинах неприятия их церковью.
Отец Пётр рассказал историю связанную с пребыванием его деда в Ираке. В феврале 2015 года от рук бойцов «Исламского государства» катастрофически пострадали городская библиотека и библиотеки расположенных в Мосуле доминиканского монастыря и католической церкви. Хранилища были взорваны и подожжены, а небольшая часть собрания погружена на грузовики и вывезена в неизвестном направлении, но многие из книг были спасены жителями: спрятаны или выкуплены у торговцев на черном рынке.

К его деду попала очень древняя рукопись. Около двух сотен листов тончайшего папируса исписанных от руки. Рисунки и схемы могли представлять интерес и для учёных натуралистов, так как там были рисунки неизвестных растений; и для медиков, так как стилизованные иллюстрации могли иметь связь с функционированием организма человека. Но язык текста был абсолютно неизвестен. А переплёт из синеватой кожи, не подходящей ни одному их живущих в природе существ представлял ещё одну загадку.
Наставник его деда сделал предположение, что рукопись могла являться печально известной "синей книгой". Её считали первоистоком сатанизма. Сводом его заветов. Книгой Верховного мага с заклинаниями и молитвами обращёнными к Тёмным богам.
-Сатанизм, как почитание «Тёмных богов» — Природы в аспекте её мощи и гнева, берёт своё начало в древнем язычестве. Язычник не только верит в существование злого духа, но и служит ему. «Злой дух» — а по сути, воплощение грозной мощи Природы — для него такое же божество, как и «добрый дух». При этом гневным «тёмным богам» Природы, судьям человечества за порой варварское уничтожение лесов и животных, кровавые войны, насилия и убийства и их умиротворению придавалось не меньшее, а зачастую и большее значение, нежели «светлым» духам-покровителям. С самого начала имело место не поклонение, а именно почитание каких-либо сущностей. Большинство сатанистов любого толка имеют принципом гордость — и среди них считается, что поклонение кому-либо унижает подлинного сатаниста. Однако часть сатанистов — люцифереане наоборот считали и считают образ Люцифера (слово сатана ими практически не используется) как изначально светлый и позитивный образ. Христианство заняло по отношению к этому духу совершенно иную позицию. Признавая формально его существование, не думая его отрицать, введя это положение в догмат, оно объявило «злого духа», то есть языческий образ бога-царя, рогатого Цернуроса, повелителя стихийной мощи — сатаной (то есть противником), врагом благого божества, как бы противоположением божества. В христианстве всякая попытка обращения к сатане, как к высшему духу, является богоотступничеством,- процитировал мне Сильвер.
Я услышала голос одного из прихожан - скрипучий и неприятный, и заданный вопрос только добавил мне уверенности в моей правоте.
-И чем почитание богов Природы так уязвило христианскую церковь? Может, если бы люди шли за этими богами, мы не пришли бы к вырождению человека. К такому состоянию, как сегодня..
-Христианская вера,- мягко сказал отец Пётр,- заботится о совершенствовании души, а языческие природные культы потакали животным инстинктам в человеческом теле, которое Господь тем и отделил от животных, что дал ему эту бессмертную душу.
Скрипучий смешок был прерван ропотом возмущённой паствы и любознательный прихожанин, видимо, вынужден был покинуть собрание. И, судя по шуму, не совсем по своей воле.
Я зевнула ещё раз. Теперь с чувством удовлетворения. И закрыла глаза.

Когда я увидела занавешенные окна спящего борделя, раздражение оттого, что меня не разбудили пораньше, исчезло.
-Конечно, у девиц совиный ритм жизни, они всю ночь в поте.. не лица конечно.. Фу, пошлятина всякая в голову лезет.
Возле красной солидной двери висел пресловутый, красный же, фонарь. Больше как символ, конечно. И тут же деревенская лавочка под окошком. Под раскидистой стапой липой. На лавке конопатая девчонка плевалась семечками и болтала ногами.
-Ты здесь живёшь?- удивлённо спросила я, шлёпаясь на, вытертую задами, лавку рядом с маленькой простушкой.
-Не-а,- затрясла пшеничными косичками она,- мамка работает, убирается. Я тоже ей помогала.
Она хвастливо сморщила нос.
-Вот, тётенька семечек дала.
Дверь открылась и на порог вышла та самая тётенька. Дунул ветерок. Пятна солнышка, пробивающегося сквозь листву, пошли рябью. А тётенькин, и без того откровенный, пеньюарчик сдул на сторону, открывая пухлые ляжки.
-Пашка, мамка зовёт,- лениво процедила тётка и с интересом поглядела на мою изумрудную прядь в волосах.
Девчонка юркнула внутрь.
-Работу ищешь?- спросила она, уже явно обращаясь ко мне.
-Да, в основном, она меня,- пошутила я.
Ничего удивительного в том, что бордельная мамка заинтересовалась такой малолеткой, как я, не было. Мои сверстницы частенько были уже опытными работницами. Незаконнорожденные зарабатывали свой хлеб как могли. И такой высококласный бордель, как у Алика был ещё не худшим выходом.
-А-а-а,- протянула она,- ты та девушка, что должна прийти от босса?
-Она самая.
-Я думала ты старше.
-А я думала бог еврей. А оказалось сын божий.


Вернуться к началу
СообщениеДобавлено: Сб июл 11, 2015 1:51 pm 
Не в сети
Ветеран форума
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Вс апр 17, 2005 4:45 pm
Сообщения: 5980
Тётка хмыкнула.
-Наверное, потому у них национальность по-матери. Заходи,- мотнула она нечёсанной башкой и лыбясь во весь испомаженный рот.
Я поднялась и прошла в затемнённую гостинную, в которой наводили порядок, после ночной пирушки, блёклая дебелая бабёха и мелкая вертлявая Пашка.
Мамка откинула штору на одном из окон и завозилась с кофемашиной.
-Хороший у вас кофеёк,- оценила я результат её трудов, отхлебнув первый глоток.
-Таська ещё не поднялась. Алик сказал, тебе она нужна?
-Похоже. Вот распрошу, тогда буду знать точно.
-Паш, а Паш, сбегай на второй этаж, разбуди Таську.
-А она драться не будет? Я уж её раз будила, так она в меня туфлей запустила, рожу каблуком расцарапала.
-Сказала разбуди, значит разбуди. Твоей пёстрой мордахе это повредить не сможет. В шлюхах тебе карьеры не сделать, а убираться и с фингалом можно,- довольно жестоко, как на мой взгляд констатировала мамка.
Девчонка пошла по лестнице, шмыгая носом, а когда тётка отвернулась показала ей язык.
-Я всё вижу,- рявкнула та, как будто и впрямь глаза на спине имела и мелкая затопотала по лестнице, словно получила пинок под нескладный зад.
Очень скоро послышался визг и грохот. Маленькая негодница ссыпалась по ступенькам с хитрым выражением в прищуренных глазёнках. Следом мчалась разозлённая девица. Надо понимать Таська. Хорошенькая! Как феечка.. И взбешённая, как разбуженный вампир.
Пашка юркнула за спину мамки.
Бешенная девица, увидев незнакомое лицо, притормозила на повороте. Всё таки выучка у Алькиных "бабочек" манежная. Воображаемый удар хлыста и короткое "алле!" в глазах, только кажущейся ленивой, дрессировщицы и летящая пантера уже стелется по опилкам цирковой арены.
Прозрачные тряпочки ничуть не срывали совершенно голого тела, мягкая грация которого оставила привкус мороженной клюквы в моём завистливом организме. Какая бы девушка не скисла от этого розового зефира в кружевах.
-Я бы выпила кофейку, Стефочка?- вопросительно обратилась она к мамке.
-Выпей, выпей,- с искорками смеха в глазах ответила та.
Пританцовывая на пальчиках босых ножек, притворщица обошла кресло, в котором устроилась Стефа, как будто не видя скорчившуюся за ним Пашку. Но, как только та оказалась у неё за спиной и расслабилась, быстро обернулась и влепила ей щелбана.
С опытом борднльной девицы ничего не стоило по пар взглядов определить неформальность обстановки.
Соблазнительная попка в "фельдиперсах" завертелась у кофеварки. Что такое фельдиперсы я не помнила, но как-то связывала их в уме с хорошенькими девушками.
Наконец все приготовления были закончены и я оказалась напротив своей свидетельницы. Правда, продолжая как дурочка пялиться на её неприкрытую грудь с торчащими коричневыми сосочками.
-Неделю назад,- сухо сказала я, злясь на свою неотёсанность,- у вас был клиент с заметной приметой - металлическими ногтями..

Таська оказалась умненькой и приметливой девчонкой. Если бы не её профессиональное бесстыдство, которое меня и смущало и дразнило одновременно, мы бы может даже подружились. Но я всё время себя сдерживала, чувствуя, подогреваемый сканером, разгул физиологии.
А по делу она рассказала следующее. Тип, которым я интересовалась, появляется раз в неделю и как раз сегодня вечером должен появиться в "Афродите". По описанию можно было понять, что, кроме вышеупомянутых ногтей, ничего общего с "монтёром" он не имел. А значит это всё таки какая-то группа. Секта или что-то типа..
Я обязательно должна выследить этого типа. Он вряд ли ожидает этого, приходя в знакомое место. Значит я должна приготовиться к ночной работе и мне надо вернуться домой, подготовиться и отдохнуть.
Однако я позабыла, что раздала задания своим добровольным помощникам. Работа в команде мне несколько непривычна. А вот Гера и Тимур соответственно были в этом, как рыбы в воде. Герасим прекрасно пообщался с Аликом и его канцелярией и вычислил несколько подходящих адресов. Тимка перешерстил всё, что касалось сведений о сектах действующих в городской черте и даже о наличии убийств похожей виктимологии за последние пару лет. Даже список до сих пор не обнаруженных пропавших ЧМошников с подробными описаниями и подробностями происшествий прихватил.
И они уже собирались без меня чесать по адресам. Увлеклись любимой работой.
-Эй,- нарочито помахала я ладошкой у Тимки перед глазами и ревниво надулась,- напоминаю, это моё дело. Могли бы хотя бы подождать.
-Так ты же не сообщаешь никому, когда явишься. А время не терпит,- влез с наставлениями Герасим. И, раз ты уже здесь, больше поводов задерживаться нет, по дороге договорим.
Я, всё ещё продолжая дуться, втиснулась в машину Тимура, между двумя Алькиными боевиками, которых он отрядил нам, если мы вдруг столкнёмся не с одним неофитом-сектантом, а целой группой фанатиков-убийц. Смотри-ка, босс, как никогда серьёзен и намерен не имитировать бурную деятельность, а и впрямь действовать. Видимо отношения с религиозными лидерами имеют ещё какую-то, неизвестную мне, подоплёку. Раз он так старается. Или урон Алькиному авторитету пришёлся в уж больно не вовремя.
В общем говорить было особо не о чем. Мы направлялись на самый перспективный из обнаруженных Герой адресов. За две улицы от места убийства, но большая часть дороги, от квартиры до места обнаружения трупа, проходит через стройку. Точнее место ремонтных работ большого куска наземной линии метро. Какое-то время она не использовалась, а теперь у города дошли до неё руки. Ночью работы не велись и по территории стройки можно было пронести труп или бесчувственное тело священника подальше от места проживания убийц.
Если там ничего не найдём была ещё пара-тройка адресов. Но в пользу этого говорило ещё и наличие сада смежного с высоким забором отгораживающим огромную территорию действующей птицефабрики.
Тимур, по своей линии расследования, нашёл только несколько пропавших, которые по сведеньям друзей и родственников по складу характера могли приобщиться к сектантству, так как были либо неуравновешенными натурами, либо находились в ситуации стресса или одержимости странными идеями. Сопоставив их с направлением которое нашла я, мы выделили по меньшей мере троих подходящих потеряшек. Из которых один даже походил по описанию на нашего навязшего на зубах "монтёра".

Когда мы подъехали, над городом собрались чернющие тучи и в отдалении уже посверкивали дальние молнии. На минуту мне показалось, что один из равнодушных богов, ради минутной благосклонности которых, люди так любят резать друг дружку, решил обозначить своё присутствие. Может даже тот самый - рогатый бог.. Я поёжилась. Не от страха, просто налетел холодный порыв ветра.
В квартире тоже было темно, несмотря на незанавешенные окна, одно их которых выходило в сад, густо заросший старыми, давно не резанными плодовыми деревьями.
В моём саду они были такими же старыми, но Герасим так безжалостно расчистил кроны, обрезав некоторые почти до самых стволов, что сад стал светлым и весёлым. Некоторые из обрубков пустили молодые и здоровые выгонки и в этом году на них уже повисло по несколько плодов.
Этот сад стоял по нижние ветки в зарослях крапивы и дикой сливы и тот, кому для каких-то целей захотелось бы пробраться к едва виднеющемуся забору, был бы исколот жгучими листьями и древесными колючками, торчащими из молодых дичек.
Комната была пуста. Оказалось обитатели покинули её, несмотря на то, что аренда была оплачена до конца месяца. Это только утвердило нас на мысли, что мы там, где должны быть. Дом был таким же старым, как сад. Даже старше. Я никогда не видела дощатых полов, крашенных масляной краской. Пол был тёмно-красного цвета. Как венозная кровь. Сколько ему лет? Может сто?
Ни одной, даже самой маленькой вещички, которая могла бы хоть что-то сказать о квартирантах, в доме не осталось. Только на краске пола виднелись лёгкие царапины. Я встала на коленки и пригнула голову к самому полу, глядя под углом к свету. С трудом угадался рисунок затёртой пентаграммы. Я поднялась и с разочарованием огляделась.
Под моими ногами нарисовался Синдж, который всю дорогу выплясывал на моих коленках, а по приезде незамедлительно исчез. Его куцый, после последнего приключения, хвостишко едва поспевал за его же любопытным носом. Сейчас он подпрыгивал на месте с таким нетерпением, что было нетрудно догадаться - отыскалось что-то весьма интересное.
Я немедленно направилась за ним и гордый следопыт вывел меня в сад. Он поскрёб землю в ничем не примечательном уголке сада. Обломив здоровущую сухую ветку, один из Алькиных мордоворотов показал, что в крепкой черепушке ещё и мозги присутствуют. Несколькими взмахами он очистил около двух квадратных метров площади, засыпанных сухими листьями и веточками и стало очётливо видно где копали. Синдж засучил быстрыми лапками и я подумала, что поисками лопаты можно не заморачиваться, настолько быстро полетела в стороны земля.
Когда под маленьким кладоискателем что-то блеснуло, я тихонько отпихнула крыса и аккуратно стала отодвигать землю руками. Все наклонились с напряжёнными лицами и впрямь похожими на лица искателей припрятанных сокровищ.
В ямке обнаружился маленький гробик, задрапированный чёрным, огарки чёрных свечей и чёрная же мантия с капюшоном. А блестела серебряная чаша. Когда развернулся тонкий шёлковый материал из него выпал серебряный колокольчик и слабо звякнул о землю, за ним нож с деревянной резной ручкой и чеканной гардой. И там и там узор напоминал арабскую вязь. Я взяла его в руку, прикрыв её тканью мантии. Лезвие длиной в 15 сантиметров вполне могло быть орудием убийства. Тем более, что на нём явственно были видны следы запёкшейся крови.
- Аль-дамм — ритуальный клинок для жертвоприношений, применяемый у древних сект Малой Азии и Индии, поклонявшихся Луне (двурогому господину). Первоначально аль-дамм был орудием кузнеца, который и являлся воплощением господина двурогих во время проведения колдовских ритуалов. Бытует мнение, что колдовство как самостоятельный культ берет свое начало именно у двурогих. Наиболее древние секты даже в то время часто были тайными, и записи, если таковые создавались, неизвестны современной науке,- забормотал в моей голове Сильвер,- в европейских колдовских мистериях назывался атам. У поклонников рогатого бога пукояти иногда делались из кости или позвонков животных. Чаще всего волка. Или отделывались шкурой. Чтоб подчеркнуть его покровительство природе.
Кинжал - обоюдоострый, с плоской гранью с одной стороны и ребром с другой (трехгранный) и с чёрной рукояткой был удивительно красив. Даже странно было, что его бросили тут в яме.
-После того, как ритуальный клинок напьётся крови, он теряет силу и не годится для других церемоний,- добавил чип.
Я передала нож Тимке и он упаковал его в стандартный пакет. Уж проверить отпечатки и пробить их по базе можно и не подключая криминалистов.
Наступила очередь другого предмета. Гробик. Когда я потянулась к нему, здоровый лоб, Алькин боевик, сдавленно охнул и попятился. Даже в раже отрицательно головой замотал. Очевидно, это должно было означать, что трогать ТАКИЕ! вещи я не должна. Меня пробрала дрожь, но, если я начну вестись на оккультные штучки, да ещё и демонстрировать это, то дождусь, что меня в самый ответственный момент эти кони подведут. Это меня не устраивало. Я нахально хмыкнула и открыла крышку страшненькой игрушки.
Внутри, исколотая как ёж, множеством тоненьких булавочек, лежала восковая фигурка, видимо, изображавшая отца Петра с прорисованным крестиком на груди. Пятна крови покрывали её, но запах крови перебивался отчётливым запахом мускуса.
-Странно, а я считала, что это процедура для убийственного проклятия.. Зачем же реально убивать после такого ритуала?
Гера согласно кивнул головой. Тимур пожал плечами. Тот из Алькиных, что был поумней и покрепче духом, криво ухмыльнулся.
-Босс не всегда находится рядом с подчинёнными. И не всегда всё идёт по задуманному.
-Ты хочешь сказать, что священник мог очнуться не вовремя или кто-то из паствы имел свои счёты с батюшкой?
Громила поднял брови, продолжая всё так же хитро ухмыляться. Я присвистнула.
-Почему нет.. Пожалуй, стоит сказать Алику присмотреться к парню. Это хорошо иметь умных помощников. Но не стоит подставлять им спину. Мой босс меня покуда устраивал.
Громыхнуло так, что я чуть не уронила гроб назад в ямку. Мужички быстренько собрали найденное барахлишко и мы побежали назад к машине. Ясно было, что искать здесь больше нечего. Жильцы давно покинули квартиру. Вопрос с принадлежностью преступников к секте тоже был подтверждён. Теперь осталось выследить логово этого зверинца. И моё дело будет сделано. Я ищейка. А охотник пусть прийдёт за мной. Судить и карать не моего ума дело. Не хочу больше.
Дождь стекал по стеклу целыми потоками. Ехали медленно. За всю свою сознательную жизнь не видела такого ливня. Как будто въезжаешь в водопад. В конце концов Тимур просто остановился на обочине.
-Переждём,- чуть виновато сказал он,- совсем ничего не видно, ещё собьём кого-нибудь.
-Какой дурак будет шляться под таким потопом?- по привычке возразила я, не потому, что так уж сильно спешила, а просто возражать Тимке стало условным рефлексом.
-Похоже секта всё таки есть, но каким-то образом успешно конспирируется,- высказал Гера общее сомнение.
-Вот я и прослежу за нашим сластолюбцем. Он меня прямёхонько к своим и доставит. Вот только дождь бы не помешал.
-Такой сильный надолго не зарядит,- Гера выглянул в окошко,- по-моему уже не так льёт.
-Ты по прежнему хочешь идти сама? Не боишься?
Аликов умник с интересом смотрел на меня. До этого случая мы с ним не встречались. Хотя я знала многих парней из клана.
-А чего мне бояться? Я ведь обычно даже не держу того за кем слежу в поле зрения. Синдж меня ведёт по следу.
-Да, знатный у тебя помощник. Только уж больно здоровый. Днём такого кто увидит на улице, крик подымет.
-Не боись, крыс умеет прятаться. Его увидит только тот, кому он позволит. А я пойду ночью. А там, как говорят, все кошки серы.. Кроме того, моя работа не бояться, а думать.
-Сколько там в твоей махонькой головёнке мозгов, чтоб такое большое о себе иметь мнение? - осклабился трусливый амбал.
-А ты дядя закон Страшилы знаешь? Даже если у тебя в башке вместо мозгов солома пополам с булавками, главное, уверенность, что ты настолько умней самого Гудвина, что можешь сделать вид, что он волшебник.
-Чего?- ошалело уставился на меня громила.
-Конечно, -усмехнулась я,- Страшил, разных и всяких, этот качок навиделся. Вот Гудвин для него в новинку. Небось сидит сейчас в ступоре и думает, почему такого погонялова не знает.
Остальные, судя по хитрым рожам, в мой закон вкурили. Даже дружок-пирожок нашего тугодума. Определённо У Алика подрастает конкурент. Только Алик по пирожкам дока. Что не съест, то понадкусывает.
До дому мы добрались уже в сумерках. На кухне, за кружевной занавесочкой горела лампа и мелькала полноватая уютная фигура Катерины. Она возилась по каким-то нескончаемым хозяйственным делам. Я тяжело вздохнула.
-Не быть мне настоящей хозяйкой, на меня все эти заботы по дому навевают тоску. До судороги в челюстях. А вот ночное приключение наоборот вызывает прилив радости и нетерпеливую дрожь. Только вот поесть не мешает. Чего там они с Ксенькой наготовили? Интересненько..
В животе коротко булькнуло, а потом голодный зверёныш заурчал так требовательно, что парни в машине заржали.
-Как такой мощный аппетит позволяет тебе оставаться такой тощей?- завистливо проговорил умник, у которого, при всех его накачаных мышцах, небольшой животик присутствовал. И вполне вероятно, что он тратил на борьбу с ним немало времени.
-Правильный гормональный фон и любовь к опасным приключениям. Я адреналинщица. А это - самое то для быстрого обмена веществ,- поумничала я, вспоминая лекции Сильвера.
Войдя на кухню, я несколько скисла, поскольку мой ухажёр баловался чайком с выпечкой, а у меня маковой росинки, что называется... Хорошего настроения это мне не добавило.
-Закон Карлсона,- пробурчала я с порога,- если ты обаятельный мужчина подходящего для ухаживания возраста, тебе по-любому лучшие плюшки достанутся..
Торин моего бурчания не воспринял и вскочил, обрадованно елозя по мне влюблённым взглядом.
Я же цапнула пирожок из тарелки и смылась вверх по лестнице.
-Руки кто мыть будет!- неслось мне вслед очередное нравоучение Катерины.
А спину сверлил взгляд неудовлетворённой любви.
-Ха-ха! Теперь точно за мной увяжется. Ну, подожди, я тебе устрою приключение!
Всю дорогу я соображала как бы мне потереться в борделе и разведать чего, задавая нужные наводящие вопросы. Только непонятно было как при этом не попасть в неприятности. Слежка слежкой, а лишние сведенья ещё ни одному детективу не помешали. Теперь мне в голову пришла идиотская мысль, что я могу изобразить новую красотку Афродиты, а Торин моего кавалера.
Почему эта мысль идиотская я поняла, когда выплыла из комнаты Таськи в самом закрытом, из найденных во всём доме терпимости, неглиже и с наглым видом, но внутри трясясь от хаоса разнообразных пугающих чувств, брякнулась на колени Торину. Он до корней волос залился такой яркой краской, что мне казалось у меня вспыхнет платье. Одновременно с ощущением чего-то живого и упругого под моим тощим задом, в мозги ударил сканер. Если бы я не упражнялась с ним ежедневно, мой первый короткий обморок показался бы мне за счастье. Однако волна желания, почти болезнная по своей силе прокатилась от низа живота и застряла комом в горле.
Нас обоих била дрожь до такой степени, что мы выпали из общего весёлого гомона уже подвыпившей компании парочек, заливавшихся спиртным перед тем, как скрыться в комнатушках на втором этаже.
-Смотри-ка, а эта новенькая горячая штучка! Не робей парень, с такой первый опыт за счастье!
На нас, жадно облизывая губы, беззастенчиво пялился не только мой объект, с железными коготками, но и все мужики в борделе. Их руки продолжали тискать телеса девиц, расположившихся вольготно в их объятьях, но волна, долбанувшая из сканера, накрыла не только нас.
-Похоже сведений мне не добыть,- с ужасом подумала я,- хоть бы не спровоцировать груповое изнасилование.
Я, облившись холодным потом, потянула Торина в Таськину комнату, уже не думая, что произойдёт между нами наедине. Только бы скрыться от этих шарящих по мне сальных взглядов, распаляющихся с каждой секундой всё больше.
-Ну, по крайней мере, страстный секс сегодня обеспечен даже импотентам,- ловя заметное разочарование остающихся внизу, с неподающимся укрощению возбуждением и каким-то скрытым торжеством подумала я.
Мои неполные четырнадцать в борделе не вызывали никакого отторжения. Даже наоборот, эти пресыщеные жизнью самцы были падки на "кошачью мяту". Так называли проституток тинейджерского возраста, сладостно шлёпая раскатанными губами.
В диггерских кланах девушки считались взрослыми с пятнадцати. Но иногда старшие женщины давали разрешение на брак и пораньше, если вдруг случалась молодая любовь и девушка была готова к деторождению.
Мне бы никакая из диггерских дам близость с юношей не позволила, исходя из моей хилой конституции. Но, когда мы оказалась с Торином в полумраке Таськиной комнаты, с предусмотрительно приготовленой постелью и прочими нескромными атрибутами разложеными на самом виду, да ещё распалённые действием сканера, который накручивал наше желание по спирали гоня его от одного к другому..
Короче, у нас обоих сорвало крышу. У меня, естественно, это был первый опыт. Насчёт Торина не знаю. Определить это мне было не по силам. Да и накакой возможности об этом думать тоже. Как только мы захлопнули за собой двери, руки, сумасшедшего от возбуждения парня, прижали меня к разгорячённому телу так сильно, что я чуть не задохнулась. Он так жадно терзал мои губы, что казалось, хочет выпить меня до дна. Во мне всё горело и ждало чего-то неизбежного, что одежда, которую Торин рвал с меня, казалась лишней и ненужной. Куда-то пропало чувство стыда за своё тоненькое тело. Наоборот сейчас оно казалось мне гибким и сильным. Как только его кожа коснулась моей, между нами пробежала острая болезненная волна и я уже не думая обхватила руками его шею и, подпрыгнув, обвила его сильные бёдра ногами.
Он на секунду отстранился, опустив меня на постель и потянулся к Таськиным запасам.
Я уже не могла ждать его ни секунды, но, видимо, он всё таки боялся за моё хиленькое юное тело и не мог не подумать, чего могло ему стоить такое несвоевременное материнство.
-Ах вы паршивцы!- Стефа ворвалась в комнату в самый неподходящий момент.
А какой момент в нашем случае мог быть подходящим? Разве что тот, когда ещё ничего не случилось. Но всё случилось. Не знаю к счастью или к сожалению. Один момент острой боли, когда он вошёл в меня, пропал в вихре таких незнакомых и таких жарких ощущений.
Стефа появилась в тот момент, когда мы передохнув уже были готовы снова потянуться друг к дружке.
-Чёрт!- Конечно, бордельная мамка была далека от морализаторства. Она насмотрелась секса с девчонками и помоложе меня. Но момент для нас с Торином был убийственным. Мы как-будто мгновенно протрезвели. Ощущение ледяного душа по нашим разгорячённым обнажённым телам.
Торин набросил на нас простыню и стиснул зубы от стыда и раскаянья. Я тоже была смущена, но, к моему собственному неудовольствию, намного меньше. Наверное, сказывался тот самый чёрт противоречия, который сидел во мне куда как раньше сканера, а может и раньше чипа. Я всегда была упрямым и своевольным ребёнком. И то, что случилось между нами с Торином никого не касалось.
Но Стефа, как я уже сказала, заявилась не стыдить нас и не учить жить. Она хохотала и бесцеремонно поглядывала на мускулистую грудь моего партнёра. Во мне, в первый раз с момента потери моей первой детской любви, завозилась ревность.
-Моё!- уже завопило женское чувство собственницы.
-Что вы натворили с моими клиентами? Ты им часом возбудителя не плеснула?
Хорошо, что она не стала уточнять для чего мы его сами нахлебались..
Больше спускаться вниз я не рискнула. Торин поглядывал на меня с таким откровенным страхом и виной в глазах, что я уже была готова обнять и приласкать его, но прикинув чем это может обернуться тормознула. Но пугать его до полусмерти и изводить мучениями его и так черезчур ответственной совести у меня планов не было. В конце концов он ни в чём не виноват. Молодой здоровый чужской организм и так от влюблённости переполненный гормонами плюс дьявольская машинка в моей голове. Я сама всё спровоцировала и почему-то ни капельки об этом не жалела.
-Ну четырнадцать, без трёх месяцев. Ну так и Торину не тридцать,- с совсем небольшим чувством раскаянья подумала я,- ой... вот только бы Герасим не узнал. Вот кто Торину башню снесёт! Хоть бы этот правильный свататься к нему не полез.
Я смотрела на очевидные метания несчастного парня и думала что бы такое сказать.. чтоб соблюсти равновесие. Я уже его обрела совершенно и поняла, что меня и раньше тянуло к Торину, но моё упрямство и нежелание зависимости от кого бы то ни было, меня сдерживало. И терять я его больше не хотела. Стоило только на секунду вспомнить о.. нет, нет.. в животе опять зашевелился пушистый щекотный комочек.
-Торин,- не сумев сдержать неожиданной нежности в голосе и тут же переменив его на более жёсткий и хрипловатый, начала я,- не изводи себя, пожалуйста. Я ни о чём не жалею, но только,.. конечно, всё это как-то рановато. Ты можешь считать меня своей девушкой.. но.. пока не надо об этом никому говорить. Слышишь? Ни-ко-му.
Мы стояли в темноте за толстым стволом липы. К нашим ногам жался Синджик, который хоть и оставался ждать нас снаружи, прекрасно почувствовал перемену в наших отношениях. Мы боялись коснуться друг дружки, между нашими телами и так как-будто плескалась горячая лава. Так что, когда встрепенулся Синдж, давая понять, что наш объект показался в дверях, мы оба коротко и с облегчением выдохнули.
Хотя была глухая ночь, мы отпустили его довольно далеко. Хорошо, что дождь, прошедший днём, оказался на сегодня единственным и упустить след для Синджа было нереально. Насколько далеко нам прийдётся идти мы не знали. Но знали, что машины у нашего сектанта не было. Почему знали? Да Таська сказала, что напрашивалась съездить покутить с кавалером и он заявил, что колёс у него нет. Иначе нас страховал бы Тимур.
Мы долго кружили по переулкам и всё к городской окраине. Наконец Синдж привёл нас к спуску в подземку и мы с Торином переглянулись. Тут уже начиналась территория и ответственность кланов, она же нарисовалась на лице одного из его разведчиков.
-Где мы?- шёпотом спросила я после получаса быстрой ходьбы по неглубоким тоннелям.
-Уже за городом,- с явственным чувством обеспокоенности ответил Торин,- там нет ни одного нашего поселения. Что будет, если он поднимется наверх? Вдруг он один из тех, кому не страшен вирус? Это бы многое объяснило.
Торин был в курсе моего расследования. Пока мы ужинали и собирались на дело, я, конечно, всё ему рассказала. Мне же надо было узнать его соображения по поводу возможных подземных перемещений и места обитания сектантов. Правда, тут меня ничем не порадовали. И теперь было кажется понятно почему.
Безопасно проверить Торина на чувствительность к вирусу, как и кого либо другого, вобщем-то, у меня не было шансов. Все наши с Ольгой предположения так и оставались предположениями. Что давало защиту от вируса мне я не знала. Может быть где-то в закрытых институтах новой власти и выяснили что-либо, но только ни Владимиру Семёновичу, ни уж тем более Тимке, это известно не было.
-Если он поднимется, я тебя одну не отпущу,- дрожащим голосом пробормотал Торин.
И, естественно, нарвался. На мою декларацию независимости. На мою плюющуюся кобру. На упрямую заразу, которая тут же вызверилась и зашипела на незадачливого защитника.
-А кто тебя будет спрашивать!?- орала я шёпотом. Никакого противоречия в этом не было. Я прекрасно умею орать шёпотом. Звук в подземке разносится далеко,- то, что ты мой парень, не даёт тебе никакого права на мою личную жизнь. И не говори, что ты этого не понимал, начиная наши отношения. Мы не первый день знакомы. И на всякий случай, повторю для тебя в первый и последний раз, никаких гендерных ограничений в отношении меня не планируй! Иначе всё кончится толком не начавшись.
Ввернув фразу "мой парень", я подсластила горькую пилюлю, но и на самом деле я не собиралась лишаться своей обожаемой независимости только потому, что он такой..
Я оборвала свои, снова затыкавшиеся в живот, сладкие воспоминания. Но Торин всё равно их почувствовал и, как-будто от отчаянного страха за меня, обхватил мои плечи и быстро приник к моим губам.
Меня тряхнуло и я изо всех сил оттолкнула его.
-Не смей! Не делай так больше только потому, что боишься за меня!
Торин потупился, но кажется не обиделся. Я уже чувствовала каждый ньюанс его настроения и, кажется, с ним происходило то же самое.
-Вот и прекрасно,- обрадовалась я,- по крайней мере, недопониманий и глупых подозрений между нами не будет точно.
Я не знаю какой между людьми должен быть секс. Маловато опыта. Но подозреваю, что и тут сканер даст всем фору сто очков вперёд. Надо полагать для нас обоих. Так что и тут у меня конкуренток не будет. Эта внезапно возникшая мысль меня не на шутку порадовала. Я показала язык в сторонку невидимой предполагаемой соперницы.
-А вот не будет у меня больше никакой несчастной любви! Тимке небось такое и не снилось,- по привычке подумала я и поймала себя на мысли, что не чувствую по отношению к нему никакой прежней влюблённости.
Страхи Торина оправдались. Ночной гуляка возвращался куда-то, что располагалось далеко за территорией города и я не собиралась останавливаться.
-Ты учти,- набычившись сказал Торин,- если ты не вернёшься через пару часов, я пойду тебя искать.
-И чем ты мне поможешь, если заболеешь?- вызверилась я на него,- жди пока не появлюсь я или в крайнем случае Синдж. Заболеть я не могу. Если меня захотят убить, ты всё равно не успеешь. А, если попаду в плен, чеши к Тимке. Он хоть костюмы биозащиты достать сможет. Жаль мы такого исхода раньше не предположили, а то не стоял бы ты сейчас здесь такой разнесчастный и не сверлил меня укоряющим взглядом. Мне бы с тобой тоже спокойнее было.
Я попыталась таким манером успокоить парня, но кажется сделала только хуже и в его глаза плеснуло отчаянье.
-Ну, ёлки!- со злостью пробормотала я и, не оглядываясь больше, роспешила наверх.
Идти по незнакомому лесу было страшно. И людей, в отличие от многих других мнений на этот счёт, я опасалась меньше, чем никогда не виденных мной зверей. Нет, мне их показывали. На картинках. Но реальных животных я видела в жизни немного. А лес, несмотря на то, что город был совсем не далеко, выглядел действительно диким. Поэтому, когда в пяти метрах дорогу мне перешёл лось, я задохнулась от ужаса. Никогда не думала, что он такой огромный! Рога - чуть не метр в размахе.
На самом деле, откуда мне знать, что бывают и побольше. Зверь шёл спокойно и горделиво и ничуть не боялся меня. А вот я просто оцепенела. Зато Синдж зашипел и сделал короткий хищный рывок в сторону рогатого великана. Я едва не заорала с перепугу. А как же! Крыс, здоровущий по меркам крысов, малютка по сравнению с этим зверюгой.
Но лось трусливо взбрыкнул и скрылся в чаще. А мой храбрый проводник затрусил по едва видной тропке между деревьев. Начинало чуть сереть и послышались голоса птиц тут и там. Я старалась идти осторожно. Звуки здесь разносились ещё дальше, чем в подземке.
Поэтому, когда я услышала голоса, то стала приближаться с удвоеной осторожностью а, когда смогла разобрать отдельные слова, остановилась за стволом огромного дуба.
-Где ты шляешься по ночам, бестолочь? Через полчаса обряд посвящения моего неофита. Если Сын Рогатого узнает про твоё своеволие, попадёшь на муравейник.
-Сын Рогатого? На муравейник?- я не понимала о чём они говорят.
-На муравейник или рядом с ним укладывали преступников осуждённых на казнь или пытку,- услужливо подсказал Сильвер.
Я зашипела. Муравьи в саду меня кусали. Больно!..
-А зачем ему об этом знать,- сладеньким голоском шантажиста заявил гуляка,- я же не сказал жрецу, как и кто на самом деле прикончил священника.. Он до сих пор считает, что тот жертва обряда проклятия, а смерть его - это воля Рогатого бога.
Я тихонько ахнула. Где-то здесь, совсем рядом находился убийца отца Петра. Вот это вышла так вышла! Мне во что бы то ни стало надо его увидеть. Стараясь двигаться так тихо, как только могла, я подбиралась к собеседникам. А разговор меж тем продолжался и мне было слышно каждое слово.
-Мой ученик просто перестарался. Он фанатично предан Богу Леса, нашему отцу и покровителю и, когда священник отказался вернуть общине Синюю книгу, да ещё и сказал, что пожертвовал её миссии и она находится среди христиан - главных хулителей Рогатого, превративших его из Бога покровителя природы, в Дьявола.. Он просто вышел из себя и решил помочь каре божьей. Он явился ко мне такой гордый совершённым.
-Да ладно, ты же знаешь, он просто псих! И кто его просил убивать попа рядом с нашим городским убежищем?
-Неправда. Он не псих. Когда-нибудь он будет избран новым Сыном!
-Когда-нибудь, и вполне возможно час этот не так далёк, как тебе кажется, он подставит всех нас. Кто-то уже озаботился этим убийством. Ты ведь не зря отправляешь Посредника следить за расследованием.
-Лам сказал, что к жене попа приходила какая-то девчонка. Это несерьёзно. Миссия не может обратится к официальным властям. Они тоже многое скрывают. Идём, до восхода солнца мы должны инициировать нового послушника.
-Или непослушника,- с злорадным хихиканьем скаламбурил гуляка,- гоните его, с его фанатизмом вы ещё наплачетесь. Точно говорю - он псих!
Я видела две уходящие в лес фигуры и уже понимала, что ни один из них убийцей не является. А тот, кто мне нужен, сейчас будет проходить какую-то их церемонию посвящения. Тоесть, его только собираются принимать в ряды, до сих пор безобидной, религиозной группы. Гробики с фигурками не в счёт. Не даром же этот, фанатично верующий в своего бога, неофит полез с помощью небесной воле. Или где там место обитания их Рогатого?
Я тихонько шла за Синджем, всерьёз опасаясь наткнуться на кого-то из членов секты. Правда у меня была заготовлена одна хитрость на случай, если мне вдруг придётся затесаться среди сектантов. Я, конечно, могла только надеяться, что она сработает. Но моё везенье оказалось просто феноменальным.
Синдж затаился и я тоже замерла, прижимаясь к стволику дерева, который едва мог меня заслонить. Мимо прошествовала фигура в чёрном плаще, в паре метров мелькнула ещё одна такая же и я, радуясь, что догадалась прихватить, прикопаный в саду, такой же точно атрибут, торопливо достала его из рюкзачка и накинула на свой чёрный же защитный комбинезончик - подарок Канга. Я влезла в него ещё в борделе, после нашего тесного общения с Торином ( я зябко вздрогнула от воспоминания ). В нём я чувствовала себя действительно в броне. А вот Торину было не сладко. Он облегал моё тело, как перчатка..
Сейчас же я стала похожа на завёрнутые в ткань фигуры, бредущие в сторону поляны с большим плоским камнем посередине.
-Жертвенник,- подсказал Сильвер.
Камень и правда был похож на жертвенник. На нём были выписаны кровью непонятные кривые значки - арабские буквы, если я не ошибаюсь.
-Интересно что они значат,- тихо спросила я у Сильвера.
-"Вав",- так же тихо ответил он,- известна как буква, символизирующая посредника, соединяющего Бога и его Творение; "та" - тайный Путь инициации, гора, чистота, сущность, материальный мир; "алиф" - первая буква имени аллаха(арабского бога,- уточнил он), там ещё много значений, но я полагаю, что здесь это Сатана или Рогатый бог, которого переименовали в Сатану в, последовавших за древней верой, религиях - поскольку он не склоняется ни перед кем: а вот дальше мне не видно..

К камню вышел жрец. На нём была алая мантия. На груди висел небольшой
барабан. На голове оленьи рога. Рядом женщина в такой же алой накидке. Через секунду я поняла, что на голое тело, так как у камня она сбросила её с округлых плеч и улеглась на жертвенник, бесстыдно раскинув ноги.

Жрец, плотоядно покосившись на тело, лежащее в такой призывной позе, закинул голову, закрыл глаза и ударил в барабан изо всей силы, как-будто хотел выбить из себя обуревавшее его желание.

-Бог Леса, Хранитель Земли, Супруг Матери, Сеятель семени, возрождённое зерно! Приди, о, Рогатый!- неожиданно высоким дребезжащим голосом завопил он.

Ритм барабана усилился, стал мощным. Слушатели в чёрных мантиях застучали по утрамбованной земле пятками, ударили ладонями по бёдрам, поддерживая возбуждённый грохот и заголосили хором.

-Ио! Оэ!

Я стояла на самом крае толпы, поближе к спасительному лесу, чтоб в случае чего отступить в, ещё не подсвеченный первыми лучами солнца, лес.

-Ты, безымянный, пришёл сюда, чтоб получить инициирование данное всем, кто желает воцарения нашего Бога!

Жрец подошёл со стороны головы к лежащей жрице, наклонился и впился ей в губы.

-Ты пришёл, чтоб отдать себя Богу, чтоб отдать нам свой поиск, чтоб приобщиться к Природе и её рогатому покровителю.

Он повернулся к стоящим вокруг и обвёл их царственным жестом.

-Я приветствую всех как избранный сын нашего Бога. Он, присутствующий здесь незримо, чтоб запечатать клятвой и жертвой твоё вступление в его семью. Выйди же к алтарю Величайшего из супругов и принеси своё семя в жертву!

Стоящие вокруг загудели на одной ноте и снова ударили себя по бёдрам ладонями. В круг ступил высокий худой мужчина. Голова его была покрыта капюшоном, я не видела его лица, не могла определить его возраст. Даже то, что это мужчина было понятно только по ширине плеч, росту и широкой походке.

-Скорей же, Гюльчатай, открой личико!- внутренне вопила я от нетерпения. Так как дожидаться очевидного продолжения ритуала мне не очень хотелось. Всё чего хотела я - увидеть лицо убийцы. К несчастью, увидеть мне довелось намного больше.

Неофит стоял спиной ко мне и, когда жрец сорвал с него плащ, кроме костлявого зада и сутулой прыщеватой спины я ничего полезного не обнаружила.

Посвящаемый не стал ждать слишком долго. Очевидно он был накачан какой-то возбуждающей дрянью и был вполне готов к "жертве". Кому могло принести пользу дурное семя убийцы мне не было понятно, но бросился на женщину он так быстро и так зарылся лицом в её пышную грудь, что мне оставалось только ждать, чтоб Сильвер успел снять его мерзкую личину. В том, что она мерзкая, я почему-то не сомневалась.

Сам процесс, хотя и не выглядел привлекательно, но поднял во мне волну недавно пережитых воспоминаний.

Неофит зарычал, смотрящие заголосили. Кто-то даже стал задирать свои чёрные плащики и хватать себя за внезапно забеспокоившие их органы. Мой чёртов сканер ударил по ним моей, едва проснувшейся, женской страстью.

Меня затрясло. Жрица, захлёбываясь от реакции собственного тела, завизжала. Ритмично и с силой вдавливающий всего себя в женскую плоть, костлявый наконец поднял голову и захрипел конвульсивно вздрагивая.

Боюсь, это лицо долго будет являтся мне в страшных снах! На подгибающихся ногах я отступила к краю поляны. Жрец, инстинктивно повторявший движения неофита, с трудом взяв себя в руки, со всей дури шарахнул его по потной спине, неизвестно откуда взявшимся, кнутом. По спине потекла кровь.

-Мы рады, что ты пришёл засеять нас своей кровью и дарами. Ты загадка, я ответ. Вначале было жертвоприношение, теперь есть слово, которое станет твоим именем, пока Рогатый не отметит тебя иным. "Ра" - имя тебе, что означает Аскет. Дисциплина. Единство всего сущего и возвращение всего к единому.

В твоём начале мы были. После тебя мы будем. До нас те, кто никогда не назывался. После нас они будут - ждущие. И через этот ритуал станешь, как с нами, так и с ними. Мы ясные, кто облачился в чёрное, встречаем солнце с новым сыном. Через своих детей мы будем обладать Землёй!

Я уходила всё дальше, а вслед неслось.

-Принимаешь ли ты закон Рогатого Бога?

-Принимаю..

-Связываешь себя словом и делом, мыслью и семенем с нами, без страха и сомнений?

-Да,.. связываю.

-Подтверждаешь, в присутствии собрания, что я твой Мастер и учитель, а та, что приняла жертву, твоя Госпожа, пока не подарит Рогатому продолжение твоё...

Последние слова я едва услышала. Скорее догадалась.

-Скорее, под крылышко к своему любимому..

Сама не поверила, что вдруг назвала так Торина. Всё сегодняшнее было для меня слишком. Как-то сразу навалилась усталость и возникла боль внизу живота. А мне ещё столько добираться..

-Как бы мне дома на диванчике получиться? -вспомнила я слова из смешной папиной сказки. Мне вдруг стало стыдно,- что подумал бы отец? Может я распущеная, слишком ранняя для связи с парнем. Он, хоть и не намного старше меня, а по его клановым законам - мужчина. А я глупый ребёнок, который спешит вырасти непонятно зачем. Хотя вокруг уже есть близкие, готовые задержать моё детство, которого, в сущности, так и не случилось..

Я вдруг заплакала, от ноющей боли в животе, от жалости к самой себе, вечно хорохорящейся, от желания зарыться в обьятия Торина, оказавшиеся такими сладкими и надёжными.

Спускаясь по металлическим прутьям лестницы я поскользнулась от изнеможения и Торин, извёвшийся от ожидания, практически поймал меня на руки и прижал к себе. Но, моментально почувствовав в каком я состоянии, быстро усадил меня на брошенную на землю куртку и прислонил к стене.

Он стащил с меня изодранный ветками плащик, который я так и не сняла, спеша поскорее вернуться обратно. А, вобщем, просто забыв о нём. Рванул застёжки комбинезона.

-Что там случилось?- заботливо спрашивал он, обтирая моё тело, покрытое каплями холодного липкого пота, протискивая между конвульсивно сжавшихся зубов фляжку с чем-то жгучим, остро пахнущим.

Я закашлялась от обжигающей рот жидкости.

-Что это?-прохрипела я, открыв рот и маша ладошкой возле него.

-Настойка.. Грибы одни.. на спирту. Для поднятия сил,.. вобщем.

-Фу! Она мне дыру в желудке не прожжёт эта твоя настойка?- уже куда более бойко возмутилась я.

-Не-а,- обрадовался моей привычной злости Торин. Моя слабость пугала его намного больше,- ты давай, хлебни ещё, а то с меня Герасим шкуру сдерёт.

-А он и так с тебя шкуру сдерёт,- не преминула я пошантажировать парня, что носился вокруг меня, как наседка.

Торин побледнел.

-И прав будет. Я сам с ним поговорю. Я виноват.

-Не вздумай!- вскинулась я,- а то я тебя и видеть не захочу! Никому, я тебе говорила!

-Но ты же сама..- замямлил он.

-Я пошутила.. дурак.. никому нет дела, до моего тела,- довольно банально скаламбурила я.

-Это почему же?- теперь уже явно он пытался поддеть меня, бросая довольно красноречивый взгляд на мою расстёгнутую одёжку.

Я нервно запахнула отвороты комбинезона.

-Хватит с меня на сегодня брекс-пекс-секса,- передёрнулась я и в моей голове всплыло, искажённое похотью, лицо убийцы. В моей фантазии он вонзал нож в священника ритмично, как в жрицу этот свой, как его..

-Фаллос,- с энтузиазмом педагога-стахановца подсказал Сильвер.

И я вдруг истерично захохотала. И не могла остановиться. Хотя Торин нежно прижимал меня к себе и гладил, и целовал. Не как женщину. Как маленькую испуганную девочку. Которой наконец досталось слишком много, даже для её храброго сердечка.

Всю обратную дорогу он нёс меня на руках. Сначала я всхлипывала и стучала зубами. Потом согрелась и успокоилась. И, наконец, даже задремала, не отнимая, сцепленых на его шее мёртвой хваткой, рук.

-Ну, вот и как мне идти с тобой такой домой?- жалобно спросил он, снова опустив меня на землю.

Хорошо, что я вовремя захлопнула пасть, из которой уже готова была вылететь грубая шуточка, на тему возвращения в "дом-милый дом" лишившейся девственности и воняющей спиртом, а посему вполне взрослой для собственных решений, хозяйки этого самого дома.

-Давай-ка я сама,- и неуверенно поднялась на ноги. То ли настойка оказалась действенной, то ли силёнок добавилось от сна на руках кавалера, а пошла я довольно бодренько.

Было ещё рано. Но Катерина уже гремела кастрюлями на кухне. Она выглянула на стук двери и открыла было рот, уж не знаю для чего, для нравоучения или сочувствия, но я перебила её не начавшийся монолог.

-Нашла я убийцу..

-Катя всплеснула руками, но вглядевшись в мой потрёпанный видок, задумчиво сморщилась и только проводила меня глазами.

Торин тем временем, воровато юркнул вниз по лестнице в мастерскую. Герасим давно перебрался под мягкий бочок Катерины и на скрипучей койке в его каморке теперь обычно обосновывались гости.

Внезапная страсть к одиночеству Торина меня устраивала. Нечего болтать тут без меня. А я просто обязана вымыться и выспаться. Мне ещё здесь истерики не хватало.

Я влезла под душ и, снова всхлипывая, застирала пятна крови на трусиках. Мне опять стало грустно. Не то чтоб я вдруг пожалела о происшедшем, просто пришла мысль, что теперь детство действительно закончилось. А кто и как будет ловить и наказывать убийцу меня не касалось.

Последнее, что я сделала перед тем, как свалиться в койку - подсоединила шунт и скачала на флешку фоточку убийцы, воспроизведённую Сильвером в тот самый момент "жертвенного экстаза". Пусть полюбуются и не задают слишком много вопросов. Может сама ситуация на снимке сделает их менее словоохотливыми и подсократит любопытство.

Представляю себе как намучаются с вопросами, которые можно мне задать скромники, типа Герасима и Тимки. Опять же моё потрясённое состояние, если они вдруг им озаботятся, а я не сумею его скрыть, можно списать на психологическую травму от увиденного. Флешку я оставила у кровати. На тумбочке. Для нетерпеливых. С сюрпризом..


На приём к кругленькому любителю старинных фолиантов, а так же покопаться в душе, я всё таки попала. Коротенько поведала, что виновный в страшном преступлении найден. Озаботятся наказанием за него стороны, репутация которых пострадала в результате происшедшего. Я выбирала безликие, обкатанные, как камни-голыши, фразы, не говорящие ничего более того, что я хотела поведать служителю культа. Почему-то мне не хотелось сообщать о местонахождении секты. Может интуиция говорила мне о чём-нибудь, может банальное недоверие к власти.

Единственное, что потешило мою любознательность, книга, случайно упомянутая в проповеди и послужившая толчком для безвременной гибели священника и действий фанатика - кандидата в вожделенную семейку рогатого самца-производителя.

Знакомый шуганный монашек принёс небольшую книжицу, завёрнутую в мягкую ткань. Глубокий цвет тёмно-синего переплёта скрывал стопку слежавшихся пергаментных листов с непонятными значками. Цена человеческой жизни.

-Молитвенник для дьявола,- высокопарно заявил священник.

Я коснулась листков пальцами. Книга как книга. Только очень старая. При чём тут дьявол? Кто-то собирал и копил знания для людей. Записывал вручную на эти листки, корпя над ними, возможно, ночами, вместо спокойного сна.

-Не книги убивают, а люди,- бесцветным голосом сказала я священнику,- любое знание можно обернуть и в пользу, и во вред. Не мне вас учить, вы и сами всё знаете.

Конечно он знал. Просто провоцируя меня этим названием, он всё таки глянул одним глазком в мою черепушку. Не мог не доставить себе удовольствия.


А предъяву сектантам сделали диггерские патрули. Поймали давешнего любителя борделей и пригласили через него их рогоносца на сходку с верхушкой диггеров и головкой нашего клана. Их, как ответственных за подземку, через которую проник в город убийца и продолжают пользоваться другие члены "лесного сообщества", как дипломатично их обозвали. И Алика, чьей репутации нанесён основной урон.

В качестве ультиматума было заявлено, "..что ни один долбаный любитель природы не будет допущен в город, пока этот лосиный гарем не прикончит психа, замочившего батюшку..".

Эту тираду озвучил даже не Алик, сидевший с видом монарха, а его умник подчинённый, строивший из себя тупого бандюгана, от чего я, присутствовавшая номинально, в соседнем помещении, и прекрасно зная что из себя представляет оратор, умирала от хохота.

Не знаю, на каком муравейнике почил убийца. Может его затрахал в ритуальном скотоложеском ритуале вышеупомянутый лось. Мне о возможности такого непотребства поведал Сильвер. С общеобразовательными целями. Чип не имел никаких сексуальных ограничений, поскольку эмоционально всё таки не мог прочувствовать моего личного к отношения к оным.

Я же, вспоминая громадное животное встреченное в лесу, холодела от ужаса, представив себе подобный ритуал и такую смерть. Впрочем маленькие муравьишки, жрущие тебя живьём, ничем не лучше.

Какую часть тела принесли боссам в качестве доказательства осуществления приговора, я уже даже узнать не пыталась, чтоб не спровоцировать новых ночных кошмаров.

Закон Шехерезады в действии: лучше выдуманные страшные сказки по ночам, чем реальный кол в заднице утром.


Вернуться к началу
СообщениеДобавлено: Пн июл 20, 2015 7:29 am 
Не в сети
Суперзвезда форума
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Чт авг 15, 2002 11:39 am
Сообщения: 33134
:_20 ура!Детективчика вернулась!

_________________
какая нафик скромность при таком уме и крастоте!?


Вернуться к началу
СообщениеДобавлено: Пн июл 20, 2015 2:36 pm 
Не в сети
Ветеран форума
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Вс апр 17, 2005 4:45 pm
Сообщения: 5980
Мало того, ещё и развернулась.. Во всю ширь, так сказать. Вот сейчас на серединке следующей серии. Будет называться "Робинзон отплывает в пятницу".


Вернуться к началу
СообщениеДобавлено: Сб авг 08, 2015 10:06 am 
Не в сети
Ветеран форума
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Вс апр 17, 2005 4:45 pm
Сообщения: 5980
Вот закончила Робинзона. Шабат.


Дело десятое. Робинзон отплывает в пятницу.

Уже полгода я не видела Торина. Сказать, что я скучаю, мало. Но во всём виновата только я сама.
Три месяца, до самого моего дня рождения, я усиленно от него бегала. Сначала мне хотелось просто побыть одной. Наверное наша близость действительно случилась слишком рано, слишком неожиданно, да ещё и усугубилась моим лесным приключением.
Опять же, я не понимала что теперь будет происходить между нами. Случится ли это снова? Эмоции потеряли первую яркость и проступили какие-то неудобства и комплексы. Мой характер не давал мне, как обычным девчонкам строить планы по витью гнёздышка. Эта перспектива скорее меня пугала. Мне совсем не хотелось бродить по закоулкам и сюсюкаться, а также жаться по углам, как это делали Ксеня с Петькой.
Они лизались как два щенка, а я только представляла на секунду губы Торина на вкус и меня скручивало вполне определённым желанием. Я боялась этой зависимости, как Ксеня боялась возврата своей зависимости от наркоты. Панически..
Кроме того, было ещё одно обстоятельство. Присутствие сканера. Знала о его наличии в моей голове только Ольга. Но наши с Торином отношения предполагали откровенность во всём. А особенно в постороннем влиянии на чувства. Это было нечестно. Хотя я не заставляла Торина в меня влюбляться, это благополучно он сделал сам, но, может быть, без сканера, эта влюблённость со временем бы прошла, как сотни мальчишеских влюблённостей, а я, своим гипнотическим давлением, мешаю сделать ему свободный выбор.
И так ли были бы сильны мои чувства по отношению к нему, без сканера? Но с каждым днём меня тянуло к нему всё больше. И чем больше тянуло, тем больше я от него бегала.
Наконец я подумала, что мне нужен совет взрослой женщины. Ведь девочки, наверняка, говорят о таких вещах с мамами. Даже Ксеня нашла союзницу в Катерине. Может быть я могла бы поговорить с Ольгой. Она знала о сканере. Но о Торине она не знала и сказать ей об этом я, ну, просто не могла. Не выдавила бы из себя ни буковки. Не выдержала бы ни слова нравоучений. Хотя Ольга вряд ли стала бы.. Но рисковать дружбой с ней не хотелось.
И я пошла туда, где обо всём уже было известно и где такие вещи обыденность. К Стефе. В бордель. Но для неё была своя тайна - сканер. Вот такая я странная девочка, окружённая тайнами и тайночками со всех сторон.

-Горе с этими порядочными девицами,- заявила мне мамка, наливая чашку ароматной травы, которую называла "коровьей". Когда я полюбопытствовала почему, она ответила, что от этого чая "у девок сиськи наливаются, как коровье вымя". Мужикам, видишь ли, нравится. После этого я вежливо сделала несколько глотков и отставила чашку в сторонку.
-Знаешь, будь ты попроще, я бы посоветовала тебе переспать ещё с кем-то. Чтоб почувствовать разницу. Но ты же не станешь?
Я перепугано замотала головой, так, что Стефа заржала.
-Да не тряси так, отвалится! Такая как ты даже просто тискаться не станет для эксперемента. Это я уже поняла. Природа!
-Ой, только про природу мне не напоминай!- завопила я. Историю с ритуальным совокуплением на камушке я ей тоже поведала во всех паскудных подробностях. И, как она мне мои впечатления от первого любовного опыта подпортила, тоже.
-Я, знаешь ли, житель полностью и бесповоротно городской,- продолжила я,- и не по своему выбору. А потому, что природа дала нам всем пинка под зад. Та самая природа, которой поют дифирамбы эти..
Я не нашла слов и запнулась.
-Может, я вообще не понимаю этого животного траханья всех со всеми. И такая жизнь как здесь, в борделе, меня до чёртиков пугает. Когда я только потеряла родителей, кланом управлял Перевёрнутый.. Ну ты помнишь..
Стефа быстро кивнула. Эта история была "бабайкой для проституток".
-Одна только угроза борделем, вытащила меня из тоски по родителям и заставила работать и бороться.
-Да понимаю я, что ты из тех, для кого нужны чистые отношения. С полным доверием. А хорошо бы ещё и с общим делом. Тебе одной постели будет мало. И даже одной любви.. Тебе нужен равный во всём партнёр, соратник. И определённая свобода в отношениях. Не свободная любовь со многими партнёрами, а свобода быть собой и уважение этой свободы партнёром.
-Точно,- согласилась я,- не кудахтать надо мной, как курица, но поддержать, когда мне, как нормальному человеку, бывает больно и страшно.
-Кстати,- помахала пальчиком передо мной Стефания,- насчёт вот этого "траханья всех со всеми" у сектантов, ты глубоко ошибаешься. Я не всегда была мамкой в борделе. У меня между прочим образование имеется. Всех, в таких сообществах, может поиметь только вот тот, с ветвистыми рогами. А остальным, как правило, достаётся по большим религиозным праздникам. Помнишь, ты говорила, в клятве, что произносил неофит, "будет твоей Госпожой пока не подарит богу продолжение твоё". Пока не забеременеет, то бишь. И это при приёме в секту. А дальше удовольствие раздаёт большой начальник как поощрение, в своих целях. Думаешь зря к Таське этот с когтями шлялся? Если бы у него там была возможность поиметь всё, что шевелится..
И она подняла поучительно указательный палец.
-А почему бегал?- спросила я,- что, больше не появляется?
-А что ты думаешь, дорогая, делают в секте за непослушание? Это сейчас в бордель идут за работой и ещё просятся, чтоб взяли.. Те, что остались без чипа и ничего другого делать не умеют.. А раньше, бывало, девочек силой заставляли. И наказывали жестоко.. А как Перевёрнутый тебя в бордель сдать грозился? Не везде ведь умные мамки сидят и малышек осторожно и бережно учат быть женщинами. Есть и места, где бросают их любителям сладенького, как кусок мяса. Пока не сожрут. Я своих берегу. И не побалуешь у меня. Это я про клиентов..
-Так ты думаешь этот их жрец и Таськиного кавалера муравьям скормил? Жалко парня, он ведь не убийца.
-Ну, может и не скормил. Наказания умный хозяин тоже дозирует, иначе разбежится народ.
Я машинально взяла чашку с травой, хлебнула и, с испугом, глянула на свою грудь.
Стефа прыснула, как девчонка.
-Не бойся, не воздушные шары, за раз не надуются. А у тебя, кстати фигурка классная, талия, бёдра, всё на месте. Если, при этом, ещё и грудь пополнее, не смотрелась бы такой худосочной, а была бы что надо.
-Стеф, окстись, мне ещё четырнадцать только исполнится, само вырастет.
-Не скажи, есть такие, с прыщами до старости. И ты брось от парня бегать, надоест ведь ему, к другой потянется. Будешь потом локти кусать, если и впрямь твой мужик был.
-Вот я и не знаю, как узнать мой он или нет. Раньше мне другой парень нравился. Прошло. Может и это пройдёт..
-А ты этого хочешь?
-Не знаю. Нет, наверное. Меня к нему тянет. А зависеть от него не хочу. И как себя вести с ним не знаю.
-Много думаешь, девочка, пусть идёт, как идёт. Люди пробуют, ошибаются, начинают сначала. Ты стала взрослой. Строй с ним отношения как с человеком, а секс будет только приятным дополнением и сблизит вас. Я бы тебе пока посоветовала генблокатор. Девки у меня от грязи всякой предохраняются, не на всё нановакцина действует. А без.. ну, в общем, удовольствие больше.
-У-у-у! Знала бы она про сканер. Не говорила бы про удовольствие.
Вобщем, уходя, я была спокойнее, но так ничего и не решила. А, поскольку Ольгина парикмахерская была рядышком, пошла обсудить вопрос с другой стороны.
Ольга тоже стала меня поить чаем, на который я уже поглядывала с опаской.
-Оль, скажи, а можно сделать так, чтоб сканер отключать на время. Иногда, слишком большое количество эмоций, с ума сводит.
-А я думала ты понимаешь, что с собой делаешь. Я же предупреждала тебя, что сканер срастается с нервной системой. Там всё не так просто. Это не машинка, а биотехнология. Корпус нужен пока ты его носишь снаружи. И связь там только ментальная. Гораздо слабее, чем при сращивании. И это планировалось только для испытаний. Готовый прибор должен был внедряться под кожу, что мы и сделали. Ему не нужно питания, он связан с нервной системой и работает через её электроимпульсы. Управление ты должна серьёзно тренировать. Я ведь тебе не зря комплекс йоги давала. Занимаешься?
-Иногда,- смутилась я.
-А надо всегда,- отрезала Ольга,- каждый день, как мыться. А что, какие-то серьёзные побочные явления?
Взгляд её стал обеспокоенным.
-Нет, просто я не могу понять, насколько сканер влияет на моё отношение к людям и их ко мне,- осторожно выбирая слова сказала я,- и должна ли я буду сказать, ну, своему парню, что ли..
-Ты что, влюбилась, Нюшка?- Ольга явно обрадовалась.
-Ну, не то что бы,..-замямлила я,- не знаю в общем. Может это просто сканер.
-Сканер усиливает то, что есть. А не создаёт чувства на ровном месте.
-Да понимаю я. Ну, а вдруг, без сканера... он на меня бы и не глянул. Или глянул, да быстренько и забыл из-за другой девчонки.. сканер.. это как насилие, понимаешь..
-Понимаю,- задумалась Ольга,- тогда тебе надо решить достоин ли этот человек доверия, а потом признаться ему, что такая проблема существует.
-А если он меня воспримет как что-то неестественное, как машину..
-Ну, ты хватила. Сейчас биотехнологий, протезирования всякого, завались.
-Но только пока не в мозгах..
-А кто он, не секрет? По тебе вроде этот диггерский мальчик сохнет. Торин, кажется.
-Оль, давай пока без подробностей. У меня и так мозги кипят..

Вот с этой кучей рассуждений я дождалась собственного дня рожденья. Сегодня от визита Торина мне никуда не скрыться. И думается мне, что он будет ожидать от меня каких-то действий. Наверняка и так на взводе. Хорошо его хоть заботы клана отвлекают. Повседневные дела и обязанности. А то бы он давно меня доконал.

Хотя я была готова к встрече, когда он возник а пороге, всё внутри сжалось. Я была рада его видеть, тело сразу всё вспомнило и затосковало. Но и вся гора моих сомнений тоже зашаталась надо мной, грозя обвалиться на мою дурную голову.
В комнате было полно народа и я заставила себя спокойно подойти и выслушать его поздравления. Получить свёрток с подарком. Но Торин почувствовал мою неуверенность, хотя и остальное, наверное, почувствовал тоже. Мне казалось от меня тянет жаром, как от печки.
Тем не менее весь вечер я старалась быть на людях. Не давала ему шанса остаться наедине. И я доигралась. Торин сорвался. Не стал пытаться подловить меня, когда гости стали расходиться. И, когда я наконец решилась поговорить, оказалось он ушёл. Тихо. Что называется, по-английски, не прощаясь.
В первый момент я растерялась. Потом разозлилась. Потом, уже у себя в комнате, расплакалась. Когда поняла, что во всём виновата сама. И что ждала этого вечера, едва ли не больше, чем он. Просто мне было страшно. Оказалось, не очень-то сканер помогает разобраться в чувствах.
Проревев часть ночи, я извиняться всё же не побежала. Подумала, если он меня по-настоящему любит, рано или поздно он придёт. И тогда я обниму его. И попрошу прощения. И всё расскажу. И снова попрошу прощения. А пока у него как раз и будет время разобраться в своих чувствах.
Но прошло ещё три месяца, а Торин всё не приходил. Я тосковала, но, конечно не сидела без дела. Взяла за правило заниматься йогой. Как говорила Ольга, как умываться по утрам. Стала бегать даже. И медитировать во время бега под музыку, которую находил мне Сильвер. Или под уроки медицины, криминалистики и кулинарии. Не признаваясь самой себе, я уже готова была даже готовить. Такой вот каламбур. Только теперь, наверное, мне это не понадобится.
Стефа прислала мне коровьей травки и зазывала в гости, но сейчас я не была готова говорить даже с ней. Боялась разнюниться.
С ранней весной пришли проливные дожди. Бесконечные, как будто вот-вот наступит новый библейский потоп.
Для диггеров он наступил раньше других. Не у всех кланов были поселения наверху и многие пострадали. Хотя, по большей части, инфраструктура. Что творилось в глубокой подземке, у морлоков, трудно было предположить. Может, они тоже поднялись наверх и потеснили наркоманскую зону?
По рассказам Петьки я знала, что многие из соседей перебирались на базу Торина. Что он мечется с разведчиками по подземке рискуя попасть в потоп, спасая детей, вещи, продукты.
Я очень боялась за него. Торин совсем не умел плавать. Наш город, в отличие от некоторых не стоял на большой реке. Маленькие речушки, практически ручьи, были, и все они стекались к большому озеру за городской чертой. Те, кто выросли уже в современном мире, не ездили с родителями за город по выходным в жаркие летние деньки, чтоб искупаться. А тем более диггеры.
И вот однажды ко мне заявился Петька. Он мялся на пороге, пока я не заехала ему в грудь кулаком.
-Говори уже,- я чувствовала его горе и неуверенность,- что-то с Торином? Да? Я знала..
Я почти сорвалась на крик, хотя Петька так и не сказал ни слова. Но зачем было говорить..
-Он пропал. Никто не знает, что случилось, никто не видел. Но там прорвался поток..
Петька бормотал и бормотал, а я уже собиралась. Совала в рюкзак все вещи, что могли мне пригодится.
-Ты куда? Я с тобой..- залопотал он.
-Иди в сарай. Поможешь мне с лодкой. Мне её не дотащить. Или нет. Беги к Плюшкину, я сунула ему свою заначку. Постарайся достать лодку поменьше. С этой мне, и на воде, не управиться в одиночку. Мы едва втроём справлялись в подводном озере.
-Я помогу, я с тобой!
-Петя,- крепко и в то же время ласково я взяла его за плечи,- если Торин уцепился за что-нибудь и его вынесло из подземки, на что очень мало шансов, то он попадёт в течение ручья, который сейчас превратился в бурную речку. Быстро ему не выплыть. Поскольку плавать он не умеет в принципе. Если его вынесет за город и он всё же ухитрится вылезти на берег, мы не знаем как он воспримет вирус. Возможно, Петя, я смогу только похоронить его. И у меня нет никакого желания хоронить с ним рядом и тебя тоже. Так что помоги мне там, где можешь помочь. И не отнимай у меня силы, когда они мне нужны больше всего.
Говорила я медленно, как с дебилом, упирая на все аргументы тоном всезнающей старушки.
-Сталкера не нашли?- cпросила я его в спину, когда он уже стоял на пороге, спеша по моему поручению.
- Нет.
-Значит они вместе,- облегчённо вздохнула я. И погладила по серебристой спинке Синджа, который горестно сопел рядом, даже не вертясь, как обычно, под ногами. Мне было легче от мысли, что Торин не совсем один, где-то там далеко.
-Почему я занималась глупой гимнастикой, а не была рядом с ним? Каждую минуту. Не спасала диггерских малышей. А сидела и тешила свои никчемные комплексы. А сейчас мне скорее всего придётся хоронить его тело. То, которое прижималось ко мне с такой юношеской горячностью и нетерпением. Если вообще найду его..
Дверь, только закрывшаяся за Петькой, отворилась снова и в щель всунулась его всклокоченая голова.
-Ты не падай духом, так уж, совсем. На разведчиках были спасжилеты. Шкуродёр всем своим достал.
-Ну, чтож, тогда ставки реально выше,- я стиснула зубы,- поборемся..

В каждом районе города было по ручью. Только в нашем два. Каменка и Починок. Каменка понятно. За городом русло становилось каменистым и в жаркое лето ручей вообще истаивал, исчезал в трещинах белого известняка. Починок - более полноводный. Протекал через все клановые земли, делая большую пологую петлю по окраине. Он начинался где-то в лесах далеко за городом и давал основной приток воды озеру. Фактически был его началом.
Лодку Петька принёс очень быстро. Он встретил Алика у резиденции. Тот уже садился в машину. Петька сумбурно объяснил ситуацию. Даже назвал Торина моим женихом. Я, правда этого не знала.. Никто из домашних даже не пробовал меня отговорить. Моё лицо ответило сразу на все их вопросы. Ксенька тихо всхлипывала. Но не рисковала измазать моё хмурое лицо своими соплями. Катерина мяла в руках плотный мешочек с собранной провизией.
Как только в окне я увидела Петьку, выскочила навстречу без единого слова. Я так боялась разрыдаться, что предпочитала молчать.
Разведчики диггеров прошли все возможные коридоры по направлению потока от того места, где последний раз видели Торина. Все они, в разных местах, впадали в Починок. И нигде под землёй они не нашли своего товарища.
Мы с Петькой, отдыхая по очереди, накачали лодку. Я сбросила в неё рюкзак. Туда же прыгнул Синдж. Чтоб сказать что-то, выдавила из онемевшего горла.
-Ждите нас.. какой сегодня день?
-Пятница..
-Робинзон отплывает в Пятницу.. Смешно.,- грустно сказала я,- ждите нас..
Я задумалась, а потом пробормотала.
-Просто, ждите нас..
Петька отвязал верёвку и лодка рванулась в поток. Вёсла у меня были. Но грести не требовалось. Только направлять маленькую лодочку в стремнине и глазеть на каждое пятно на берегу или в воде. Хорошо ещё что дожди продолжались уже достаточно долго, чтоб унести основной мусор. На воде была пена и грязь, но веток, которые могли бы проткнуть маленькую лодочку, или крупных вещей не было. Их уже давно снесло вниз по течению.
Время шло. Лодка всё дальше уплывала от города. По берегам было много завалов. И никаких следов Торина.
-Мне повезло, что Петька пришёл утром. Что я собралась очень быстро. Но рано или поздно начнёт темнеть и мне придётся пристать к берегу,-размышляла я, не переставая вглядываться,- ещё хуже, что вода достаточно холодная. Он мог умереть от переохлаждения. Конечно, я начала паниковать рано. Прошло всего около сорока минут. Но мне казалось, что год.
Обратно добираться будет гораздо трудней. Против течения мне не выгрести. Моё отчаянье росло с каждой секундой. Но вдруг Синдж пронзительно взвизгнул.
Остров. Точнее небольшой холм, который теперь стал островком. На крутом склоне приплясывал Сталкер. Рядом лежал Торин. Он не шевелился. Но выбрался он, очевидно, сам. Потому что иначе он не оказался бы так высоко на берегу. Видно было как судорожно его пальцы вцепились в ветви кустов. Как свернулся он клубочком, чтоб задержать последние крохи тепла, перед тем, как лишился чувств.
Я всеми силами старалась направить лодку к пригорку, чтоб не проскочить мимо. Как только появилась возможность Синдж, которому я сунула в зубы верёвку прыгнул на берег и Сталкер тут же вцепился в неё тоже, чтоб ему помочь. Два сильных крыса упирались когтистыми лапками в скользкую землю. Лодку развернуло боком к острову, кормой вперёд, и прибило к берегу. Я подхватила вещи и выпрыгнула на берег. Поскользнулась и свалилась в грязь. Поползла наверх, цепляясь за ветви, как Торин. Крыски сноровисто затащили лодку вверх на добрых три метра.
А я уже держала в руках голову Торина. Перевернув его, он лежал уткнувшись лицом в напряжённые руки и едва дышал, я увидела широко открытые глаза. Они как будто были залиты льдом, такими неподвижными выглядели. Но он не был в обмороке. Это мне только показалось. Скорее оцепенел от холода. Даже не дрожал, что было уже само по себе плохо.
Я осторожно положила его голову и развила бурную деятельность. Сначала немного сдула лодку, чтоб перекатить его на резиновое днище. Приподнять или подтащить его не по моим силёнкам. Приходилось катить, как тюк. В этот момент я выбросила из головы все чувства и эмоции. Оставила только сосредоточенность. Как я была благодарна в эти секунды Ольге! За то, что заставила научиться управлению собой.
Когда дно лодки отделило тело Торина от мокрой ледяной земли, я стала раздевать его. Донага. Растёрла всё тело сухим полотенцем. Завернула в спальный мешок. Найти веток для костра не проблема, среди густой растительности острова их были целые завалы. Только вот всё было мокрым. Но на этот случай у меня была целая бутылка крепчайшего самогона. Почти спирт. Мне всунул её Гера. Я намочила кусочек выстиранной старой простыни, из которой Катерина накатала бинтов. Дома у нас их не оказалось. А Торин мог быть ранен. Так она сказала протягивая мне плотно уложенный мешочек с лечебными средствами.
Ткань загорелась синим язычком пламени. Я стала поджигать выкопанные из самых пристволий листья. Сложила их пушистой кучкой. Потом подожгла и стала осторожно добавлять мелкие веточки. Через некоторое время костёр, чадя нещадно, всё таки начал выдавливать из себя порции тепла. Я быстро вскипятила воды, бросила горсть травок и большой кусок сахара, чтоб сладкий напиток добавил энергии, высосанной из тела ледяной водой.
Торин чуть пришёл в себя и следил за тем, что я делаю одними глазами. Они уже немного ожили. Я искоса поглядывала на него, но посмотреть на него прямо не решалась.
Чашка горячего напитка в руки. Я уселась в лодку в головах у лежащего парня и начала потихоньку поить его. После нескольких глотков, он запрокинул голову и уставился мне в глаза. Казалось искал в них ответ на не заданный вопрос.
-Ты пришла,- хриплым голосом прошептал он.
-Приплыла,- и, припомнив сказанное Петьке, повторила с горьким смешком,- Робинзон приплывает по пятницам.
-Ты пришла,- повторил он.
-Конечно пришла, ты же не удосужился. Вот, унесло тебя, чёрт знает куда. А мне без тебя никак.
Глаза парня вспыхнули, загорелись изнутри тёплым светом.
-Допивай, давай, нам ещё из всего этого как-то выбираться. Мне твои силы нужны все, без остатка.
Он послушно пил и не отрывал от меня взгляда. Я потрогала его нос, как когда-то делала мама, чтоб узнать не перемёрзла ли я, болтаясь зимой по улицам. Нос всё ещё был холодным. Я стянула комбинезон и нырнула к нему под спальник. Прижалась всем телом. И только теперь заплакала.
Я гладила его кожу, как будто изучая каждый сантиметр тела, самыми кончиками пальцев.
-Щекотно,- одними уголками губ улыбнулся он. Осторожно пошевелился. Мышцы понемногу оставляла судорожная скованность. Положил мне под голову руку и обнял, как будто хотел впитать в себя, всю, без остатка. Окружить коконом, чтоб из них обоих, вместе, вылупилась одна чудесная крылатая сущность. Ему уже и так казалось, что они поднимаются к небу. Осталось только расправить сложенные крылья.
-Как ты смел не приходить так долго,-шептала я и по щекам безостановочными ручейками текли горячие слёзы,- как ты смел заставить меня подумать, что мне придётся прожить всю жизнь без тебя..
Сейчас в нём не было ни капли той жадной горячей страсти, что смела их в прошлый момент близости, только ровное тёплое желание - сохранить, уберечь.. Но только это она пришла к нему. Сохранила и оберегла. И продолжает это делать сейчас. Несмотря на страх, который он чувствует в её душе.
Всё правильно. Ведь ещё ничего не закончилось. Им надо вернуться в город. И то, что он ещё жив и, кажется, пока здоров, может измениться в любую минуту.
Вернуться в город - это значит выбраться на берег. На лодке против течения не подняться. Речная акватория, её животные и растения, не были заражены вирусом. Но, дойти до города, это уже что-то другое. Лес не позволит идти по берегу. Это не спокойная речка с песчанными пляжами. Это бурлящий поток, который с каждым дождём расширяет своё русло. Нет там никаких берегов. Деревья стоят залитые водой. Придётся углубляться в лес. Искать тропинки или прорубать ходы в кустарниках. Кто знает в каком растении или животном может ожидать его вирус. Ещё ведь неясно, есть ли в нём предрасположенность к заражению или, по чудесному совпадению, они оба нечувствительны к нему.
Ведь до сих пор таких людей было немного. Хотя, наверное больше, чем считали раньше. Вот же, собрал целую секту Рогатый, у самой городской черты. А вдруг он тоже окажется свободным от возможности заражения и тогда они смогут себе позволить отправиться в любую сторону этого мира вместе. Любить друг друга и, когда-нибудь, иметь детей, не спрашивая позволения у, раздающих чипы, чиновников. Впрочем, они оба и так прекрасно справляются с жизнью вне системы. И если, в любом из случаев, она побоится родить в городе, всегда есть посёлок диггерского клана.
-Но какой он маленький и зависимый, по сравнению со всем миром!
Он лежал, чувствуя кожей даже кровь текущую в её жилах. Над головой качались кроны деревьев. Одно из них примостилось на верхушке островка, бывшего до потопа лесным холмом. Вокруг древесных крон клубились рваные чёрные тучи.
-Надо перебраться под дерево и устроить какой-то навес. Опять собирается дождь.
Он приподнялся на локте. Тело совсем согрелось, но, когда под откинувшийся край спальника скользнул холодный влажный ветер, его передёрнуло.
Я подорвалась, как подброшенная пружиной. И вправду, тучи клубились, собираясь, как будто вокруг большого магнита. Я влезла в комбинезон, набросила тёплую куртку и достала сухие вещи для Торина. Петька сунул мне и свои, когда я собиралась, резонно предполагая, что друг будет до нитки мокрым. У меня был не рюкзак, а рюкзачище. Я не стесняясь набивала его всем нужным, зная, что до лодки мне поможет Петька. А в лодке вещи, слава богу, не станут ехать на моей спине. Более далёких планов я не строила. В конце концов всегда можно что-то придумать.
Торин размял мышцы, сделав несколько энергичных поворотов и наклонов. И пошёл вверх по холму, таща за собой лодку и мешок. Он не стал класть его вовнутрь. Мы очень боялись распороть дно о сучья. Поэтому Торин набросил лодку на одно плечо, как тряпку. Я несла вёсла и толстый сук с, тлеющим жаром, концом. Для нового кострища. Старое мы затушили.
Пока Торин вырубал колья из молодых деревьев, растягивал брезент, который я прихватила, за неимением палатки, мы собирали хворост.
Я говорю мы, не случайно. Сталкер и Синдж принимали в этом активное участие, весело таская из кустов нанесённые потоком ветки. Казалось они не меньше нашего радовались встрече. Тому, что живы они и их любимые хозяева.
С падением первых капель, мы уже устроились под тентом, а заодно и под кроной дерева. Уютно горел костерок. Торин развёл водой по капельке самогона из бутылки и мы выпили, хохоча и чокаясь, за Рогатого бога, который должен был, по задумке, охранить нас от так любимой им Природы, о которой мы знали всего ничего. Крыски поужинали с нами. Дождь опять зарядил, похоже, на всю ночь. Отправляться в обратный путь на ночь глядя и в такую погоду, да ещё после перенесённой Торином встряски, было бы глупо. Я надеялась, что переохлаждение не перейдёт в простуду или не случится ещё чего похуже. Может вирус таится в ветвях деревьев на острове. Но нет, это бы уже проявилось. Утро вечера мудренее, так, кажется, говорят в сказках. Мы устроились на дне лодки.
Я полезла рукой ему под свитер и потянулась к его губам.
-Нюшенька, я тоже страшно соскучился, но не надо, я не смогу сдержаться. Когда ты прикасаешься ко мне я просто схожу с ума,- мягко заговорил он,- не могу остановиться. Не понимаю почему. Здесь не чем предохраниться. А ты ещё слишком маленькая, чтоб забеременеть.
-Я поставила генблокатор. Мне Стефа посоветовала,- радуясь, что он не видит моего вспыхнувшего лица в темноте, сказала я, стараясь чтоб мой голос звучал как можно спокойнее.
-А зачем это моя девушка по борделям шляется?- полушутливо-полугрозно спросил Торин.
-А может мне там самое место, видишь какая, молодая да ранняя,- пошутила я в ответ.
-Дурочка,- прижал он мой лоб к губам,- это я во всём виноват, не смог себя сдержать. Ты тут совсем не при чём.
Самое время было поговорить о том, что тревожило меня всё это время нашей разлуки.
-Не так уж ты и виноват,- тихо, но твёрдо, сказала я,- есть кое-что, о чём я должна была тебе сказать уже давно, но, по разным причинам..
-Что? Я чувствовал, всё время чувствовал, что тебя что-то мучает. Что-то мешает тебе.. нам..
-Погоди.. Ты помнишь, конечно, то дело в Зоне.
Когда я рассказывала о нём всем домашним, вопрос сканера я обходила всеми возможными способами. Гера чувствовал, что я что-то не договариваю, да и Тимур, наверняка, это понял. Они всё таки профи. Но, зная меня, никто ничего выяснять не пытался. Знали - захочу, сама скажу, не захочу, клещами не вырвешь. Не пытать же им меня, на самом деле. Теперь я рассказала Торину всё. И о причинах моего молчания, и о том, что ему же спокойнее, что у меня есть ещё одно оружие, которое может меня уберечь от опасности.
Конечно, это была попытка дать Торину лишние резоны для оправдания моего самоуправного риска. Всё же прибор сумасшедшего профессора засадить себе в голову могла только я. С помощью Ольги, такой же чокнутой на своих изобретениях, как все учёные. Это уже были слова Торина.
Он осторожно ощупал тоненькую ниточку шрама у края волос за ухом и небольшое уплотнение под волосами.
-Надо же, а раньше я ничего не почувствовал. И..что.. ты можешь мысли читать?- с некоторым испугом в голосе сказал он.
Этого испуга я и боялась. У каждого человека есть что-то, о чём он не хотел бы говорить другим. Даже у самого идеального. Своё личное пространство. Поэтому я торопливо помотала головой.
-Нет, я не читаю мысли, хотя, при очень сильных ощущениях, вижу что-то вроде картинки. Это не точно то, о чём думает человек, а моё представление об этом чувстве. Я не смогу увидеть того, чего никогда не видела и не ощущала. А кроме этого, я и сама ловлю состояние других и транслирую собственное. Но, Ольга научила меня практикам йоги, для управления эмоциями. И я очень много работала в этом направлении. Теперь, я постаралась бы не допустить такого.. как было.. там.. у Стефы.
-Ты жалеешь, что это произошло?- с едва заметной горечью в голосе, сказал Торин.
-Нет, нет,- с горячностью воскликнула я,- просто я не хотела, чтоб это было под моим давлением на тебя. Это, как-будто я тебя изнасиловала.
-А я думал я тебя,- тихо хихикнул он,- ух и дурочка! Это с этой чепухой в голове ты пол-года меня мучала? Да я без всякого сканера влюбился в тебя с первого дня, как увидел в подземке. Спящей. Я был ещё совсем мальчишкой, но сразу знал, что ты будешь единственной с кем я смогу разделить дом и постель. Как мама для отца. И не сканер виноват, что я не смог сдержать желание быть с тобой. Нас тоже учат техникам владения собой. Я разведчик клана. Просто я боялся, что ты влюбишься в кого-то другого, что он станет первым для тебя. Это чистой воды эгоизм..
-А может хватит уже расшаркиваться друг перед дружкой,- закрыла я ему рот ладошкой,- пол-года я тосковала за тобой, за той ночью. Сделай уже что-нибудь, если в состоянии, а то я сама..
Торин быстро перевернулся на бок и его губы прижались к моим.
-К чёрту йогу,- подумала я. Голова кружилась. По брезенту стучали капли, лопотали что-невнятное,- Эй, Рогатый, ты кажется любишь такое..

Разбудил нас треск молнии, совсем рядом с нами. Огромный сук пропорол край брезента. Завизжали крыски. И тут же грохнул гром. Над самой головой. Так громко, что вскочивший нагишом из под спальника, Торин даже присел. Ещё какой-то посторонний звук напугал меня. Я тоже встала. И тоже нагая.
-Адам и Ева, изгнанные из рая,- пробормотала я.
-Что?- не расслышал Торин.
-А это гнев божий,- рявкнула я, выглядывая из-под, повисшего одним краем навеса.
Дерево над нами полыхало.
-О, чёрт!- заорал Торин, стягивая брезент.
-Рогатый!- поправила я, с нервным смехом, хватая вещи и оттаскивая всё подальше от летящих сверху искр.
Утро наступило давно. Если бы не чёрные тучи, солнце было бы уже довольно высоко. Просто мы заспались, выдохшиеся от той жадности, с которой истязали наши тела любовью. Долгожданной и взаиможеланной.
Мы укладывались в страшной спешке. Бедные крыски плохо справлялись со стрессом. Они очень боялись огня. Но взвизгивая от страха, как маленькие девочки, которых дёргают за косички, продолжали стаскивать к лодке оставшиеся вещички. Надувая лодку, мы прикрывали её и вещи от огненных мушек, старающихся больно укусить каждый открытый кусочек кожи.
Пристать к берегу оказалось совсем не просто. Свободной оказалась только середина потока - основное русло ручья. А, ближе к теперешнему его краю, течение то норовило стукнуть лодку по стволу дерева, то затащить в бурелом завала. Наконец более или менее пологая луговина образовала широкую заводь. Практически, озерцо. Вода здесь образовывала мелкие водовороты, но выглядела гораздо спокойнее, чем на стремнине. Вёслами мы управлялись всё так же неловко. Но глубина тут была небольшая и, когда весло нащупало дно, я хотела снять комбинезон и выскочить из лодки, но Торин воспротивился.
-Простудишься.. Не представляешь какая вода холодная!- у него даже побледнело лицо от воспоминаний о своём заплыве. Кстати, жилет он натянул раньше, чем ступил на ненадёжное дно лодчонки.
Отталкиваясь от дна и хватаясь за стволы деревьев и ветки кустов, мы добрались таки до берега. Костюм химзащиты, в котором раньше путешествовала я, мы заклеили изнутри после моего приключения. Здоровенная заплата закрывала дыру, которая заставила меня пережить кучу страхов. Торина я заставила надеть его ещё до отплытия. Как раз следом за спасательным жилетом. То, что он не подхватил вирус на острове могло быть просто удачей. Дальше рисковать я не хотела.
Выглядела наша парочка довольно экзотично.
Я - тоненькая в чёрном облегающем комбинезоне и ярко-голубой куртке, в высоких шнурованных ботинках, больших на два размера, чем мои ножки и одетых на толстые шерстяные чулки-гетры выше колен. Они были связаны из множества остатков ниток и были пёстрыми, как голени мультяшной птицы. А Торин, похожий на инопланетного пришельца в скафандре, мог, со мной в паре, сбить с толку кого угодно. Напугать, удивить, а может и сойти за очередного древнего небожителя.
Гроза, которая грохотала над нами всё время пока мы искали удобный причал, стала уходить в сторону города. До него, исходя из скорости реки и времени, которое я потратила на путь к острову, да плюс расстояние, на которое мы отплыли сейчас, было приблизительно километров тридцать. Может чуть больше. Хорошо бы пройти его за один день. Тучи начали расходится и в рваных прорехах показалось солнце. Судя по его положению на небе, сейчас около одиннадцати утра. Боюсь, путешествие в один день - несбыточная мечта. Если бы мы шли по шоссейной дороге, ещё ладно, но вокруг нас был лес. Нечто чуждое для нас и не знакомое.
Но, стой не стой, получиться, что называется, дома на диванчике, не выйдет. И Торину придётся терпеть на себе это облачение всю дорогу. На меньшее я не согласна. Хорошо хоть такие костюмы оборудованы необходимой системой выведения отходов жизнедеятельности в спецконтейнеры и имеют ёмкость для воды. А вот с пожрать, моему спутнику придётся потерпеть.
Мы поужинали и подкрепились ещё пару раз за ночь, отдыхая в перерывах между бурными вспышками желания и придумывая друг для дружки нежности. Никогда за собой этого не подозревала, между прочим. Но, во время наших весьма интимных взаимоотношений, это выглядело уместно и забавно, не доставляя мне никакого неудобства. В это время все мои комплексы куда-то исчезали бесследно, чтоб появиться попозже, в самый ненужный момент.
Вот и сейчас я начала качать права, когда мы стали делить поклажу. Лодку свернули и плотно укатали в брезент, туда же отправили разобранные вёсла и спальники. Тюк получился весьма увесистый, а Торин, конечно, попытался отобрать у меня всё, включая битком набитый рюкзак.
Я настаивала, что ему и так непросто будет в костюме и с одним тюком за спиной. А Торин говорил, что хоть у кого-то должна быть полная свобода действий, чтоб охранять наш маленький отряд.
-Тут никого нет,- возражала я на повышенных тонах больше из своего обычного упрямства, хотя понимала, что неправа.
-Даже если мы не наткнёмся ни на кого из людей, тут могут быть опасные животные,- убеждал меня Торин, взывая к моей логике. Он знал, что если начнёт просто требовать, я упрусь ещё больше. Козерожка... Мой гороскоп полностью соответствовал характеру.
-Это кто тут опасный, лось?
-Между прочим лось животное довольно опасное,- заговорил вдруг чип в моей башке и я застыла,- а ещё здесь могут быть кабаны и волки. Может даже медведи.
-Все против меня,- рявкнула я вслух и Торин вытаращился на меня с удивлением. В первый раз в жизни я расслабилась и обнаружила свои переговоры с Сильвером при ком-то. Наверное, действительно инстинктивно посчитала его "самым близким кругом".
-Да, не смотри на меня так, у меня есть ещё один дружок в голове. Не воображаемый, не надейся. Я не психическая. Чип у меня нелегальный. Не такой, как стандартный. Он обучающий, связан с информационными сетями. А ещё постоянно со мной спорящий, поучающий и задалбливающий. Мой частный компостер для мозгов. И это уже всё. Честное благородное..
-О! У меня подкрепление,- улыбнулся Торин, как можно менее ехидно, чтоб я не психанула,- и о чём диспут?
-О фауне,- буркнула я,- и, с глубоким вздохом, вытащила "беретту".
-А-а-а,- протянул Торин глубокомысленно,- просвети меня пожалуйста, кого нам следует опасаться.
-Кабаны-волки-медведи..-протараторила я.
-А-а-а,- снова затянул свою шарманку Торин,- а ты не можешь напугать зверей сканером?
-Это как? Я не знаю, я не пробовала.. зверей..
-А ты попробуй потранслировать пожар. Я читал в одной книжке - звери огня боятся.
-Надо провести с тобой курс по зоологии,- встрял Сильвер,- зря я это упустил, считал в городе тебе это не понадобится.
-Ой, только не трещи всю дорогу об этом, будешь меня отвлекать,- сказала я это уже привычным образом, чтоб в привычку не входили разговоры с чипом вслух.
-Хорошо, я это попробую,- это я ответила уже Торину, что вскинул на плечи рюкзак, на который сверху уже успел принайтовать тюк. Этот спор моё семейство у меня выиграло. И я вдруг подумала, что назвала их "моим семейством". На душе стало тепло.
Но это было не всё семейство. Вернулись крыски, которые исчезли в первый момент, как мы прибились к твёрдой земле. Видимо, разведка ничем их не напугала. Они веселились, как щенки. Я втянула носом воздух. Моё ощущение запахов было куда больше, чем у Торина, за счёт модификации, но всё равно меньше, чем у крысок. Кроме того запахи леса были мне совсем не знакомы. "Библиотека" гордских запахов у меня была довольно обширна. Я различала марки бензина, сигарет, химических средств. Но запах медведя от запаха зайца я бы не отличила просто по незнанию. Не всё, конечно, было так запущено. Запахи животных и растений я бы не спутала. Но вот кто есть кто и что есть что?..
От места, где мы пристали, в лес уходила тропинка. Торин тоже смотрел на неё с подозрением.
-Наверное, сюда приходят животные на водопой,- явно цитатой из какой-то из когда-то читанных в городской библиотеке книг начал он,- надо же им где-то пить..
Я пошла впереди, не выпуская из рук пистолет. Как я не ёрничала, а вспоминать огромное животное с напрягшимися мышцами, когда он одним скачком перемахнул кусты и скрылся в лесу, было страшно. Про остальных, упомянутых Сильвером животных, даже думать не хотелось и мне легко удалось транслировать страх, к которому я добавила, только недавно виденную, и от этого весьма грозную и реалистичную картинку горящей кроны дерева.
Шли мы по солнцу и никто на нашем пути не встречался. То ли моя трансляция делала своё дело, то ли животные просто не желали встречаться ни с кем, кто создаёт в лесу столько шума.
Мы не умели ходить по лесу, а огромная поклажа Торина, цепляясь за ветки, создавала треск, вроде по лесу ломится вышеупомянутый медведь.
Крыски убегали и возвращались, исследуя окрестные заросли. Мне всё больше нравились запахи леса и я с наслаждением втянула в себя дух мокрых листьев лесной малины. Даже задержалась, чтоб размять в руке несколько молоденьких, едва покинувших почки, листков. Торин обошёл меня и двинулся дальше, по вновь появившееся вдоль малинника тропке, которую мы некоторое время назад потеряли в чаще, чтоб не отклоняться от нужного направления.
Он смотрел вперёд, выбирая наименее мешающие рюкзаку проходы и не заметил как ступил на прикрытую ветками ровную площадку. Из кустов с писком выметнулись крыски, я вскрикнула, когда одна нога у него провалилась, его развернуло тяжёлым грузом и он ухнул куда-то вниз.
Раздался короткий вскрик и тишина, которую я тут же нарушила, бросившись к краю ямы, прикрытой ветками, в которых зияла дыра, пробитая упавшим телом.
Торин висел, как жук на иголке, на вкопанном в дно ямы колу. Он морщился от боли.
Я схватила ветку и сунула ему в руки. Он попробовал упереться в стенку ямы и стащить себя с кола, но у него не получилось. Ноги беспомощно болтались в воздухе. Тогда он вытащил одну руку из лямки рюкзака и тяжело перевалился в сторону. Неровное дно ямы оставляло мало места для стояния, так как она сужалась ко дну. Рюкзак остался висеть, пробитый насквозь. Хуже было другое, костюм Торина был разорван и по толстому свитеру, видневшемуся в прореху, расползалось кровавое пятно.
-Слава богу не слишком быстро, значит рана небольшая,- мелькнула в голове первая мысль,- но, чёрт! Какой же невезучий на дыры этот костюм!
Торин попытался оглянуться через плечо, потом потрогать спину, поёжился и поднял на неё взгляд.
-Что там?- обречённо спросил он.
-Ты порвал костюм,- бесцветным голосом сказала я.
Он посмотрел на меня спокойно и отстегнул застёжки.
-Ну, вот теперь мы будем знать всё точно.
Он бросил ненужную теперь тряпку на дно ямы. Снял с кола рюкзак. Выбросил его на край ловушки. Схватился за ветку, которую я ему протянула и вытащил из-за ремня нож. Вбив лезвие поглубже в стенку, он подтянулся, и выбрался наверх.
Я подошла к нему, задрала свитер и рубаху.
-Только глубокая царапина. Рюкзак тебя спас. Но рану всё равно нужно обработать. Что бы не было дальше с вирусом, нет смысла в заражении крови.
-Хорошо,- кивнул он,- только давай по-быстрому. Кто-то эту ловушку вырыл. Встретиться ещё и с ними в мои планы не входит.
Я действительно поторопилась. На этот раз без споров и возражений, для разнообразия. Внутри меня застыл холодный скользкий комок страха и ожидания беды. Мне не было так гадко, даже, когда я сама ждала своей участи в одиноком уголке подземки.
Идти стало легче и мы быстро продвигались в сторону города. Прошло около трёх часов непрерывной ходьбы и я заметила, что движения Торина потеряли уверенность. Он стал спотыкаться, пошатываться.
-Это усталость, просто усталость,- успокаивала я сама себя и сама себе не верила. И всё же сказала без тени неуверенности в голосе,- нам надо отдохнуть. Пообедать. Мы ушли достаточно далеко от ловушки. Теперь уже не обязательно загонять себя до изнеможения. Дойдём завтра, в конце концов.
-Сталкер,- едва слышно пролепетал Торин, привалившись спиной к дереву,- поищи удобное место.
Крыс задумчиво понюхал его и присел рядом со сброшенными вещами, наотрез отказавшись покидать хозяина. Тогда я, не настаивая и не сосредотачивая внимания на необычном непослушании, повторила просьбу Синджу. Он исчез в кустах недоуменно оглянувшись на Сталкера.
Торин прикрыл веки, как будто они стали очень тяжёлыми замолчал. Дыхание его становилось тише.
Очень быстро из зарослей появился Синдж. Он всем своим видом высказывал довольство тем, что смог так скоро угодить хозяйке.
-Торин,- потрясла я его за плечо и он с трудом разлепил веки,- пойдём, Синдж нашёл место для привала. Отдохнёшь там.
Парень с усилием взял себя в руки. Потянул на плечо рюкзак и зашатался. Я подставила ему плечо.
-Оставь, сейчас я помогу тебе, а потом заберу вещи.
-Нет, со мной всё в порядке, просто устал. Он снова потянулся к вещам.
-Погоди,- остановила его я,- раз ты устал, давай разделим поклажу.
Я отвязала тюк и вскинула его на плечи. Помогла Торину надеть вещмешок. Синдж пошёл медленно, озираясь, показывая дорогу. Каждый шаг давался парню с огромным трудом. Место, найденное крысом оказалось совсем рядом. Огромный дуб, с дуплом в основании, у самых корней, зеленел половиной кроны. Другая половина, над дуплом напоминала скелет, усохшими ветвями растопыренными над поляной.
Я усадила Торина. Развернула наш тент, несколько пострадавший, но всё ещё вполне пригодный для укрытия. Нижняя ветка дуба, торчащая острым обломком над самым верхним краем дыры в стволе, позволила мне перебросить через неё полотнище брезента и натянуть края импровизированной палаткой.
Внутри дупла было сухо и всё же я положила лодку на землю и чуть надула её, чтоб прослойка воздуха отделяла Торина, которого я устроила внутри ещё и в спальный мешок, от холодной земли. Почему-то мне казалось очень важным сохранять в нём как можно больше тепла, которое стремительно теряло его тело. Он уже почти перестал шевелиться, когда я попыталась влить в него горячий чай с самогоном. Струйка жидкости только стекла из безвольного рта вниз по щеке, подбородку, уже покрытым густым светлым пухом, но ещё ни разу не бритым.
Торин, в отличие от его сверстников не спешил казаться старше, наверное, потому, что ему на самом деле пришлось стать старше, чем он был на самом деле. Дыхание его становилось всё тише и реже. Он никак не реагировал на мои растирания и заговаривания. Наконец частота этих вздохов сократилась до нескольких в минуту. Он впал в состояние похожее на каталепсию.
-После комы, в течении нескольких дней наступает смерть,- бестактно заявил Сильвер.
Я заревела в голос. Крыски прижались ко мне, а я шатаясь, как маятник, плакала и плакала навзрыд.
Ко мне приходили какие-то слова, которые я с обидой бросала неподвижному парню, упрекая его в том, что он оставил меня тогда, когда я только начала понимать как сильно люблю его. Потом вдруг я начинала уговаривать его бороться, целовала его лицо, руки, волосы. Но ничто из проделанного никак не помогало ни мне, ни ему.
Наверное со стороны я была похожа на умалишённую. И слёзы в моих глазах всё не кончались. Я уже не видела ничего вокруг, так ушла в своё горе, как будто следовала за ним по тому пути, по которому он уходил от меня, упрямо зовя его вернуться назад, всеми теми ласковыми именами, которые придумала для него прошлой ночью, касаясь его разгорячённого тела. Я брала его руки и прижимала к своей груди, пытаясь разбудить его желание и вместе с ним его самого.
Я не услышала звука шагов. Зато его услышали крыски. Оскалились, зашипели и загородили маленькими телами меня, ушедшую за Торином куда-то за край жизни.

Кто-то подбросил веток в костёр. Я выпала из серой пелены отчаянья. Моё тело среагировало на тепло за спиной, запах жаренного мяса, тихие детские голоса.
Я медленно повернула голову. Глаза не хотели отрываться от лежащего на земле Торина, с лицом таким белым и каменно-застывшим. Чужим..
У огня моего костра сидели трое ребятишек. В смешных меховых одёжках, нескладно стачаных, но сохраняющих достаточно тепла, чтоб они вольготно разлеглись вокруг огня обгрызая косточки с таким аппетитом, что даже во мне проснулась жизнь.
Один из них, увидев, что я таращусь на них, широко и открыто улыбнулся.
-Не плачьте,- сказал он,- это пройдёт. Это всегда проходит у молодых. Тем, кому нет двадцати, не надо бояться сонной болезни. Вы совсем не слышали нас. Я пытался сказать вам..
-Его только лечить нельзя,- сказал другой.
-И поить лучше не пытаться,- добавил третий,- захлебнуться может.
До меня стало доходить значение того, что мне говорили.
-Торин выживет?- забилась в голове радостная мысль,- но.. как же, вирус неизлечим.. Может это другая болезнь?
И я, сначала робко надеясь, а после, всё больше радуясь услышанному, распрашивала маленьких охотников.
-Мы живём в дерене,- в лес ходим за дичью, за ягодами и травами. А ещё помогаем тем, кого из города вывезли,- рассказывал старший из мальчиков.
-Мы от города далеко, к нам таких мало попадает. В основном те, кто уходит от Рогатых. Раньше, когда их не было, наши родители возле города жили, а потом все, кто не хотел с ними оставаться, ушли дальше в лес,- второй парнишка тоже поспешил вставить своё пояснение. Чувствовалось, что между ними есть небольшое, незлое соперничество за старшинство.
Маленький молчал, пока я не стала задавать вопросы про вирус.
-Это вам лучше дедушка объяснит, когда в деревню придём,- сказал он скромно,- только надо подождать, пока твой друг сам проснётся.
-Его лучше оставить в покое. Так больше всего шансов, что он очнётся быстрее. Если бы ты до него не дотрагивалась, когда он упал в первый раз, может даже сейчас уже встал бы,- с важным видом знатока сказал старший.
-А много людей у вас в деревне?- мне и впрямь было интересно и я обязательно хотела зайти туда и выяснить всё, что можно.
-Придёте, сами увидите,- уклончиво сказал второй и мне это не очень понравилось. Я почувствовала какую-то неискреность. Не даром я работала со сканером так упорно.
-Ладно,-решила я,- обижать ребятишек мне не хочется. Но, если они решат обидеть меня, одной мне против трёх пацанов не справиться. Во всяком случае так, чтоб не нанести им серьёзных ранений. Не стрелять же мне в них. А, пугануть сканером, так придут в себя - вернутся. Лучше подождать, пока Торин очнётся, а там определимся. Главное, чтоб он действительно оказался вне опасности. Я ведь его уже похоронила.
Маленький мальчишка с интересом пялился на мою "беретту".
-Это у тебя настоящий пистолет?- потянулся он потрогать.
Я шутливо шлёпнула его по ладошке.
-Пушки - деткам не игрушки,- погрозила я ему пальцем.
-Тоже мне,- скривился старший,- сама-то не сильно велика.
-Мне четырнадцать,- сказала я,- а тебе и десяти нет. А ему, наверное, восемь, не больше. А у вас в деревне оружия нет?
-Есть,- слишком быстро сказал старший.
-Наверное не врёт, оружие есть, только вряд ли огнестрельное. Даже если кто-то из деревни бывал в городе, как сектанты, то купить оружие там очень не просто. Чипов у них, естественно, нет, а нелегально продать могут только торговцы кланов. А они с кем попало дела не имеют. Всё старое оружие, которое могло остаться, вряд ли пригодно для использования, хотя бы за отсутствием боеприпасов. Выжившие, те что остались вне города, скорее всего израсходовали их за эти годы. Вот у пацанов за плечами луки. На поясах что-то вроде пращей. Ножи в ножнах из шкуры.
-Медвежьей,- уточнил Сильвер.
-Это вы сами медведя убили?- я показала пальцем на ножны.
-Поймали,- с неохотой, но всё таки не соврал старший. В ту самую яму, куда твой друг свалился.
-Как глупый зверь,- хихикнул второй.
-Он в костюме был, плохо видел, вещи за ветки цеплялись,- защитил Торина старший, - я по следам видел.
-Подумаешь, я тоже видел,- сказал второй,- только из наших даже пятилетний в ловчую яму бы не попал.
-А с метровой ядовитой сколопендрой в подземной пещере ты бы справился?- язвительно спросила я,- каждый хорош в том месте, где он вырос и привык жить. Ты бы в городе и дня не выжил. Хватит спорить, поели, давайте спать ложиться. Я себя чувствую так, как будто меня поленом побили.
И, сделав вид, что полностью доверяю мальчишкам, устроилась рядом с Торином. В ногах свернулись Сталкер и Синдж. На самом деле, я была благодарна мальчишкам, что они не стали пытаться пристрелить крысок. По следам определили, что ручные.
-Сколько прошло времени пока я сидела над Торином?
Очень хотелось спать, но сон почему-то не шёл. В лесу стало совсем темно. Ночь, совсем не похожая на городскую, не столько пугала меня, сколько пыталась растворить в себе, лишить тела. Тучи внезапно разошлись совсем и над головой рассыпалась такая туча звёзд, что у меня просто закружилась голова. Хорошо, что я увидела их в дыру в брезенте, иначе бы мне просто показалось что на меня опрокинулось небо..
Верхушки деревьев тёмными тенями покачивались над головой, поскрипывая, шелестя ветками. Кусты тоже жили какой-то отдельной жизнью. В них что-то похрустывало, шуршало иногда даже попискивало. Вдалеке раздался протяжный тоскливый вой. Потом к нему присоединилось ещё несколько голосов.
Мальчишки придвинулись поближе к огню. Старший подбросил хвороста.
-Волки,- тихо прошептал он,- за Холодной балкой. Далеко..
На фоне неба мелькнула маленькая быстрая тень. Я закрыла глаза.
-Если начинать бояться, то я не остановлюсь до утра. А мне надо выспаться,- решила я и как по команде заснула.
Утро не принесло больших перемен. Торин оставался так же неподвижен и бледен, как и вчера. Но мальчишки терпеливо ждали. Кипятили воду для чая. Я покопалась в рюкзаке и достала шоколадину. Это был мой неприкосновенный запас. Но дети все неравнодушны к сладкому. А эти малыши никогда не ели шоколада. Я была в этом уверена. Когда они собрались бросить в кипяток какую-то травку, я остановила их и отобрала себе воды для кофе. Мне показалось это их расстроило. Но я решила непременно их порадовать и протянула каждому по кусочку шоколадной плитки.
Мальчишки обнюхали их, что меня здорово насмешило, уж очень они в этот момент смахивали на Синджа, когда он впервые попробовал шоколад. После того как я откусила свой кусочек и хлебнула кофе из кружки, младший тихонько слизнул с пальца коричневую липкую сладость и расплылся в блаженной улыбке. Вобщем они не стали варить чай, а решили опробовать не только шоколад, но и кофе. Пришлось поделиться запасом. Только понравился он им куда меньше. Но чего не сделаешь для установления дипломатических отношений.
Крыски получив свою долю о чём то "переговорили", потёршись носами и пошевелив длинными усиками и Сталкер остался возле хозяина, а Синдж намылился на разведку. Я проводила его взглядом и пошла посмотреть как Торин.
-Не трогай его,- возник за плечом старший мальчишка.
-Да я и не трогаю, просто хотела глянуть как он. Послушай, а мы ведь так и не познакомились вчера. Тебя как зовут?
-Стёпка, а его Сашка,- он ткнул в маленького.
-А меня Сёмка,- сказал средний выбираясь из кустов с охапкой хвороста.
-Смешно, все имена на одну букву. Это что специально или как?
-Долго сидим,- сменил тему Cтёпка,- плохо.. Нельзя здесь в лесу долго на одном месте. Особенно с огнём.
-Почему?- не поняла я,- звери нападут?
-Звери?..Нет..- задумчиво покачал головой Степан,- дикие..
-Это что ещё за дикие?- я зря ждала ответа. Все мальчишки насторожились и прислушивались к лесу.
Где-то далеко резко застрекотала сорока. И на полянку выскочил Синдж. Он был явно встревожен. Такими же встревоженными выглядели и мальчишки.
-Ты извини,- сказал Сёмка, быстро глянув в сторону Торина,- с ним мы не уйдём..
Мальчики попятились.
-Ты с нами?
-А я не уйду без него.. Ничего.. Вы идите, я понимаю..
С другой стороны поляны раздался треск веток и на полянку выскочил оленёнок. Шкурка у него вздрагивала и он тяжело дышал. На лопатке виднелся кровавый след, скорее всего от удара камнем. Увидев нас, он испуганно взбрыкнул и бросился в кусты.
-Опоздали,- мрачно констатировал Сашок.
Я его не слушала. Сорвала брезент набросила на лодку в дупле, забросала хворостом и опавшими листьями. Сталкер засел за кучу и как видно не собирался ни на шаг отходить от хозяина.
-Сюда,- крикнула я мальчишкам. Они подошли молча, как люди привыкшие беспрекословно выполнять команды в опасной ситуации.
Я подставила руки и Сашка кивнул. Он в секунду взлетел на сухую ветку и уже тянул оттуда руку другу. Стёпка кивнул Сёмке, тот помог мне поднять его, как самого тяжёлого. Сёмка был почти такой же по весу как младший, уж очень худой.
Мальчишки смотрели на меня. Я отрицательно качнула головой и показала рукой вверх в густую часть кроны. Они мигом поползли по стволу.
-Синджик, прячься, если что следи, поможешь.
Крыс растворился в подлеске. Я села у костра, изображая беззащитную жертву, и приготовила "беретту", даже глушитель навертела. Чем тише, тем лучше. Где их и сколько , это ещё надо понять. Я вошла почти в состояние транса и прощупывала пространство вокруг себя. Впервые мне это давалось так легко. Видно чувства всех присутствующих были обострены до предела.
Испуганные ритмы мальчишек, перемежались какими-то волнами напряжённой готовности. С той стороны, откуда прибежал оленёнок, приближались возбуждённые охотой люди. Трое.. четверо..пятеро.. Их аура походила на голодные колики. Острые болезненные всплески. А за моей спиной стояли трое. Совсем близко. Метрах в сорока. Злобная радость, предвкушение лёгкой победы и жадное мужское желание.. Меня заколотило.


Вернуться к началу
СообщениеДобавлено: Сб авг 08, 2015 10:07 am 
Не в сети
Ветеран форума
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Вс апр 17, 2005 4:45 pm
Сообщения: 5980
-Сначала поимеют, потом сожрут, а что не доели снова поимеют,- пронеслась в голове нервная шуточка и я сразу успокоилась. Такие вот глупые шутки всегда снимали у меня нервное напряжение.
Я дала первому, который бросился, пробежать с десяток шагов. Потом ударила страхом. Направленно, в него одного. Тот как будто остановился в воздухе, в прыжке и завертелся, как пёс за хвостом. Его дружки ничего не поняли и замешкались. Я повернулась и выстрелила с колена. Первый дикий завизжал действительно по-собачьи. Другие двое бросились ко мне.
Когда бьёшь направленно, удар выходит сильнее, на толпу он как бы размазывается. Второй, получивший свою плюху, даже на колени упал и ударил себя по ушам. Третий уже был почти рядом. Но уроки этого года не прошли даром. Меня и Петька подучил, и Алькины амбалы что-то добавили, и моя физподготовочка уже была не та, что раньше. Один короткий удар ногой в живот. Мои ножи в носках ботинок - оружие безотказное и смертельное.
Чувствуя ментально этих людей, вряд ли кто-то заморочился моральными принципами. Я бы действовала так же, если бы на меня бросились волки. Но оставался ещё третий, который довольно быстро отошёл от моего воздействия и рыча, как животное, нёсся на меня. Из ветвей дерева вылетел камень и с противным звуком врезался в голову последнего дикого.
Как в старых фильмах про специальные боевые части, я показала пять растопыренных пальцев и направление. Теперь нужен был направленный залп. Тела мне не спрятать. О ловушке можно забыть. Теперь только бой. Я посмотрела внутренним зрением на тех, что шли по следу добычи. До них ещё оставалось с полкилометра. Да, пятеро, я не ошиблась, хоть и далеко было.
В этот момент из дупла вывалился Синдж и завозился в ветках очнувшийся Торин.
-Боже, даже не знаю вовремя или нет!
Я не могла даже предположить сколько времени нужно, чтоб прийти в себя после этого странного каталептического сна. А как Торин поведёт себя попав в стрессовую ситуацию? Но о чём думать, когда ветки уже сползли с брезента и мой спящий красавец вылез из берлоги. Кожа у него на лице и руках выглядела так, как будто в него плеснули кипятком. Красная, даже почти лиловая. Пришлось бежать ему навстречу, надеясь, что у меня ещё осталась толика времени.
Глаза Торина с расширенными зрачками жмурились от солнца, но он быстро приходил в себя.
-Всё чешется,- сказал он, ёрзая плечами,- что это за кучу на меня навалили?
-Некогда объяснять, ты вот этих оттащить не поможешь?- и я показала пальцем на трёх диких посреди поляны.
-Застрять мне в шкуродёре.. это что за побоище?
-Ты так и будешь стоять и задавать вопросы? Тогда уж лучше прилечь за один из этих камешков,- и я ухватила его за куртку и потащила за ближайший валун.
Торин не сопротивлялся. До него уже дошло, что происходит какая-то крутая бяка. Его оружие было при мне и я сунула его прямо ему в руки.
-Стрелять сможешь?
-Не знаю насколько точно,- с сомнением в голосе ответил он,- глаза слезятся и зуд этот проклятый..
-Ну, прикрывай хотя бы. А получится достать кого, будет замечательно.
-А кто это?
-Дикие.
-Что ещё за дикие?
-Не знаю, так мне их представили, потом разберёмся. Сканером я в них не чувствую ничего человеческого. Голые инстинкты. Жрать, размножаться, драться..
-Погоди, кто представил-то?
-Торин, это у тебя что, побочные явления? Ты мне с дня первого знакомства меньше вопросов задал. Молчи.,- я закрыла ему рот.
Затрещали кусты. Пятеро выпрыгнули из-за высокого орешника. Они уже видели трупы между нижними ветками, на которых листвы почти не было. И, пригибаясь, странными дёргаными перебежками понеслись прямо в нашу сторону.
Выстрелы прозвучали почти одновременно. Мой, почти неслышный, а вот торинский универсальный самозарядник сорокового калибра рявкнул над ухом так, что я чуть не оглохла. Я сама ещё год назад попросила у Алика достать ему хорошую пушку. Для меня такой был бы тяжеловат, но рука у Торина была крепкая и стрелял он хорошо. Но сейчас он почти промазал. Пуля вскользь задела бедро крайнего нападающего и вырвала клок из его штанов. Но она его притормозила. Ногу он видно зацепил тоже.
В того, кого целилась я, влепилась ещё и стрела. Но она не нанесла большого урона. Хотя засела глубоко в плече. Дикий на бегу, с хриплым рычанием сломал её, чтоб не мешала и даже не остановился бы, если бы не мой выстрел. Пуля попала прямо в лицо и меня чуть не вырвало. Но отвлекаться ни на что было нельзя, слишком быстро набегали разъярённые чудовища.
А противник Торина всё же не добежал каких-то десяти метров. Он попал со второго выстрела.
Я собрала весь свой ужас и плеснула в третьего. Он завизжал, бросился в одну сторону, во вторую, потом повернулся и метнулся обратно в орешник. Стрела вонзилась ему в спину, но он скрылся в лесу.
Четвёртого камень ударил в грудь. Он захрипел, но упрямо рванулся к нам, и свалился на Торина, ворчащей и плюющейся тушей. Он выстрелил почти в упал ему в живот, но он всё ещё продолжал щёлкать зубами у его лица. Наконец Торин отбросил его и ещё трижды выстрелил с близкого расстояния.
Последний уже набегал и я боялась попасть в Торина, который оказался между нами. Вскочив, я метнулась в сторону и, почти не целясь, навскидку пульнула по свободной траектории. Попали все. Развернувшийся навстречу диггер, моя почти пустая беретта, две стрелы и вдогонку камень по черепушке. Он и поставил точку, поскольку в выстрелах точности было маловато. Стрела в предплечье, оторванное пулей ухо, ещё стрела в ключице и пуля раздробившая кость голени. Всё это его не убило, но если бы его вой не оборвал камень, я бы умом тронулась. Меня и так выворачивало под камешком.
Торин меня не трогал. Он понимал, что это нервная реакция на стресс. Такого вот настоящего боевого крещения у меня, слава богу, до сих пор не было.
Когда во рту начало горчить от желчи, из-за спины маленькая рука протянула мне флягу с водой.
-Пополощи и уйди отсюда. А то от запаха опять накатит.
Я поднялась подавляя позывы. Рот я ополоснула, но пить не стала. Не нравился мне настрой ребятишек. Что-то всё время настораживало.
-В воде сильное растительное снотворное,- подсказал Сильвер.
Ну, чтож, моему чипу хватило того, что попало мне в рот, чтоб проанализировать состав.
-Ай-ай-ай, мальчики, как нехорошо,- сказала я, поворачиваясь и держа пистолет наготове.
Торин, который вообще не знал мальчишек, изначально настороженно смотрел, как они приближаются. Конечно, соотнеся стрелы и камни он понимал, что в бою на нашей стороне участвует ещё кто-то, но наша близость помогала ему тоньше чувствовать мои настроения.
-Вы зачем это собрались меня усыплять?..
Мальчишки попятились. Они даже не пытались натянуть луки.
-Хотели оружие забрать? Или ещё какие резоны имеются? А его бы вы тоже обратно в нирвану отправили?
-Ни в какую эту.. нирвану.. в Полесово.. Нельзя нам в деревню городских в открытую приводить. Ты.. что ведьма что-ли? Как узнала, что в воде снотворное?
-Так я тебе такому бесхитростному, всё на тарелочке и выложила. Облезешь.. Ты лучше колись давай, как вы нас доставлять собирались в это Полесово с вашими хилыми силёнками.
-Сказали бы ему, что теперь ты заразилась, а мы вылечить можем. Ну, вроде как будто его мы вылечили.. А теперь лекарства больше нет и надо идти в деревню. И чтоб глаза завязал и тебя нёс, потому что иначе в деревню чужим нельзя.
-А дальше-то чего? Я бы в себя пришла и всё ему рассказала.
-Ну-у, тогда наши бы уже оружие забрали и припасы. Да и дорогу бы вы сами в город не нашли. Вы же леса не знаете..
-Это вы дурачки малолетние про нас ничего не знаете. И с чего вы вдруг решили нас назад в город не пускать?
-А вы расскажете про вирус, и сюда городские полезут. Будут тут опять командовать. А мы своим умом жить хотим.
-Да и живите себе, нужны вы нам больно. В город мы без вас доберёмся и узнавать где ваша деревня, если уж вы сами этого не хотите, нам ни к чему. Давайте разойдёмся без скандала. Мне в вас совсем стрелять не хочется. И этих убитых людей хватило..
-Людей?..- презрительно скривился Стёпка,- они не люди.. дикие.. знали бы вы что они с людьми делают..
-Могу догадаться. Не первый день живу. Однако вы тоже не одуванчики..
-Мы свою деревню охраняем,- с жаром возразил Сашок.
-Подлость, она и в деревне и в городе подлость. Ладно.. давайте только больше без ваших штучек. Всё равно узнаю. Сами сказали - ведьма. Вот и не нарывайтесь. Идите отсюда.
Мальчишки подобрали свои вещи и под внимательным взглядом Торина побрели в лес. Сталкер тихонько отправился проводить маленьких хитрецов, чтоб ещё чего не надумали.
-Вы того подранка найдите,- сказал Сашка на краю полянки,- а то горя не оберётесь.
Видно стыдно стало. Маленькие ещё. Не научились со вкусом подличать.
Тела мы скрыть не пытались. Всё равно мы и вправду в лесу не спецы. Следы прятать не умеем. А вот по кровавому следу прошли. Запах даже я чувствовала, а уж крыски и подавно. Дикий не ушёл далеко. Метрах в трёхстах заполз в бурелом и умер. Только белые перья стрелы торчали между веток.
Мы свернули по азимуту, что указал Сильвер. Не надо нам дорогу искать. У меня свой джипиэс в голове.
Всего через два часа снова пошёл дождь.
-Чёрт возьми, как надоел этот всемирный потоп!-шипела я так, как будто превратилась в водяную змею.
-Зато следы окончательно смоет и за нами не увяжется новая толпа диких. Может нам не стоило ссориться с мальчишками, а пойти в их деревню и договориться со взрослыми?
-Послушай, во-первых, я не люблю ходить в гости туда, куда меня приглашают при помощи снотворного; во-вторых, как ты думаешь, откуда набираются идей детки? Ты должен понимать, что взрослые ещё более костные в своих суждениях и более стойкие в убеждениях. Мне тоже очень хотелось узнать, свалил тебя вирус или это было что-то другое. Я могу предполагать, что со временем произошла какая-то мутация самого вируса или поколение, рождённое после инвазии, приобрело защиту к вирусу или хотя бы некоторую устойчивость. Я не заразилась совсем, а ты выкарабкался всего за сутки. И эти детишки говорили, что это ещё долго. Некоторые приходят в себя быстрее.
-Ну вот и выяснили бы.
-Ага. Или остались в этой деревне как пленники. Ты же слышал, они боятся, что всё вернётся на круги своя.
-Но они же не могут не понимать, что то средневековье в которое они скатились, не выход.
-А что выход? Город тоже не предел совершенства. Может природа и проредила нас вирусом, чтоб дать возможность людям пойти другим путём. Создать цивилизацию менее техногенную, более близкую к природе. Хотя мне лично она никак не нужна. Я привыкла к городской жизни. А вот вся эта слякоть на мою бедную голову! Бр-р-р! Сейчас бы домой, на тёплую кухню. К горячему кофе и печенькам. Ням!.
-Тогда не будем останавливаться. Давай идти сколько сможем. Не так уж далеко мы от города.
-Ну, не знаю. Я конечно за. Тем более наши, наверное, поседели от волнения. Только вот хватит ли у тебя сил, после всего.
-Да я вроде чувствую себя нормально. Как будто хорошо выспался. Только вот есть охота смертельно. И мы оба продрогли. Я не вижу, чтоб этот дождь собирался останавливаться. А у тебя губы уже просто фиолетовые от холода. Надо узнать у твоего джипиэса, может поблизости есть какие-нибудь поселения. Близко от города всегда было много маленьких посёлков. Я читал в книгах. Наверняка, не все из них сейчас заняты. Любое, даже разрушенное, здание удобнее для стоянки, чем просто лес. Ещё одна ночь ничего не решит. С дождём стемнеет рано. У меня нет никакого желания очутится в полной темноте среди этих кустов и буреломов.
-Ладно, ты где-то прав.
Я дала задание Сильверу определиться на местности и найти любые строения поблизости. Он направил нас чуть севернее и мы, к нашему удивлению вышли на узкую шоссейку. Наверное, здесь когда-то ходил рейсовый автобус. И по ходу точно был какой-нибудь посёлок. Идти стало намного легче. Хотя асфальт со временем растрескался. Его попротыкали ростки деревьев. Да и кусты подползли к самому полотну дороги. И всё же это не была лесная чаща. Если бы не дождь, то мне кажется по этой дороге можно было бы дойти до города к ночи. Логичнее всего, что конечная станция пригородного автобуса именно там. Мы уже видели вдали навес остановки. А, если остановка, значит какой-то объект человеческой деятельности.
-Если посёлок далеко от дороги, можно не искать. Остановимся прямо под навесом, лишь бы дождь не лил на голову,- поёжился Торин.
А дождь и вправду шёл всё сильнее.
-Чёрт, что за год сумасшедший! Подземке досталось по самое "немогу".
-Да, слава богу, когда меня смыло, мы успели уже всех поднять на базу. Теснота там, правда, страшная. Четыре посёлка диггеров. И два ушло на территорию артезианской скважины. Я, после нашего похода к морлокам, туда отправил разведотряд. Она хоть и далековато от города, но территория там закрытая. Наши уже там обустраиваться начали, вот и пригодилось.
-А ты им сказал, чтоб к университетским лабораториям не очень лазали? Я этот шланг гофрированный до сих пор в страшных снах вижу. Непонятно из яйца какой мушки такой опарыш вылупился. Хотя нет, та тварь была полна яиц. Так что стадию летучей гигантской цеце можно благополучно опустить и слава богу.
Опыты, что ль какие студенты проводили по направленным мутациям? Чтоб такое чудище само по себе образовалось, так тыщу лет надо. А то и больше. И чего ещё эти эксперементаторы там настряпали и какой мудак эти произведения явил миру?
Мы наконец добрались до автобусной остановки. Табличка с номером маршрута и названием затёрлась, но в десятке метров, у ответвления дороги, стоял вполне целый указатель "Университетский городок 3 км".
-Приехали..- почесала в затылке я,- надеюсь, я ничего не накаркала...
-Огонь нам здесь не развести, всё мокрое. Смотрю и навес этот не слишком спасает.
Мы присели на лавку. Выглядело смешно. Как-будто ждём автобуса. Крыша, разбитая упавшими ветками деревьв, кое-где протекала. Но пересидеть до утра всё же можно было. Торин встал и с тоскливым видом посмотрел в направлении города.
-Слушай, а там дальше какое-то строение.
-Где?- подорвалась я и всмотрелась вдаль. Уже начинало темнеть, но мои линзы работали исправно. Я даже удивилась, что Торин заметил эту стекляшку первым. Он-то свои линзы потерял в воде.
Мы подхватили вещи и пробежали стометровочку в охотку. Так хотелось найти что-то защищённое от дождя.
-Пост дорожно-патрульной службы,- прочитала я выгоревшую голубую вывеску.
-Смотри, даже окна не выбиты,- Торин постучал по стеклу,- а ведь целая витрина. Наверное, тут стёкла специальные.
Будочка была двухэтажная. Вверху "воронье гнездо"- кругленькая башенка. Одна комнатка внизу. Там валялась куча разбитой мебели, мусора и всякой разной дряни. Наверное, вездесущие "дикие" побывали и здесь. Но сейчас здесь было свободно. На всякий случай мы полазили вокруг. Но, скорее всего, все в округе, и люди, и животные, нашли какое-никакое укрытие от дождя. И сидят себе в ус не дуют.
Я подобрала диск от колеса. Удобно будет развести в нём костерок, чтоб не поджечь пол в здании. Торин подхватил ещё и несколько камней. Поставим её на них, как на ножки.
Дверь мы заблокировали сейфом. Замок был сломан. Сейф, хоть и небольшой, для документов, но тяжёленький. Будет слышно, если кто влезть захочет и двигать станет. Торин, для уверенности, ещё и в дыру в полу вставил ножку от стула. Подпёр. Можно будет спать более или менее спокойно. Это обустройство напомнило мне Зону. Наши с Ксюхой приключения. Вспомнилась Вдова. И морлоки ломящиеся в дверь. Ассоциация не к ночи.
Но, когда развели костерок из обломков мебели и развесили сушиться мокрое шматьё, настроение стало более игривым. Поели, даже выпили по пятьдесят грамм, чтоб согреться. Потискались. И укутались в спальник. Оба оказались такими измученными, что тепло разморило моментально. Крыски тоже пристроились возле нас. Сытые и спокойные. Дождь барабанил по крыше так умиротворяюще, что нам хватило двух минут чтоб уснуть.
Разбудили меня писк и какое-то чмоканье. Темнота не смущала меня и всё же я пошевелила костёр, чтоб, проснувшийся Торин смог помочь мне в случае опасности.
Сначала я ничего такого вокруг не увидела, но резкий удар в стекло заставил меня отпрянуть. Оно точно было бронебойным. Наверное, в начале инвазии посты укрепили. Не от вируса, конечно. От всякой шушеры, которая вылазит из всех щелей в смутные времена. И нам это сейчас здорово пригодилось.
Следующий удар, прямо напротив моего лица, дал возможность рассмотреть круглую присоску, на миг врезавшуюся в витрину и тут же исчезнувшую в тени зарослей.
-Торин, я кажись таки, накаркала. Очень этот инструмент напоминает о том стеклистом чудище. А у нас только пистолеты и единственная сеть. Если оно одно, справимся. А если нет?
Как ответ послышались два шлепка почти одновременно и ещё три один за другим с тыльной стороны здания.
-Ну вот, Нюш, мы в осаде. Откуда только этой дряни наползло? Я ещё в подземке удивился, такой здоровенный хищник должен что-то жрать. А там еды в туннелях не так много. Значит он и наружу выходить должен.
-Только вот шкурка у него тонкая, прозрачная и влажная. Не подходит для солнца.
-Ну, значит он днём внизу отсиживается, а снаружи охотится ночью. Так может нам до утра только продержаться и они порасползаются? А мы свалим. И уже без остановок до города.
-А, если они из-за дождя останутся? Тучки на небе, слякоть на земле. Может, им самое то.
-Вообще-то возможно. А какой у нас выход? Их тут может чёртова туча собралась. И, судя по всему, нюх у них, что у акул. Как они нас нашли, спрашивается? Уже бы и ищейка в такой дождь след потеряла. А эти твари тут как тут.
-Мы, когда окрестности осматривали, за лесополосу спускались, помнишь? Там луга, до самого горизонта. Низинка. Может река уже так разлилась от последнего ливня, что её подтопило и они по образовавшемуся болотцу до нас добрались. А запах и впрямь могли по воде учуять. Ладони у меня все исцарапаны. Да и у тебя тоже порезы есть. Если уж с акулами аналогию проводить. Они, говорят, за несколько километров каплю крови почуют.
-Нюш, это тебе чип твой информации накидал? Ты ведь раньше про животных не очень знала. А, скажи, ты мне такой сделать сможешь?
-"Железо" смогла бы, наверное. А вот с программированием у меня хуже. Хотя Сильвер и сам смог бы тебя загрузить. Напрямую, через шунт.
-Сильвер? Смешно. А почему ты..
-Ну, самое время это пообсуждать. Давай лучше обсудим план Б, как отсюда выбраться не по кускам.
Назойливое и тупое, в своём упрямстве, чмоканье только подтвердило мою правоту. Правда стекло стояло, как танковая броня, но не сидеть же нам тут до второго пришествия.
Яростно завизжал Синдж. Короткий хвостик оставил в нём долгую память. Видно было, как ненависть к чудовищу и невозможность сразиться с ним выводит крыса из себя. Все мальчишки мстители? Даже крыски? Я подошла, чтоб успокоить его, но он топтался у дыры в полу, в которой торчала ножка от стула. Вдруг она выскочила, как пробка из бутылки и следом за ней протиснулся вытягивающийся и утончающийся щупалец с присоской.
-Опасно!- завопил в моей голове Сильвер,- возможно, чудовище, как осьминог может протиснуться в небольшое отверстие.
Подробности про осьминога я слушать не стала. Просто отхватила мерзкую плоть своим топориком. Боль тварь ощущала. Это я услышала в ту же секунду. Синдж и Сталкер плясали и подпрыгивали возле извивающегося куска слизистой массы, как маленькие индейцы. Она сохранила форму трубки, но ощутимо сжалась в длину. Выкручивалась и дёргалась довольно активно. Торин с омерзением переводил взгляд с этой прыгающей сопли на дыру в полу.
-Как бы они не попробовали расширить проход. Пол трухлявый. Я легко проломил его. Если эта дрянь сюда добралась, сейчас и остальные подтянутся. Нам бы перебраться в будку наверху, а лестница снаружи.
Действительно, чтоб попасть на лестницу, нужно было выйти за дверь и подняться ещё на один пролёт.
-Так, план Б,- долго не думая сказала я,- собирай все вещи, бери крысок и беги вверх, я тебя прикрою сетью. На лестничной площадки у двери, места хватит только для одной твари. Выстрелю и сразу за тобой. А может стоит подождать, пока они внизу соберутся, пол ломать. Больших мозгов я у них не заметила. Чисто желудок и репродуктивные органы.
-Ага, ты мешок для яиц видела, гляди, чтоб тебя кто из них другим органом не достал, давай всё таки я прикрывать буду.
Пол начал заметно трещать в нескольких местах сразу.
-Некогда, дорогой, членами меряться. Вещи тяжёлые, мне всё не поднять. И крысок придётся за пазуху взять. Ещё защищать кинутся.
Не знаю насколько эффективно работают у чудищ мозги, но тот, что стоял за дверьми, свой пост не бросил. Я стала в трёх метрах напротив входа и, когда Торин рывком открыл дверь, щупальце сразу выстрелило навстречу. Он рубанул по нему кинжалом прикрываясь дверным полотном, а я выстрелила паучьей сетью.
Страшнее всего было стать на кучу слизи. Торин проскочил не задумываясь, а я затормозила на мгновение от отвращения. Потом прыгнула на следующий пролёт лестницы, стараясь не попасть ногами в месиво склизких останков и тут же пожалела. На ступеньку тоже попал кусок и нога поехала. Если бы не Торин, который вцепился мне в ворот, я слетела бы вниз, где шевелилась ещё одна туша.
Ухватившись за перила, я освободила его от нагрузки, которую он едва выдерживал, и мы помчались наверх. Вслед выстрелил хобот следующей твари, что уже ползла по ступеням.
Торин влетел в будку, я за ним. Дверь мы захлопнули и повернули щеколду замка.
-Интересно что было бы, если бы тут было заперто?- мрачно поинтересовалась я.
-Давай предположим что-нибудь более оптимистичное,- Торин сбросил рюкзак и огляделся.
-Ну, чтож, небольшая передышка нам обеспечена. Что может быть оптимистичнее? И дождь кончился. Успел заметить? Ещё один повод для оптимизма.
Мы устроились на полу. Тут вообще никакой мебели не было. Ни целой, ни ломаной.
-Кострик погасить не успели,- заволновался Торин,- мне кажется горелым пахнет. Как бы, Нюшка они нам тут пожар не устроили.
-Я в Жанны Дарк не нанималась,- вскочила я и, упершись лбом в стекло, попыталась увидеть что творится внизу.
Открытого огня видно не было. Хотя дымком потягивало. Задняя часть конструкции стояла на ленточном фундаменте. На возвышении. А передняя выступала на двух сваях. там и копошилась вся эта куча опарышей. Как на дохлой кошке.
-Слушай, а интересно, а насколько быстро эта дрянь размножается? Я вот как-то наблюдала в детстве, как трупные черви в пару тройку дней вырастали до взрослых размеров. Может наши тоже на падали раскормились. Наводнение же. Утопленников небось полно.
-Да ты что, Нюш, мы наших всех спасли.
-Вообще-то я животных в виду имела. Но мало ли. Ты знаешь что там в глубоких шахтах? Морлоки не слишком страдают тягой к взаимопомощи. Может эти чудища тоже закукливаются на голодный период. А, когда жрачки много, размножаются.
-Ню, мы с тобой от биологии далеки. Но я думаю, всё зависит от того, какой генетический материал использовали для мутаций. Наигрались в богов учёные.. Вот мы и сидим в результатах их игр, по самую задницу.
За окном светало. Я смотрела на пустую дорогу. Когда-то, наверное, здесь было оживлённое движение, а сейчас совсем никого.
-Торин,- крикнула я,- смотри, там вроде кто-то по дороге идёт. Предупредить надо, сожрут ведь.
Диггер схватил фонарь и приложил к стеклу. Луч ударил далеко и он начал передавать сигнал опасности короткими и длинными вспышками.
-А, если они не понимают сигнала?
-Всё равно насторожатся. Ясно же, что свет не просто так мигает.
Я снова уткнулась лбом в стекло.
-О! Исчезли! Увидели, наверное.
Мы ещё минут пятнадцать пялились за окно. Уже почти совсем рассвело. Только солнышка не видно. Дождь не идёт, но небо по-прежнему неприветливо-серое. Только мы собрались покинуть наблюдательный пост, как из кустов вынырнул маленький Сашок.
-Откуда он здесь? Его же сейчас эти твари порвут просто.
Мы лихорадочно искали выход из положения. А пацан натянул лук и пульнул куда-то под низ стрелку с каким-то балабухом на конце. Нам стало ясно, что пацан видит опасность и, кажется, знает как с ней бороться.
Двое других маленьких Чингачгуков мелькнули среди зелени и повторили действия товарища. Из-под здания ломанулся ещё один "червь". Самый здоровый из всех, что мы видели. Его тоже пометили стрелкой. Высунулась туша следующего. Но что-то его слегка колбасило. По телу пробегали крупные волны. Как будто он полз, но его тело оставалось на месте. Первый, гигант, тоже притормозился. Ему видимо ползти тоже расхотелось.
Торин всеми силами сигнализировал, что у нас на лестнице есть ещё один. Стёпка кивнул, улыбнулся и, помахав рукой, скрылся из вида.
Через двадцать минут тушки полностью прекратили двигаться и мы попробовали отодвинуть дверь. Сначала ничего не вышло. Мутант был как бочка с пивом - тяжелющий. Навалились вдвоём. Дверь подвинулась. Торин высунул голову и проинспектировал обстановочку. Тушка перегородила всю лестничную площадку, но признаков жизни не подавала. Тогда мы добавили усилий и туша, пересчитав ступеньки, плюхнулась вниз. Мы спустились следом без опасений, потому как мальчишки ожидали нас совершенно спокойно.
-Вы как здесь?- спросил Торин.
-Стыдно стало,- без экивоков ответил за всех Стёпка,- вы нас от диких защищали, а мы как сволочи..
-Ладно, забыли, теперь мы квиты. А чем это вы их?
-Червяков? Да самогоном. Они спирт не переносят. Дохнут. Макаешь тряпку, накручиваешь, стреляешь и все дела.
-Да, парни, пока у человеков альтруизм не истребили, мы не выдохнем.
-А это ещё чего за альтру..
-Изм..- добавила я и засмеялась,- ну, вот смотри, дети у нас рождаются слабыми, растут и учатся долго. Если бы их не защищали, даже рискуя собой, следующее поколение и не дорасло до взрослости. Это и есть альтруизм. Защищать тех, кто в этом нуждается. Стариков, чтоб накопленый ими опыт сохранить. Больных. Ведь те, кто после болезней выживал, передавал иммунитет детям.
-Понял, не дурак. Это вам с дедом поговорить надо.
-Ты извини, Стёп, только мы в деревню к вам не пойдём,- отказался Торин. Сейчас по крайней мере. Не потому, что не доверяем. Просто за нас волнуются в городе. Не знают что с нами случилось. Как-нибудь в другой раз. Спасибо, что помогли. Если вдруг возле вас окажемся, как вас найти? Или нельзя говорить?
-Где ловушка найти сможете?
-Сможем.
-Ну, попадёте туда, становитесь лагерем. Мы будем обходы делать, туда заходить станем. А без согласия старших мы и вправду не можем расположение посёлка выдавать. Без обид.
-Я понимаю. Сам разведчик.
Пока мальчишки обменивались дипломатическими нотами, я рассматривала тушки "опарышей". Когда я в них стреляла, замечала, что ранки у них затягиваются моментально. Стрелка торчала из кожи, которая почти втянула её вовнутрь. А вокруг тряпочки с самогоном расползлось чёрное пятно. Прозрачная жидкость внутри продолжала темнеть, хотя чудища казались уже дохлыми. Значит какие-то жизненные процессы ещё продолжались. Додыхающие коматозники меня вполне устроили. Я вздохнула и пошла прощаться с мальчишками. Торин прав. Дома нас ждут.
Закон придорожного камня: Сколько бы самых привлекательных дорог не расходилось от всяких волшебных камней, главное, чтоб все возвращали домой.


Вернуться к началу
СообщениеДобавлено: Пт ноя 20, 2015 7:03 am 
Не в сети
Ветеран форума
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Вс апр 17, 2005 4:45 pm
Сообщения: 5980
Дело одиннадцатое. Ведьмина гать.


Я росту. И выросла уже вполне достаточно, чтоб понять: не все кто нас мочит, обязательно сволочи и враги. Я городской ребёнок на все сто. Сильвер взялся меня дообразовывать в плане естествознания и, чем дальше я ухожу на этом пути, тем больше понимаю, что во главу угла там поставлен принцип выживания.
Почему же никто не делит зверюшек на правильных и неправильных? Да потому, что прекрасно сознают, что тигру, чтоб выжить, надо стрескать антилопу. Но, если пойти дальше, кошке уже не обязательно употреблять мышку или птичку, если человек насыпет ей корма. А всё равно не удивляются, если она это сделает. Такая у неё природа.
А вот мы, люди.. Частенько ведь тоже пытаемся просто выжить. Но оправдывать себя любим совсем не этим. Придумываем идеологии, религии и прочую дребедень, чтоб оправдать мочилово по простым и природным причинам. За жрачку и ресурсы. Такая наша природа. Нам грохнуть соседа мало. Надо оправдать свои действия тем, что твоё дело гораздо правее, чем его. А кто это решает? Небесная подписка или оружейный арсенал?
Как-то в последнее время мне расхотелось рости. Вот сейчас мы сидели и обсуждали с Ольгой положение дел с вирусом. Странное выздоровление Торина давало надежду, что влияние болезни ослабло. Или наш организм нашёл способ борьбы с ней. Но искать кандидатов для опытов у меня не было ни возможности, ни желания.
Мы пришли к одному и тому же мнению. Надо смотаться в деревню наших маленьких знакомцев. Там природа сама провела серию испытаний и надо только убедить упрямых деревенских взрослых поделиться с нами её выводами. Хотя поначалу Ольга возражала.
-Для чего?- говорила она с раздражением,- для чего ты опять собираешься рисковать жизнью? Тебе ведь деревенский быт раем не кажется?
-Оль,- но ведь есть ещё диггеры. Зачем им ютиться в подземных норах, если они смогут обосноваться в свободных посёлках. Они же не кроты на самом деле. Да и я знаешь такое животное, что хочу иметь два выхода из своей норки. Жить на птичьих правах для моего адреналинозависимого организма может и приемлемо. А вот детей я хочу растить свободными, без страха. А я ведь начинаю думать, что теперь у меня такая возможность есть.
Я не идеалистка, не думай. Человеческая природа не слишком изменилась. Мне ли этого не знать. Но помечтать о лучшей жизни я могу? И друзьям заодно помочь. И Торин со мной пойдёт. Побудем подольше вместе. А то он всё занят в посёлке. А дома Гера за мной бдит. То, что мы встречаемся, он как-то принял. Даже обрадовался. Но, если узнает насколько мы близки, открутит Торину голову. И мне дыру в черепе выест.
-В лесу, знаешь ли, найдётся гораздо больше желающих на ваши черепушки,- возразила Ольга,- но тебя ведь не уговоришь. Знаю уж.
Я только вздохнула. И вправду, ещё никому не удавалось. Я всё решаю сама. Слава богу, про финансирование думать не надо. Диггеры оплачивают экспедицию. Хотя и пострадали сильно из-за наводнения. И восстанавливаться как-то приходится. Но это не просто поход в деревню. Если вирус действительно можно в расчёт не брать, то нам надо найти ещё и место для постоянного проживания диггерских кланов. Не слишком далёкое от города, чтоб поддерживать необходимые поставки. Думаю, с Аликом я договорюсь.
Рано или поздно информация о состоянии с вирусом до властей дойдёт. О секте рогатых они не пронюхали только благодаря разладу с церковью. Но те и сами не лыком шиты. Уверена, что там тоже ведутся исследования. Наукой они никогда не пренебрегали. Наоборот, церковь, большую часть времени своего существования, была хранителем всех самых передовых знаний.
Дел у меня в последнее время не было. Кланы держали территории в строгости. Официальные органы правопорядка тоже справлялись без меня. Наш дом уже давно превратился в фермерское хозяйство. И довольно успешное. Я больше возилась с электроникой и самообразованием. Ну и конечно физподготовкой. Я уже давно поняла, что лень, это конечно приятно, но, при моём образе жизни, мне надо иметь возможность эту самую жизнь сохранить. И чем больше я росту, тем меньше шансов, что меня не станут принимать всерьёз в драке и у меня будет какое-то преимущество от недооценки моих способностей.
Боем со мной занимался Петька. Когда-никогда Тимур. Иногда Торин. Только у нас, в наши редкие встречи, были совсем другие желания. Теперь меня не раздражали тисканья Петьки и Ксюхи. Но с ней разговоров о наших с Торином отношениях мы всё равно не вели. Тут мне было полегче со старшими. С Ольгой или Стефой.
Кроме того, Ксеня была очень занята восстановлением статуса. Владимир Семёнович помогал, как мог. По большей части тем, чтоб не создавать из этой истории шума. Нам совсем не нужно было внимание к деталям её жизни. Сотрудники госконтор просто занимались привычным делом, координируя движение руки по переносу мзды в карман с потерей зрения на некоторые очевидные нескладушки. Она уже не собиралась что-то доказывать своим родителям. Ей была важна возможность спокойно в будущем создать семью.
Я сомневалась, что даже после восстановления чипа, ей дадут право на ребёнка. Но молчала. Проблемы надо решать по мере поступления. Закон разбитого кувшина: плакать тогда, когда порежешь осколком руку, а не тогда, когда увидишь на дороге кочку, о которую могла бы споткнуться.
Проверку Ксенька прошла легко. Даже экзамены младшей школы сдала экстерном и получила диплом. Старшая школа, даже экстерном, требовала денег. А Ксеня не могла взять деньги у Катерины, которая мечтала, чтоб Петька тоже получил аттестат. Поэтому я только и видела её за швейной машинкой. А Петюня вообще прописался в крольчатнике. Я подобрала ему курс по скорняжному делу и он увлечённо выделывал кроличьи шкурки. Они мечтали, что две-три шубки позволят им обоим оформить экстернат старшей школы.
Эта рутина меня приводила в состояние тихого бешенства. И я с радостью согласилась найти "новую планету" для диггерских переселенцев. Небольшой опыт лесных прогулок кое-чему всё же научил. И я с радостью взялась за экипировку. Легче всего было повторить наш путь по реке. Сейчас она пришла в нормальный вид. Только была полноводнее, чем в прежние годы. Чем тащиться по опасному лесу, спуститься вниз по течению, это просто прогулка в удовольствие.
А вот оружия я взяла по минимуму. Незачем провоцировать сельчан. Только свою "беретту" с хорошим боезапасом, тазер и прочую колючую дребедень. А вот лекарств я взяла побольше. Подарок полезный и безопасный. Там куча непривитых детишек. Наверняка болеют. Даже мои заботливые родители смогли собрать нужную сумму на нанопрививку, когда мне было восемь.
Вообще-то сборы гораздо скучнее самого путешествия, хотя и веселее, чем уборка крольчатника. Петька и Ксюха пошли сдавать экзамен для поступления в высшую школу, а мне достались кролики и совсем даже не в виде жаркого. Кто бы знал как я обрадовалась появлению Торина. Ему перепало поцелуев на пять минут больше, чем предполагалось. Зато мне на целый десяток вонючих клеток меньше. Я бы и вместо них с удовольствием целовалась, но Гера, заметив появление моего дружка, тут же бросил свои дела и заявился в сарай.
Мы хитро переглядывались и "усердно трудились" пока он рассказывал нам обо всех городских окрестностях. Он ещё застал время, когда народ выезжал за город и у некоторых даже были дачки. В тот район, куда мы собирались, он когда-то ездил за мёдом. Там у многих были пасеки. Даже разные пасечники занимались разным мёдом. В одном посёлке гречишным, в другом цветочным.. Вот бы медку.
Ну ничего, осталась одна ночка и на рассвете мы отбываем. Переглядываясь с Торином, я понимала без всякого сканера, что и у него все мысли только об этом. Я так за ним соскучилась! Слава богу, есть Сильвер и Гера бубнит не зря. Мы настолько сейчас зациклены друг на друге, что просто механически выполняем работу. На все эти новые сведенья нашего внимания уже не доставало. Хотя они безусловно нужные. Но я рада, что чип даёт мне возможность быть рассеяной и расслабленой хоть иногда.
После ужина мы чинно вышли погулять. А вторая наша парочка осталась обсуждать прошедший экзамен. В школу их приняли и мы были очень за них рады. Но Гера с Катериной и Ксенька с Петькой выглядели такой обыкновенной счастливой семьёй за столом с ужином, что нам захотелось сбежать. Не то чтоб мы этому позавидовали или почувствовали себя лишними. Они хотели бы видеть в этом кругу и нас. Только мы не чувствовали его своим. Чего то нам не хватало. А вот вдвоём мы были самодостаточны. Хотя и любили их всех.
Даже просто опершись о яблоню в саду и попав в тесное обьятие Торина, я почувствовала себя счастливой. Как могло быть раньше по другому, я просто не понимала. За эти последние полгода мой парень стал совсем мужчиной. Подрос и заматерел как-то. Я утыкалась лицом в его грудь, самую малость повыше солнечного сплетения, и казалась себе такой маленькой и хрупкой в его руках. И мне это до чёртиков нравилось. Вдыхать его запах такой родной и приятный. Его вещи всегда пахли сухими грибами и травами. И я ревниво вспоминала, что ими пока занимается его мама. Я даже не спрашивала, говорил ли он ей обо мне когда-нибудь.
Вот сейчас подумала об этом и стало страшно. А что если я ей не понравлюсь? И потом у диггеров с этим строго. Невест осматривают старшие женщины и только после этого разрешают поженится. От одного этого хочется сбежать в другую вселенную. Я привыкла никому не отчитываться и решать всё без позволения кого бы то ни было.
-Это что?- спросила я сама себя,- Я уже думаю о том, чтоб стать женой?Повзаправдашнему?
Только спросила это почему-то вслух. Задумалась, что ли?
И Торин вдруг тихо засмеялся и крепче прижал меня к себе.
-Маленькая дурочка. Повзаправдашнему... Слово-то какое нашла девчачье..
Окна до половины закрытые занавесочками освещали кусты георгин под окнами. Катерина возилась с ними как с детьми. Выкапывала и прятала на зиму в подвале. Сейчас они цвели пышным цветом. Мне на плечо свалилось маленькое яблочко. Червивое наверное. Значит самое сладкое. Стукнулось и упало на землю. Я хотела нагнуться и найти его, но Торин обнял меня крепче и приподнял, чтоб поцеловать. Открылась дверь и световая дорожка потянулась прямо к нам. Мы спрятались за яблоню, но Гера нас увидел.
-Идите чай пить,- позвал он,- с печеньками.
Мы захохотали и побежали в дом.
А на рассвете, по туману и росе, почти не спавшие ночь из-за того, что чувствовали присутствие друг дружки за стеной, уже спешили к реке. Нас гнало и нетерпение приключения и желание остаться полностью наедине. Как Адам и Ева, когда вышли за стены райского сада.
Мы даже не гребли. Лодка неторопливо спускалась по течению. Торин только немного направлял её лопастью руля. Одной рукой. А второй гладил мои волосы. А я лежала, положив голову ему на колени и смотрела то на небо, то на его голубые глаза. За бортом тихо журчала вода. Может и плыть так до скончанья века? Нет, надоест, пожалуй. Уже сейчас моя деятельная натура требовала какой-то движухи. Я вывернулась из под руки Торина и посмотрела вперед.
Наш остров должен был показаться ещё не скоро. Течение ослабело и русло стало уже. Речка не неслась, как в наводнение, захлёбываясь пеной и таща за собой всякий мусор. Сейчас течение несло нас ленивее. Стояла тишина. Относительная, конечно. Перекликались какие-то маленькие птички. Мы молчали и своим появлением даже не спугнули лиса, пьющего у края воды.
Небо было чистым. В этот раз нас ожидает ночь без дождя, я надеюсь. Мы собирались остановиться на острове. Там переночевать спокойнее. А нам хотелось побыть вдвоём. Устроить себе ночь-праздник. Мне стало скучно просто пялиться на берег и я решила попробовать Герыну снасть. Речную рыбу ловить можно. Правда я никогда этим не занималась. От этого занятие показалось ещё интереснее. Вспомнив всю науку автора снасти и выслушав наставления Сильвера, я бросила в воду тяжеленькую блестящую блёсенку-рыбку, которую Гера смешно назвал "воблер", плюнув на неё, с непонятной для меня целью и оставила её вертеться в воде на небольшой глубине. Удилище у меня было коротенькое, всего с метр в длину.
Наверное рыба тут забыла про рыболовов или её было так много, что за час я поймала целых пять приличных рыбок, две из которых Сильвер определил как окуней, а остальных почему-то нежно назвал судачками. То ли в какой книжке вычитал старинный рецепт, то ли просто из художественной литературы, но он тут же стал мне расхваливать уху из свежих судачков и окуньков. У него явно крутилась информация про рыбаков и охотников, потому что он начал уговаривать нас обед готовить на берегу, остатки пищи выбросить в воду, а ночевать отплыть на остров. Так как боялся, что ночью за едой к лагерю придёт медведь.
Я пересказывала Торину страхи моего чипа и он почему-то решил их слушаться. А мне было всё равно. Я чувствовала себя совершенно легкомысленно. Наверное из-за маленьких кудрявых облачков на небе, щебечущих птичек и ярких солнечных бликов на воде. Да и сканер не показывал никакой агрессии поблизости.
Мы и остановились в обед. Конечно никакой ухи готовить не стали. Запекли рыбу на палочках, косо поставленных над углями. Это оказалось божественно вкусно. Мы даже чистить рыбу не стали, только выкинули в реку требуху, которую тут же стрескала какая-то здоровущая рыбина и, показав толстый бок, снова ушла в глубину. А потом я решила поучить Торина плавать, нахально стянула с себя всю одежду и влезла в воду, пока крыски охраняли лагерь и лениво доедали последние кусочки рыбы.
Вода была прохладной, сосочки моей маленькой груди затвердели и вызывающе торчали тёмными вишенками на белой коже. И Торин конечно тут же сбросил одежду и полез их пробовать. Он стоял в воде, чуть не доходящей до его плеч, а я повисла у него шее и отвечала на его поцелуи, дрожа от желания почувствовать его в себе. Он не заставил меня ждать и придерживая за бёдра чутко реагировал на каждое нетерпеливое движение моего тела.
Мы так увлеклись, что даже крыски стали повизгивать. Мой сканер сигналил на весь лес. Уж не знаю на какое расстояние. Но наверное даже зайчихи от лисов не прятались. А у того медведя, который к нам шёл, ноги свело. Я подумала, что точно должна жить в лесу, иначе соседи возражать станут.
Глупо всё это звучит, но я не так уж страдаю от долгого отсутствия Торина и не схожу с ума из-за отсутствия близости. Но когда она случается, эта чёртова штука в голове действует похлеще всяких таблеток, о которых мне рассказала Стефа, после безобразия, что мы устроили в её заведении. Она серьёзно думала, что мы её клиентов чем-то напоили, чтоб информацию выведать.
Вобщем, до плаванья так и не дошло. Нам надо было двигаться дальше, чтоб успеть до заката устроиться на ночёвку на острове. Я задремала на солнышке, устроившись на наших вещичках на дне лодки. Проснулась от того, что лодка толкнулась в берег.
-Ты что меня не разбудил? Ведь сейчас утащит течением мимо!- рыкнула я, ещё не вполне проснувшись.
Но всё оказалось проще. Вода упала, и остров выглядел куда как больше. И теперь над водой была не только горушка с деревом на вершинке, а и пологий песчаный пляжик. К нему и пристала наша лодочка. Спокойно зашуршала и въехала плоским донышком на мягкий песочек.
-Я бы тебя разбудил, если бы было нужно,- оправдывался Торин,- но ты устала, а место, чтоб причалить, оказалось удобным и безопасным. Я бы наш островок и не признал, если бы не обгоревшее дерево.
-Я думала оно пострадало больше. Но видно ливень тогда не дал пожару сильно разгореться.
-Ага. И сохранил для нас весь сушняк, что между кустами набился.
-Давай большой костёр делать не будем. Смотри, до берега совсем не далеко стало. Да и мелко здесь по-моему. Если хотим переночевать спокойно, не привлекая ничьего внимания, лучше выкопать ямку поглубже и в ней развести небольшой огонёк. В случае опасности, ну, если зверь какой переберётся через реку, крыски предупредят и мы дровишек подбросим, чтоб отпугнуть. А вот дикие костра увидеть не должны.
-Надеюсь они всё таки спят по ночам. Дикие-то они дикие, а привычки человеческие должны были остаться. Мы создания дневные и по ночам шастать не привычны. И зрение у нас дневное и метаболизм.
-Ух ты. Я смотрю ты тоже занятий не бросил. Самообразовываешься?
-От тебя отстать боюсь. Скажешь потом, что я тебе не интересен.
-Точно. Вот даже плавать не умеешь,- подначила я,- может всё таки поучимся?
-Обязательно,- Торин так выразительно на меня посмотрел, что у меня появилась слабость в ногах,- а пока давай всё таки займёмся лагерем.. А то я за себя не ручаюсь. Как поплыву..
Я потёрлась о его руку щекой и потащила вещи на горку, на место нашего старого пристанища.
Если представить себе романтику в классическом понимании, то ночь ей была переполнена. Она была в небе на котором не хватало места для звёзд. В плеске реки и шорохе ветра в ветвях. В мечущихся маленьких тенях летучих мышей. В искрах уютного костерка, освещающего только наши лица, когда мы склонялись над ним, чтоб подложить толстеньких коротких чурбачков или налить в кружку горячего травяного чая.
Мы были переполнены любовью и возвращались к ней раз от разу. Наплескавшись до синевы, пока не село солнце, мы устроились у костра и насыщались ласками, как два голодных волчонка. Уже с гораздо большей нежностью и вниманием изучая тела друг дружки и их реакцию на прикосновения. Нам обоим всё это было внове.
Мне нравилось касаться пальчиками кожи Торина внизу его мускулистого живота и чувствовать как он вздрагивает и напрягается от желания, проводить по внутренней поверхности бедра не доходя до последнего, слишком явного, прикосновения, а только внутренне ощущая его готовность.
Он же играл губами и кончиком языка с моими сосками и переходил с лёгкими поцелуями всё ниже и ниже до самого сокровенного.
У меня, как и моей мамы, волосы на теле почти не росли и нежная кожа горела от прилива крови, становясь почти жемчужной. Я открывалась ему навстречу и всё тело сводило судорогой, когда он оказывался между разведённых колен. Когда нас обоих накрывала волна наивысшего наслаждения, а это всегда происходило почти одновременно, по моим щекам текли слёзы.
Наверняка такая сверхчувствительность и совпадение по времени было тоже обусловлено усиленной эмпатией. Но в этот момент нас трудно было бы в этом убедить. Желание было таким естественным и ярким. И это при том, что я могла прекрасно сдерживать свою реакцию в неподходящих условиях. Такого, как случилось со мной в Стефином притоне больше не повторялось. Конечно всё это время я училась экранировать сканер усилием воли. Но сейчас мы были только вдвоём и я отпускала себя, не боясь быть жаркой и страстной для своего первого и единственного мужчины.
Но всё когда-нибудь заканчивается. Эта ночь тоже подходила к концу. Утомлённые, мы заснули, когда звёзды чуть поблекли. По реке пополз туман. Плеск играющей рыбы стал чаще и сильнее. Назойливее зазвенели комары. А на другом берегу реки тихо разошлись ветки кустов и на берег вышел мужчина. Мальчишка назвал бы его стариком, но он был совсем ещё не стар. Лет сорока пяти-пятидесяти. Сильный, с узловатыми мышцами, похожий на вяз, выросший на болоте. Волосы с проседью и аккуратно постриженая борода. Косоворотка, явно сшитая вручную. Как, впрочем, и вся остальная одежда. Грубые домотканые штаны и выворотка-жилет. На ногах что-то похожее на мокасины. На плече лук, натянуть который не всякому дано, сделанный из рогов и твёрдого дерева. Он поднял голову и, как зверь потянул носом воздух. Потом так же тихо отступил обратно в заросли ивняка.
Какое-то время берег выглядел пустым, но вскоре выше по течению ветви разошлись снова и тот же мужчина, совершенно обнажённый, мягко ступил в воду, толкая впереди себя маленький плотик из хвороста. На нём лежала свёрнутая одежда, холщовый мешок, обувь и лук с колчаном. Пловец не издавал звуков, громче кормящейся на зорьке рыбы. Он по лягушачьи загребал ногами, толкая свой груз вперёд, а течение тащило его прямо на островок.
Вот он уже ступил на пологий пляж и, не теряя времени на одевание, подхватил только оружие и пригнувшись направился прямиком в сторону костра.
Если бы не крыски, мы бы не почуяли чужого. Но, когда он только ещё ступил в воду, наши маленькие сторожа, всю ночь сменяющие друг друга, оба уже будили каждый своего хозяина. Сталкер фыркнул у самого лица Торина и тот, привычный к такому ритуалу, сразу проснулся, не смотря на усталость. Я, разморенная жаром костра с одной стороны и тёплым телом Торина с другой, не спешила с пробуждением, пока Синдж не куснул меня слегка за запястье. Отдёрнув руку, я не завопила только потому, что мой спутник успел прикрыть мне рот рукой.
Мы тоже спали голыми на одном спальнике. Прихватив оружие, и едва успев придать вещам вид мирно спящих путников, мы отползли в густой кустарник и припали к земле, наблюдая за полянкой под деревом.
Шорохов или треска сломанной ветки под ногой мы не услышали. Он просто появился из тумана и застыл с натянутым луком, осматривая место нашей стоянки. Если бы он выстрелил в оставленные приманкой спальники, наверное и мы бы не оставили его в живых. Но он подошёл к самому костру, присел и подбросил веток. Лук он положил на землю рядом с собой. Из травы тут же выкатился Сталкер и уселся на тетиву, чуть оскалив зубки в подобии страшненькой улыбочки.
Торин первым поднялся и пошёл навстречу нежданному гостю. Я ещё минуту оставалась на месте. Страховала. Хотя уже видела, что агрессии он не проявляет. Его поза была спокойна и расслаблена. Никогда не видела ещё такого достоинства в голом человеке. Но и мой мужчина был ничуть не хуже. Идущий в полный рост, юный и красивый, только одной своей молодостью. И гость вольно сидящий га земле, скрестив ноги и опершись на руку, чуть откинувшись назад, в зрелой мужской красоте. На минутку глядя со стороны, подумала, а получится ли у меня выйти так же достойно, без нелепой манерной скромности. Посмотрела на оружие в руке. Вот уж что смотрелось нелепее всего, рядом с обнаженной девушкой. Но Торин уже нагнулся и бросил в мою сторону комбинезон.
Я отошла в сторонку, оделась и предоставила мужчинам говорить самим. Я не чувствовала волнения или враждебности и, когда Торин крикнул мне, спокойно вернулась в лагерь. Он уже одевался. Гость куда-то ушёл. Оружие его осталось у упрямого крыса.
Очень хотелось кофе. Ну и плевать, что запах будет на весь лес. Нас и так уже нашли. А без кофе я засну стоя.
Скоро и наш необычный посетитель тянул руку за кружкой кофе. Осторожно, как за хрупкой драгоценностью. Не трудно представить, что так для него и есть. Живя в лесу, без общенья с остатками нашей несчастной цивилизации, даже в виде такого затрапезного городка, легко понять ценителя кофе, навсегда лишённого этого удовольствия. Я бы точно взбесилась. Кофе и шоколад это то, что я пытаюсь доставать всеми правдами и неправдами.
-Мы пьём желудёвый кофе, а ещё ячменный, но сравнить с настоящим его трудно,-оправдывался мужчина, с явным удовольствием, поднося напиток к губам. С тех пор как мальчишки, рассказывая о вас, упомянули о кофе у меня во рту образовывалась слюна только от воспоминаний. Только здесь я не вас искал, конечно. Хотя встретить надеялся частенько. Вы же обещали вернуться. А с тех пор желание только увеличилось по вполне объяснимой причине. В нашей деревне очень мало мужчин. Это создаёт большие трудности для её выживания. А теперь ещё мальчишки пропали.
-Как это пропали? Все разом и никаких следов? Дикие что ли?- вопросы так и теснились в моей голове и посыпались просто горохом,- я вообще не особо понимаю кто они такие и почему такие. И откуда в таком количестве? И ещё в каком, собственно?.. Мы тогда так толком не поговорили. Видно мальчишки, играя в загадочность, слишком стремились залучить нас в деревню. Интриговали, чтоб мы вернулись. Так что же с ними, вы ведь что-то предполагаете?
-В какой-то мере это я виноват. Поставил ребятишкам цель - найти для деревни новое, более безопасное место. Они, как и все другие наши ребятишки, всегда интересовались Ведьминой гатью. Я им запрещал туда соваться. Но видно они ничего лучшего не нашли. Пока их следы вели именно в эту сторону. Она там, за рекой..- он махнул рукой в сторону берега противоположного тому, с которого он пришёл и на который мы высадились в прошлый раз.
-Там болота,- просветил меня Сильвер, в ту сторону местность понижается и от реки туда уходят несколько крупных ручьёв.
-Там болота,- как будто вслух повторяя за Сильвером, сказал наш гость.
-Вы,.. кстати, давайте познакомимся наконец..
-Анатолий..
-Вот так просто, Анатолий, без отчества?
-Да у нас как-то изжило себя..
-Ладно, Анатолий так Анатолий. Я Анна.. А он Торин.
Почему мне вдруг приспичило назваться полным именем? Не знаю..Может захотелось, чтоб он воспринял меня серьёзно.
-Так что это за Ведьмина гать и почему вы остерегали ребят от неё? Давайте уж всё по порядку.
-Да знаете, в каждой общине образовываются какие-то местные страшилки. Это болото за рекой всегда было не совсем обычным. Ещё в древние времена о нём ходило множество легенд. Некоторые даже изучались в школах и упоминались в учебниках. В краеведческом музее во времена моего детства была экспозиция. Считалось, что древнее городище находилось ближе к болотам и русло реки тогда тоже было несколько иным. Наша речка была полноводнее, чем теперь.
Ещё раньше, в древности, на его месте было неглубокое, но очень большое по площади озеро, с несколькими островками посредине. На самом крупном из них жители поселения прятались во время нападений врагов. В течение долгого времени озеро постепенно мелело и края его заболачивались. Островки соединились в один. Ко времени средневековья болото стало почти таким как сейчас. Теперь никто не смог бы переплыть на остров в лодке. А желающих соваться туда пешком как-то тоже не находилось.
В один из наиболее сухих и неурожайных сезонов летопись пополнилась страшной записью: "В лета 7090 изыдиша крокодили лютии звери из реки, и путь затвориша; людей много поядоша, и ужосашася людие и молиши бога по всей земли; и паки спряташася, а иних избиша." Ходили слухи, что те звери, каких не уничтожили охотники, ушли в болото и там поселились. У болота соорудили капище и приносили жертвы зверям лютым, чтоб сидели в болоте и не нападали на людей, что приходили по грибы да ягоды.
Другая легенда повествовала о том, что в то время в городе жила девушка. Её семья всегда занималась целительством и она с матерью много времени проводила в лесу и на болоте, собирая целебные травы.
Но в городскую церковь был назначен новый священник и самой главной своей целью посчитал избавление города "от балий и балвохвальства". Целительство наговорами, посещение капища крокодилова, причислялось к язычеству, тому самому балвохвальству. Двое его послушников ходили от дома к дому и выспрашивали о тех, кто якшается с нечистой силой. Нашедшим ведьму или колдуна доставалась треть всего имущества грешника. Ещё треть отходила церкви и треть городским властям.
При таких условиях всегда находились алчные и завистливые людишки, которые чуть ли не лично присутствовали при заключении сделок своих более зажиточных соседей с Вельзевелом. И, конечно, семья целителей и травниц одной из первых попала под подозрение. Но среди их соседей были и те, чьих детишек вылечили от болезней; старики, чьим ноющим костям приносили облегчение болотные травы. Кто-то шепнул лекарям, что им лучше бы бежать из города. И семья исчезла в ближайшую же ночь.
Но ходили слухи, что они колдовством проложили гать в болоте, которая видна только тем, на кого укажут Ведьмы. Что, стоит позвать их в полнолуние, и откроется дорога к тайному острову. Больных, почти безнадёжных детишек приносили ночами на болота и некоторые из них после появлялись в городе здоровыми. Другие исчезали бесследно. Никто не мог знать утонули они в болоте или ушли жить на остров через Ведьмину гать.
Сашок чаще всех говорил о том, что надо найти путь на остров для деревни, чтоб жить там спокойно, не опасаясь диких и сектантов.
-Так откуда же берутся эти дикие? И, насколько я успела заметить, среди них как раз мужчины преобладают. По крайней мере, я не столкнулась ни с одной дикой женщиной. Мне бы очень хотелось узнать всё, что вы знаете о вирусе. Или вам так хочется продолжать делать из этого тайну? Если у вас такие проблемы с выживанием деревни, значит пора что-то менять. Хотя, может и не стоит обсуждать эти темы сейчас, не думаю, что это поможет нам найти ребят. Найдём для этого более удачное время. Давайте собираться и двигаться к болоту. Если они проходили в ту сторону, мы обязательно отыщем след. Крыски нам помогут.
-Будем надеяться. Вашим крыскам тоже надо быть осторожными у воды. Охотники говорили в болоте до сих пор живут крокодилы. Кроме того там полно змей.
-Откуда здесь крокодилы?- Торин пожал плечами,- мы же не в тропиках каких-то. Это что, тоже университетский живой уголок или вы всерьёз верите в ту летопись?
-Нет,- быстро ответил гость,- не было в университете крокодилов.
-А вам откуда знать?- подозрительно прищурилась я.
-Дело в том, что я был научным сотрудником именно в биолаборатории. И с нашим виварием знаком непосредственно. О крокодилах время от времени упоминали всякие жёлтые журнальчики. А до их существования устные рассказы местных жителей. И капище крокодилово сохранилось. Но учёные всегда полагали, что это ихтиостеги, они появились около 370 миллионов лет назад и считаются вымершими. Но обитали в похожих климатических условиях, как раз на болотах и заболоченных озёрах и были чем-то средним между рыбами и амфибиями. Наша реальная ситуация вполне могла поспособствовать расширению популяции. Репутация болот всегда держала людей на расстоянии, а теперь и подавно, практически полное отсутствие человека, как врага и пищевого конкурента, дает прекрасные возможности этим довольно агрессивным охотникам. Да и древность их породы.. возможно они существуют и размножаются в здешних болотистых лесах практически не меняясь. Как крокодилы, с которыми их путают.
-А гигантский опарыш ваше изобретение или тоже древняя легенда?
-Не моё конкретно, но это университетский генмодификант, искусственно выведенный.
-Мерзость,- меня передёрнуло.
-Согласен. Но можно я потом расскажу его историю. Нам бы отправиться уже. Просто будьте внимательны у воды. В лесу следы животных увидеть легче. У воды - только там, где они выходят на берег. Если выходят. Хотя, возможно это всё выдумки и охотнику, который всю эту историю другим рассказывал, просто что-то со страху почудилось.

У болот мы оказались довольно быстро. Анатолий привёл нас по самой короткой дороге. Правда я пару раз умудрилась чуть не наступить на гадюку. Следов мальчишек мы пока не нашли. Лес на этом берегу был чисто лиственным. Преобладала ольха и берёзы. У самого берега было очень много рогоза и осоки. Зелёный мягкий мох устилал землю целыми полотнищами, окутывая стволы деревьев.
Крыски терялись в непривычных условиях и осторожно ступали по пружинящей поверхности мха. Пройдя по берегу совсем не много, мы остановились на полянке. Она находилась на небольшой возвышенности и там было посуше. Присев на упавший ствол дерева, мы стали совещаться.
-В какую сторону пошли бы мальчики, если бы действительно хотели найти эту загадочную гать? Какие там в легенде условия, чтоб её увидеть? Если они и правда отправились сюда, у них не было бы другой цели, значит и мы должны думать как они,- попыталась я разговорить нашего молчаливого провожатого.
-Я это и делаю,- ответил он,- думаю, они пойдут к святилищу. Во-первых, это самое древнее место, где есть какая-то связь с людьми. Тайны прячут, чтоб их нашли. Но нашли те, кто найти должен. Иначе зачем их вообще сохранять. Святилище это памятный знак. А по поводу условий.. Я знаю только про полнолуние. Но может просто нужна светлая ночь? Наверное, ещё высокое дерево, чтоб увидеть дорожку в болоте на далёкое расстояние.
-Не думаю,- Торин пожал плечами,- а как ты будешь её видеть, если пойдёшь по ней? Кто-то будет сидеть и орать тебе с дерева, чтоб ты повернул налево или направо? Нет дорога должна быть чётко видна под ногами и достаточно долгое время, чтоб ты успел перейти топь и попасть на остров.
-Ты же биолог,- подначила я Анатолия,- вот и сообрази, что может в темноте дорогу показывать? Наверняка, какое-то свечение. Даже я слышала про болотные огни и всякие такие придумки про духов трясин и "свечи покойников". В каком-то детективе было что-то подобное.
-Что на болоте может светиться? Газ? Гнилое дерево? Грибы?- вставил Торин,- я видел такое в подземке.
-Всё из того, что ты назвал светится может. Ещё люминесцирующие бактерии.. Только при чём тут тогда полнолуние?
-Хорошо. Тогда давай думать дальше. Переходить надо по какой-то твёрдой поверхности.
-Не знаю. Гати на болотах делали из хвороста и брёвен. Но такую древнюю гать надо было бы поддерживать, ремонтировать. Да и кто её строил? Ведьмы волшебными заклинаниями? Это несерьёзно. Конечно, в древности жители прибрежных деревень могли сделать такую притопленую гать, чтоб оставалась возможность прятаться от врагов на острове. Но с тех пор от неё самой осталась бы только легенда. Гать давным давно сгнила бы, несмотря на консервирующие свойства болотной воды. Люди в ней давно не нуждались. А разговоры о том, что такой путь по прежнему существует, не прекращались столько, сколько здесь есть поселения.
-Ну, хорошо. Давайте пройдём до святилища и если найдём следы мальчишек, тогда уже возьмёмся за эту загадку снова. Далеко до него?
-Не меньше часа.
-Ну тогда поднимаемся. От сидения на одном месте ничего кроме корней из задницы не вырастет.
Анатолий вырубил нам слеги, чтоб прощупывали дорогу. Здесь иногда встречались неглубокие мочажины и провалиться в них не хотелось. Палки ещё и змей пугали. Как только мы ударяли ими по земле, в нескольких метрах впереди иногда мелькали блестящие гибкие ленточки тел, которые как тонкие струйки стекали в заросли рогоза.
Шли мы не быстро. И дорога была довольно утомительна. Мох проваливался и под ним обнаруживалась липкая грязь и приходилось то и дело обходить эти ямки.
-Может поднимемся повыше, пройдём по сухому, а возле капища спустимся к болоту?- предложил было Торин.
-Я очень приблизительно знаю где оно находится,- возразил Анатолий,- там почти никаких приметных знаков. Охотники говорили только о направлении и что оно с берега видно лучше, чем из леса. Там нет больших деревьев. Но зато много упавших во время сильных ветров и гроз. Корни здесь их не слишком хорошо держат. Так что вряд ли там идти будет проще.
Я с тоcкой глянула на лесную заросль и в молодом березнячке увидела тёмное пятно.
-Что это?- указала я на него спутникам.
-Наверное, это и есть то, что мы ищем. Пойдём, глянем?
Здесь берег поднимался довольно круто. Небольшой холм был удачным местом для капища. А вот завалов тут на удивление не было. Зато было оборудованное кострище. Видно, что тут регулярно кто-то останавливается.
-Это наши охотники,- объяснил Анатолий,- они давно возобновили ритуал жертвований. После того, как в первый раз один из них увидел "крокодила". Точнее, напал на него у болот. Кстати, моё убеждение, что это совсем другое животное, можно подтвердить тем, что они ни разу не нападали на суше. Кроме того, крокодилы кладки делают на берегу, а вот их никогда не находили.
А ихтиостеги не передвигались по суше, охотились либо в воде, либо у воды. Ночью в болотной воде не поохотишься. А на водопой животные к реке ходят. Значит ночью они либо водоплавающую птицу берут на гнезде, либо внутри болота где-то есть ещё озёрца с рыбой. Может она и лягух со змеями употребляет. Но вот те животные, которые могут на болото за ягодой забраться или ещё за чем, за мхом, за грибами, вряд ли им по зубам. Разве что в болоте увязнут и погибнут. Ихтиостеги максимум полтора- два метра были, не взять им кабана, лося или медведя живьём. Только если они ядовитые. Как вараны. Только и яд должен быть более быстродействуюшим, чтоб животное не убежало. Да и мишка сам не дурак кого-нибудь поймать. Но на крупных животных они точно охотятся, иначе не нападали бы на людей.
-А как же летопись? Там же говорилось, что они из реки вышли..
-Ну может с голодухи страшной. Нет, наверное, сколько-то они могли пройти.
-И как теперь разобрать были здесь охотники или мальчики?- я развела руками,- запахов не чувствуется.. Давно они пропали?
-С неделю..
-И вы только сейчас отправились искать детей?- возмутился Торин.
-Нет у нас людей для поисков. Деревню охранять надо. Мальчики уходят на охоту не впервые и не впервые задерживаются. Просто сейчас уж очень долго и болтовня эта между ними про гать. Я им запрещал в болото соваться, но вы же и сами небось такие же. Тоже не слишком взрослых слушаете.
Мы с Торином покраснели. И правда, чего мы к нему прицепились? Небось мальчишки для него куда как роднее.
Анатолий достал вязанный носочек и дал крыскам понюхать. А сам всё же осмотрелся пока крыски бегали по кустам. Я же с интересом полезла к капищу. Фигура и впрямь похожая на крокодила или какого-то ящера лежащего на пористом, похожим на ржавую губку камне. Само животное было грубо вырезано из чего-то среднего между деревом и камнем чёрного цвета. Может ствол, долго пролежавший в болоте и найденый после того, как упал уровень воды? В фигуре была и красота, и угроза.
-Что это?- я потрогала постамент и вопросительно глянула на подошедшего Анатолия,- никогда не видела таких камней.
-Это болотная руда,- Анатолий поковырял охристый камень у самой земли,- похоже её не приносили, она скорее тут же и образовалась. Вполне возможно тут целый пласт. Он может уходить в болото. Может как раз по нему и можно пройти?
-А что тогда со свечением? Или какими-то другими знаками?
-Да бог его знает. Может над рудной залежью растут какие-то водоросли. Или бактерии выделяются. Да нам, собственно, какая разница. Я не особенно понимаю как это всё можно связать с полнолунием.. Скорее всего просто нужна достаточно светлая ночь. Тогда это вряд ли свечение. Оно как раз в темноте было бы заметнее.
-А меня вот другое заботит,- вмешался Торин,- как лезть в воду, даже, если найдёшь знаки, если там эти крокодилы или ихтио.. не помню как вы их обозвали.
-Может надо тут возле святилища их прикормить чем-то, чтоб от наших тушек отвлечь?- предположила я.
-А полнолуние между прочим завтра, точнее с сегодня на завтра,- заявил Анатолий,- так что не знаю, увидели что-то мальчики в другую ночь, ждут ли нужного дня или вообще их тут не было?
В эту минуту из кустов показался Синдж с довольной мордой. Следом за ним бежал Сашок.
Мы облегчёгго вздохнули. Но, поскольку других мальчишек не было и Сталкер не показался, Анатолий снова нахмурился.
-Там Стёпку змея укусила,- закричал малыш ещё издали.
Мы бросились навстречу и через несколько минут вся команда собралась на поляне, где маленькие разведчики разбили свой лагерь. Сделали они это надо сказать грамотно. Останавливаться у самого болота не стали. Выбрали сухое более возвышенное место и решили дожидаться полной луны.
Сейчас вокруг их кострища собрались все, но видно было, что старшие только пришли с охоты. Метрах в двадцати от стоянки лежал олень.
-Я оставался в лагере и готовил еду, а парни застрелили годовалого оленёнка и тащили в лагерь целиком, для жертвы. Туша тяжёлая, ребята выдохлись, возле самого лагеря Стёпка оступился и упал. А она его и цапнула,- тараторил Сашка,- видно лежала, затаившись.
Стёпка, сидевший, прислонясь к берёзовому стволу с ужасом смотрел на опухающую на глазах руку.
-Всё таки страх перед змеями во всех сидит неистребимо. Генетически,- меня тоже потряхивало от ужаса, то ли Стёпка так явно транслировал мне свою боязнь, то ли мне самой было жутко от всяких ядовитых гадов,- я тоже могла бы так сидеть. Два раза чуть не нарвалась.
Что делать со змеиными укусами я не знала, потому стала теребить вопросами Сильвера. И с умным видом стала передавать ту информацию, что он мне накопал.
-Во первых, не бойся,- уговаривала я Стёпку,- от укуса гадюки можно сильно пострадать только при аллергии. А мы шли к вам и набрали для деревни лекарств, в том числе и антигистамины. Сейчас на всякий случай выпьешь, а потом надо как можно больше пить. Яд выводится через почки. У меня есть кофе, он как раз очень хорошее мочегонное. Только много нельзя, поэтому вы, Анатолий, поищите бруснику, можно сделать из неё чай. Будешь пить попеременно. Ранку просто прикроем повязкой, чтоб ещё какая инфекция не попала. Скажешь, когда начнётся зуд, это будет значить, что отравление закончилось и организм начал бороться. То, что рука отекает и голова кружится, не страшно, так и должно быть.
Торин знал за счёт каких ресурсов я хожу с такой важной мордахой, поэтому взял мальчишек и дотащил тушу до лагеря. Тут они достали из неё внутренности и стали жарить к обеду печёнку.
-Крокодилы перетопчутся и оставшимся,- наставительно сказал он Сёмке, который стал было возражать, что это жертва,- а вот Стёпке надо железо, у гадюк яд действует на кровь. А печёнка самый лучший источник железа.
Мне стало стыдно за свой умный вид. Торин, в отличие от меня, свои знания получил сам. И вправду старается. Я по сравнению с ним лентяйка.
Костёр уже горел. Котелок с водой тоже уже стоял у края кострища. Санёк всё приготовил к обеду и ждал друзей. Так что мне осталось дать лекарство и заварить кофе для Стёпки. Он заметно успокоился, хотя рука опухла изрядно. Но признаков того, что он задыхается не было, даже лицо не набрякло и не покраснело. Есть правда он хотел не очень, но запах свежей печёнки вернул ему аппетит, хоть и не надолго.
Анатолий вскоре принёс листиков и подсохших ягод брусники. Всё таки была уже осень. Но на чай и этого было достаточно. Часа через два Стёпка сказал, что чувствует зуд. Значит всё шло как надо. Но рука у него ещё здорово болела и отёк пока не спал.
Дело шло к ночи и, если мы хотели не пропустить полнолуние, надо было перебираться к капищу.
После обеда со Стёпкой оставался Синдж, правда с большими уговорами, очень ему хотелось идти за мной и Сашок с Анатолием. Мы же с Сёмкой и Сталкером пошли подробнее осмотреть жертвенник и подумать как должен выглядеть ритуал. Я попросила Сильвера влезть во все старые упоминания о капище, крокодилах и Ведьминой гати.
На удивление Сильвер ничего подобного не нашёл. Видно материалы были слишком незначительны и малоправдоподобны.
Придётся что-то своё выдумывать. А что, даже в голову не укладывается. Правда крокодилов этих мы тоже пока не видели и связана ли жертва чудищам с переходом на остров. Больше вопросов, чем ответов.
Кострище охотников мы наполнили хворостом и приготовили всё чтоб разжечь его. Огонь всегда присутствует при всяких обрядах. От этого у меня в голове и родилась мысль про всякие там стихии. Огонь есть. Вода в болоте тоже. Что там ещё нужно? Ветер.. железо.. А, кстати, и железо есть. Руда болотная. Полная луна тоже будет. Облаков на небе нет. А куда жертву пристроить? В болото бросить? Тогда как раз туда все крокодилы, если они есть и сползутся. И как тогда переходить? Может возле статуи тушу оставить?
Я осмотрела место возле статуи, даже листья расчистила.
-А наши охотники жертву в болото бросали,- влез Сашок, который поменялся с Сёмкой. Тот устал после охоты и решил отдохнуть, пока не настала ночь.
-Не живьём часом, чтоб вопила погромче?- пошутила я.
-Не-а, не живьём.. а что, надо?- после лечения Стёпки он вдруг решил, что я знаю всё на свете.
-Да откуда мне знать?- рассердилась я.
В конце концов я решила, что никаких заклинаний мы говорить, конечно, не будем. Иначе я пожалуй своим гомерическим хохотом всех крокодилов распугаю. А заодно и ведьм с колдунами. Логичнее всего, забросить в болото кишки, чтоб по воде запах пошёл, проложить кровью дорожку до статуи и там оставить тушу. Если какая-то дорога в болоте покажется, то звери, если они есть конечно, будут жрать свою жертву там, а мы себе пойдём болотом. Костёр от воды далеко, он будет освещать поляну и капище, а мы уж как-то проберёмся по краю.
Вечер подобрался, как кот на мягких лапках. Сначала над болотом и лесом начал опускаться туман, заквакала прорва всяких лягух на разные голоса. Потом дымка стала розово-оранжевой. Мы сидели пока ещё вдали от воды, но и там кружили полчища комаров. Все жались к костру, но это спасало мало. Бедный Стёпка накрылся с головой. Руку мы ему приподняли повыше, но больно ему было по-прежнему. Изредка он ворочался тогда постанывал от боли. Тащить его за собой в болото смертоубийство. Поэтому, чтоб не обидно было мальчишкам, мы решили, что пойдём одни. А Анатолий с пацанами будут ждать нас. Возражали все. Но мы спор выиграли.
Когда совсем стемнело, мы подобрались поближе к капищу и проделали всё задуманное с оленьей тушей. Страшно было неимоверно. Тем более что костра пока не зажигали. Решили прежде посмотреть, для чего же нужно полнолуние. Раздавались какие-то странные всплески, шорохи и вздохи. Как будто кто-то ворочался там в болоте.
Луна выплыла как по заказу. Большая круглорожая, с ехидным прищуреным глазом. До двенадцати было ещё далеко. Но звуки на воде разносились далеко и мы сидели молча. Зашуршал рогоз и темнота медленно поползла от зарослей вытягиваясь под косым светом луны в неестественно длинную плоскую тень. Тень зашипела, как сдувающаяся шина и оторвалась от шелестящей заросли. Теперь она была сама по себе и было видно как, неторопливо встряхивая головой, чудище заглатывает спутанный клубок оленьих кишок. Висящие по краям пасти ошмётки рывками исчезали всё глубже. Редкие острые зубы были загнуты вовнутрь. Она не жевала, пропихивала еду внутрь целиком. Но такие зубки и отрывать куски способны.
Почти беззвучно рядом проявилась ещё одна тень и вцепилась в волочащуюся за первым чудищем требуху. Оторвала малую толику, которая тут же исчезла в жабьей пасти и укусила собрата. Голова у чудовища была удлинённой, но не совсем как у крокодила. Что-то среднее, между ящером и огромной лягушкой резко развернулось и, прошипев что-то явно оскорбительное, неуклюже потащилось по кровавому следу.
Луна всё выше поднималась над болотом и освщала берег ярким мертвенно-белым светом. Тени на воде двигались гораздо проворнее и вот уже с десяток ихтиостег пировали за дармовым столом, но дороги через болото видно не было, как мы туда не пялились. Мы сидели очень близко от чавкающей стаи, прямо за квадратной каменной хаткой без окон и дверей, перед которой и стояла статуя с жертвенником. Тушу обкусали со всех сторон и вот один из так называемых крокодилов выбрался на помост. Другие, побоявшись остаться в неравных условиях тут же полезли следом.
-Смотрите,- прошептала я. В отличие от остальных, которые пялились на болото, я наблюдала за зверюшками. Кто знает их аппетиты и обонятельные возможности..
Плита под тяжестью ихтиостег опускалась всё ниже. Раздался сухой щелчок и камень на стене капища тоже сдвинулся с места, открывая тёмную щель, которая становилась всё больше по мере того, как плита с чудищами ехала вниз. Видимо, задним ходом они двигались ещё хуже, потому что когда передние лапы оказались совсем немного ниже уровня земли, их потащило в яму, а развернуться и выбраться на своих коротких ножках они не могли. Через несколько минут в яме, стиснутые как сельди в банке, оказались все приглашённые на банкет. А дыра в стене приглашала нас совершенно неоднозначно.
Мне, в отличие от всех прочих, кроме Торина, который тут же полез за диггерскими линзами, было проще всех. Мои ночгое зрение автоматом подстраивалось под нужную освещённость. Не даром я вбухала в апгрейд такую гору деньжищ. Зато сколько раз мои линзы мне помогали. Я носила их постоянно и им не требовался специальный уход, потому что со временем они соединились нервными волокнами с роговицей глаза, точно так, как мой сканер. Из-за такой возможности и цена была запредельная. Плюс первые полгода я ещё и специальные капли капала, что тоже вылетело в копеечку. Вкупе с моей модификацией обоняния, мне осталось только слухом заняться. Но, помня сколько я промучилась привыкая к обилию запахов, и ходила с затычками в носу, я полагала, что генмодифицировать слух не стану. Куплю что-то съёмное. А то башка треснет.
Вот всё само и решилось. Мы "помахали ручкой" пацанам с их "дедом" во главе и спустились в открывшийся ход. Сойдя с последней ступени, услышали уже знакомый щелчок и поняли, что механизм дал обратный ход.
-Подставьте камень, чтоб не закрылось до конца,- заорала я и подумала,- поди знай, получится ли потом найти механизм открытия. И что там чем управляет, луна или те тушки, что на плиту выперлись. Я услышала грохот вставляемого камня. А потом топот ног. Наверное, крокодилы всё же выбрались из ямки. Надеюсь они за нами не отправятся. Хотя с их лапками-коротульками они по лестнице не спустятся. Скатятся разве что. Да и ползают они медленно.
Коридор, а скорее выработка, была узкая и низкая. Я со своим ростом шла, почти касаясь головой потолка. А бедному Торину, который в последнее время здорово вырос, приходилось идти согнувшись и у него очень быстро разболелась спина. Мы оставили большую часть вещей в лагере и я предложила забрать рюкзак. Торин для вида повозражал, но было видно, что топать в положении буквы "зю" весьма неприятно.
Через полкилометра я притормозила и заставила его посидеть, прислонившись спиной к стене. Он распрямился с удовольствием. Ещё бы! Я знала, он в жизни сам не попросил бы остановиться. Мне не хотелось его выставлять слабаком, казалось, что коридор вот-вот должен закончиться, но болото оказалось больше, чем я полагала. Крыски прыгали вокруг, играя в догонялки. Для них этот поход совсем не был утомительным. Больше напоминал знакомые диггерские места, чем странные мягкие зелёные пласты мха под лапками, пахнущие незнакомыми живыми и не живыми запахами.
Стена колола спину. Она так же как и камень постамента изобиловала язвочками и пупырышками. Скорее всего под болотом пролегал большой пласт железосодержащей руды. Видимо когда-то добывать её начали на местах, где вода отступила.
Там где такой возможности у людей не было, в давние времена её вытаскивали прямо из-под воды. Этот способ добычи был очень трудоёмким и возможность не возиться в холодной воде, набирая в корзины жидкую грязь, чтоб получить, и так не слишком богатую, болотную руду , заставила местных жителей упорно трудиться, проходя по такому удобному подземному пласту. А, когда они поняли, что выработку можно превратить в тайный ход под озером, они, конечно же, этим воспользовались.
Я думаю дальше, ход строился в тайне. Людей продолжали перевозить, как и раньше по воде, а секрет хода оставался у избранных. Как страховка или стратегическая возможность. Может изостеги, появившись в больших количествах в описанный летописью год, отвадили добытчиков от болота и ставя святилище военноначальники селения позаботились о том, чтоб ход закрыли капищем и заставили большинство позабыть о его существовании. А какие-то обрывки местных преданий сложились в эту причудливую сказку про Ведьмину гать. Может в семействе колдунов и целителей когда-то были люди приближённые к верхушке, что, исходя из их талантов, не странно, и они сохранили тайну, воспользовавшись ей для своего спасения.
Ход был узкий, но не смотря на то, что шёл под болотом - сухой. Наверное, выработка проходила не выходя за рудный пласт. Передохнув, мы продолжили путь и вскоре, к нашему удивлению, наткнулись на каплевидную пещерку. Но никакого выхода наружу в ней видно не было.


Вернуться к началу
СообщениеДобавлено: Пт ноя 20, 2015 7:04 am 
Не в сети
Ветеран форума
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Вс апр 17, 2005 4:45 pm
Сообщения: 5980
-Не докопали, что-ли?- расстроился Торин.
Возвращаться не солоно хлебавши и трудить уставшую спину было обидно. Он уселся в коридорчике и даже заходить в пещеру не стал.
Я же устала гораздо меньше и стала внимательно осматривать стены на предмет тайных дверей. Мои линзы, при всех их достоинствах, всё равно не давали возможности видеть в красках, как на свету. Видимость в темноте была чёткой, но почти чёрно-белой. Только очень яркие цвета показывали слабые оттенки. Я больше шарила руками по стенам. А ногами пыталась найти что-то типа той плиты в начале коридора. Потом решила посмотреть в самой пещерке. Только я ступила шаг, как плита нашлась. Знакомый щелчок и, пока я ждала раздвигающихся стен, за мной шлёпнулась тяжёлая кованая решётка. Я очутилась в ловушке. Торин вскочил и, вцепившись в решётку, затряс её, как ненормальный.
-Прекрати эту бесполезную трату энергии,- плюнула я,- то-то проход показался мне слишком длинным. Похоже выход на остров мы пропустили. А это ловушка для слишком любопытных. Слава богу, не придётся сидеть со сгнившим скелетом. Если он тут и был, то его вовремя прибрали, чтоб дураков не пугать. Давай, поищи снаружи. Должна же она как-то открываться. Надеюсь, всё же, что не сверху.
-А вы, как вам не стыдно!- Торин сердито упёр руки в бока, выговаривая Сталкеру и Синджу,- как вы могли не предупредить о ловушке?
-Что ты к ним прицепился?- удивилась я,- им откуда знать? Попроси лучше пусть поищут выход.
Крыски, не смотря на мою защиту, выглядели виноватыми. Синдж пролез между решёток и потёрся о мои ноги, потом выбрался назад и после недолгих разъяснений Торина, поскакал обратно по коридору. Сталкер задрал мордочку и старательно нюхал. Потом вскарабкался по пористой стене, ловко перебирая лапками, и смешно возя по ней носом. Наконец он заскрёб когтем по породе, которая казалась цельным монолитом, и, вдруг, неровная пластинка вывалилась из стены и упала на пол. За ней оказался тяжёлый камень правильной квадратной формы. Торин попробовал сдвинуть его. Не вышло. Тогда он навалился всем весом. Со скрипом камень вдавился вовнутрь и, с радующим душу, грохотом, решётка поднялась.
Я выскочила, как будто меня ихтиостега схватила за зад.
Торин со вздохом согнулся, и мы пошли искать Синджа. Он сидел всего-то метрах в пятидесяти и копался внизу коридора.
-Не надо рыть, глупышка, надо замок искать. Сталкер, помоги ему, он, наверное, такой же как там.
Сталкер полез вверх. Синдж тыкался рядом, мешая ему своим любопытным рылком. Потом он чихнул и они вдвоём заскребли стену. Замок нашёлся. Давить в этот раз пришлось вдвоём, и то камень двигался неровно, с большим трудом, пока не застрял окончательно. Полностью проход не открылся, но протиснуться получилось. Снаружи мы увидели, что камню мешает открыться большая куча опавших листьев и клочья пожелтевшей травы. Если бы на острове были люди, наверное, здесь всё держали бы в чистоте. Если те, кто здесь поселился, не забыли о подземном ходе. Всякое могло случиться.
Снаружи стояло совершенно такое же капище. Задняя стенка каменного параллелепипеда выпустила нас, но мы не стали испытывать судьбу и как только выбралась я, тут же нашла подходящий валунчик, чтоб застопорить ход. Хватит ненужных приключений, достаточно тех, что есть.
Лужайка вокруг, диковатая, заросшая жёсткой болотной травой, стояла в тени большого старого дерева. Корни широко расходились по земле. Узловатые и чёрные, они цеплялись за всё вокруг, чтоб удержать эту древнюю громадину. Остальные деревья, гораздо меньшие по размеру, покрывали остров зарослью своих неподросших сеянцев. Среди широких зелёных листьев виднелись гроздочки фиолетово-чёрных шишечек-семян.
Осмотревшись вокруг, я присела на поваленый ствол, покрытый грибами. Прислушалась. Не только слухом, но и при помощи сканера. Людей я не услышала. Никто здесь не жил. По крайней мере, так мне показалось. Но обследовать остров нужно было обязательно. Цель у нас с деревенскими была одинаковая. Найти место для поселения. Но хватит ли тут его для всех? Мы не знали сколько людей в деревне. Диггерские кланы точно не поместятся тут все. Но все и не поедут. Молодёжь не знала другой жизни, кроме подземной, хотя они любопытнее и мобильнее стариков. А они же не только жить, они и прокормить себя как-то должны.
Мы побрели, разглядывая местные красоты. Темнота нам не мешала. Линз мы не снимали. До утра ещё оставалось довольно много времени. Расчистить всё сложно не будет. Заодно и дерево для построек пригодится. Всё, что здесь могло быть построено в старину, наверное, превратилось в руины. Наткнувшись на высокую каменную стену, мы опешили. Камень приносной, явно не здешний. Видно было, что убежище строилось не одно десятилетие.
-Ты права, каждый, кто приходил сюда, нёс собой камень, даже, когда бежал от врагов,- послышался голос в моей голове.
Я подпрыгнула от неожиданности.
-Что!? Кто это?..
-Ты чего?- удивился Торин.
-Голос.. ты не слышал?
-Какой такой голос? C тобой всё в порядке? С каких это пор ты начала голоса слышать?
-Может показалось?
Я снова постаралась сконцентрироваться и приложила максимальные усилия, чтоб найти того, кто шарился в моей голове без приглашения. В какой-то момент мне почудилось, что я услышала детский смех.
Торин стоял в стойке, как ищейка. А крыски,.. я вдруг обратила внимание, что они обиженно попискивают и трясут головами.
-Здесь кто-то есть,- прошептала я Торину,- только я не могу их почувствовать.
-Ведьмы что ли?- так же шёпотом ответил он.
Теперь смех в моих мыслях прозвучал отчётливее.
-Сильвер, а ты можешь дотянуться до сканера?- спросила я.
-А что дотягиваться? Он пророс давно. Соединился с нервной системой.
-А определить источник этого весельчака ты можешь? Как-то меня раздражает, что ко мне без разрешения в черепушку вламываются.
-А сама ты разве не этим занимаешься?- послышался уже знакомый голос.
-Я только хотела знать есть ли у этого места хозяева.
-А я хотела знать, кто явился ко мне в гости.
-За стеной, метров тридцать на север,- запеленговал Сильвер.
-Точно. Пройдите вдоль стены на восток шагов тридцать, я вам открою.
Голос не выказывал страха или злости. Скорее звучал иронично. Нам осталось только последовать приглашению. Часть стены сдвинулась и мы оказались в небольшой крепостце. Множество одноэтажных каменных построек пропадали где-то в редком тумане, который стоял на болоте всё время пока мы находились тут. Я чуть не наступила на здоровущую ихтиостегу. Отпрыгнула, как кенгуру и услышала в голове тихий смех.
-Не бойся, она спит. Тебе вообще здесь ничего не угрожает, такое чудо, как ты, мы будем охранять, как самую большую ценность.
-Что во мне такого расчудесного?
-Идите прямо в это здание и поговорим. Твой спутник нервничает. И ваши животные тоже.
Крыски и правда жались к нашим ногам и беспокойно вздрагивали. Торин внешне казался спокойным, но подобрался, как первобытный охотник. Направил на "крокодильчика" оружие, я едва его успела остановить. Он-то не слышал нашего внутреннего диалога.
-Пойдём, нас приглашают,- успокаивающе-мягким голосом сказала я. Не хватало ещё, чтоб он выкинул какой-то фортель, пытаясь меня защитить.
Коридор за дверью оказался тёмным, освещали его только узкие окошки, похожие на бойницы, прямо над входом. Вторая дверь, вполне обычная, деревянная, открылась в комнату, где на стуле с высокой спинкой сидела очень старая женщина. Седые, хорошо ухоженые волосы, косой облегали высокий лоб. Не старушечьей вылезшей косичкой, а толстой серебряной косой, которая смотрелась неестественно, но благородно, как корона.
-Я могла бы и цвет сохранить,- сказала она вслух, в ответ на мои мысли,- но мне седина нравится. Заставляет не забывать о возрасте.
-Какой там у вас возраст, что о нём напоминать надо? Шестдесят.. ну шестесят пять?
Она и врпавду не выглядела очень старой. И я оторопела, когда она произнесла звонким почти молодым голосом.
-Сто девятнадцать.
-Сколько?- это мы уже с совсем неприличным удивлением спросили в один голос с Торином.
Она засмеялась и стала как будто ещё моложе.
-Ну, а вы разьве не ожидали встретить здесь ведьму?
-Да как-то больше место свободное искали.
-Чего-чего, а свободного места теперь повсюду хватает. Для этого не нужно было пробираться на остров.
-Вам ведь не надо объяснять в чём разница. Вы и так всё прекрасно понимаете. Место месту рознь. Хотелось бы знать, помочь сможете?
-Cмотря чем.. И смотря кому. Тебе, конкретно, могу помочь очень многим. Хотя твои способности для меня странно читаются. Как будто одновременно и свои и заёмные. Если есть способные дети, мы можем их принять. Но остров небольшой, ресурсов для жизни на нём очень мало.
-Но , судя по вашему коментарию, о том, что происходит за его пределами, вам известно. А проход явно много-много лет не использовался.
-Это правда. Около трёхсот лет. Но нам не надо для этого выходить. Если мы объединяем силы, слышим даже город.
-Мы? И много вас тут, если не секрет?- я сделала вид, что цифра в триста лет не убила меня наповал.
-Не много. Мы в последнее время не получали пополнения. То, что пришло, как болезнь, на самом деле нечто иное. Сделать изменения в теле на таком уровне для себя, мы можем, для других, нет. То, что вы называете генетическими изменениями и пытаетесь усовершенствовать извне, возможно когда-то и будет возможно, без вредных последствий. Мы это делаем, управляя собственным организмом изнутри.
-А о природе вируса, как он действует, вы рассказать можете?
-Могу. Если договоримся.
-Мы согласны договариваться,- вмешался Торин,- для этого и пришли. Только скажите, как вы умудрились столько лет не сталкиваться с цивилизацией? Как вас вообще не нашли?
-Ну это как раз просто. Отводить чужой взгляд могла примитивная деревенская ворожейка, не то, что ведьма моего уровня.
-Я как-то привык думать о таких вещах как о сказках.
-Вы прекрасно знаете, что люди не любят тех, кто выбивается из толпы. Не любят и боятся. Это так старо и примитивно, что даже обсуждения не требует. Если мы не хотим, нас не видят. Точка.
-Так о чём вы хотели договориться?- не стала оттягивать основного разговора я.
-Мы примем тех, кого сможем учить. Без всякого принуждения, только тех, кто этого захочет, остальным, кто пожелает поселиться поблизости, включая ту деревню из которой пришли ваши спутники, прикроем, как наш остров от чужих глаз. Но они не должны говорить о нас никому. Нам не хочется насильственно вторгаться и чистить им память. Тем более, что среди наших учеников могут оказаться их близкие. Конечно группы, выходящие в лес на охоту или для собирательства мы отслеживать не сможем. Но вскоре этим, для практики, смогут заниматься наши ученики.
-Ну, пока всё звучит разумно. Никто не собирался силой навязываться. Вы и так, наверное, знаете все проблемы деревни.
-Знаем и считали, что опасность это толчок к развитию. Но, если развивать их самых способных мы станем сами, то и защищать остальных, наша задача.
-Как-то не слишком это всё звучит. Тоесть, есть у вас деление на такую себе элиту и обслугу.
-Деточка, в мире вообще не существует равенства. Кроме того, мы никого не заставляем быть обслугой. Мы, так же как другие, торгуем своим товаром.
-Вообще-то, конечно.
-Но у нас есть люди, которые хотели бы вернуться в места утраченные из-за вируса. Нам нужна информация о нём. Всё, что вы знаете и можете сказать,-Торин нетерпеливо поёрзал.
-Хорошо. Вы получите информацию. Мы только недавно полностью разобрались в природе вируса и обнаружили кое-что такое, что заставило нас позвать этих мальчиков сюда.
-Что значит?..- Мы переглянулись,- вы хотите сказать, что вы сами их вытащили из деревни и привели сюда?
-Вы правильно поняли.
-Рассказывайте уже,- я несколько раздражённо махнула рукой. Меня начинало злить это чувство превосходства. Я тут же услышала смешок у себя в голове и фыркнула.
-Не стоит сердиться, равенства не существует в природе. Люди все разные и каждый продаёт свои способности для того, чтобы обеспечить лучшие условия жизни для себя и своего потомства. Природа тоже вмешивается в это неравенство, раздавая различные физические и умственные параметры ещё при рождении. А сейчас она вмешалась, чтоб сохранить наш вид.
-Ничего себе вмешалась! Да вирус и его последствия унесли чуть ли не половину человеческой популяции!- выпалил Торин.
-Юноша, вы ещё и не догадываетесь, что это только начало апокалипсиса. Природа создала вирус, чтоб изменить геном человека, для того, чтоб хотя бы часть людей смогла пережить грядущую катастрофу.
-Какую ещё катастрофу? Вы что-то знаете? Откуда? Как вы можете быть так уверены, что произойдёт что-то глобальное?
-Потому, что это происходит не впервые. В разные периоды существования Земли уже были подобные катастрофы. Тогда из развитых цивилизаций выживала малая часть людей и начинала цикл развития сначала. Теряла большую часть знаний. Но выживала, пользуясь тем, что оставили предшественники. И всегда существовали такие как мы. Которые помогали выжить оставшимся.
-Но если природа помогла человечеству сейчас, то жто должно быть происходит не впервые. Почему же не произошло изменений в геноме раньше?
-Потому, что апокалипсис для каждой цивилизации был иным. Человечество сейчас на шестом круге развития, а существует в рамках космических величин самую малость. Около шестидесяти четырёх миллионов лет. Одна из катастроф была связана с прохождением солнечной системы через облако жёсткого космического излучения. Тогда тоже были те, кто выжил, благодаря изменениям генотипа. Но один оборот Солнца вокруг центра Млечного пути двести двадцать восемь миллионов лет. И это облако, если оно всё ещё находится на пути нашей системы планет, уже не представляет опасности для жителей Земли.
Нас ожидает цепная вулканическая катастрофа, которая изменит климат и состав атмосферы из-за выбросов газов и пепла и сдвига земной оси. В живых останутся те, кто сможет перестроить организм для выживания в гораздо более холодном климате и с совершенно другим составом воздуха. Увеличение активности вулканов идёт уже с конца прошлого века. Точнее, с тысяча девятьсот семьдесят шестого года. Тоесть уже почти восемьдесят лет. У нас есть ещё девять лет и люди пережившие вирус или имеющие природный иммунитет к нему...
Я вдруг почувствовала фальшь в её голосе. Когда она говорила мысленно, я только слышала эмоциональную реакцию в прямых проявлениях. Таких как смех, например. Сейчас же, когда она говорила вслух, я эмоцию чувствовала инстинктивно.
-Вы врёте,- тут же выпалила я, даже не успев подумать. Просто я как-то сразу поверила ей и почувствовала себя преданной в лучших чувствах.
-Я не вру.. но и всей правды не говорю,- с запинкой проговорила она,- и скажу всё, если вы поклянётесь, что во-первых огласите любую информацию полученную здесь, только с нашего разрешения. И во-вторых, хотя бы попытаетесь помочь нам.
-Мы? И чем же мы можем помочь вам? Судя по тому, что я вижу, вы гораздо сильнее нас.. во многом,- Торину тоже нелегко было признать реальность того, что он увидел.
-Вы, молодой человек, сможете помочь вашей подруге, а она нам.
-Согласна,- не ожидая возражений Торина, перебила я.
-Отлично,- тоже перешла сразу к делу Матриарх. Так я мысленно окрестила её, потому что представляться она не спешила.
Из дальней двери показалась девочка или молодая девушка. Я боялась ошибиться в возрасте после того, как моя собеседница назвала свой. В руках она несла старую, очень старую книгу. Матриарх уложила её на колени, так как размеров она была не маленьких и весила, судя по тому как несла её юная ведьмочка, прилично.
-Мы следим за тобой с того момента, как ты оказалась в зоне деревни. А ещё точнее, со времени сражения с дикими. Тогда мы услышали тебя впервые.
-Раз уж мы заговорили о диких,- полюбопытствовала я,- не просветите ли вы меня заодно, что это за мутация природы и для чего по вашему появилась она.
-А это обязательно.. Так как эта тема непосредственно касается нашей просьбы. Подойдите сюда..
Мы с Торином с интересом уставились в книгу, которой нам явно собрались иллюстрировать рассказ. Сначала я увидела только текст на непонятном языке, а потом, при очередном перевороте листа, в голове ожил мой чип.
-Оборотень,- просветил он меня.
Я не особо интересовалась всякой мифологией, но Торин, ярый обожатель фентези с самого детства, тут же озвучил за Сильвером название существа на картинке.
-Оборотень,- с удивлением произнёс он,- вы серьёзно? Хотите сказать, что это не сказки и они существуют на самом деле?
-Более того,- Матриарх вздохнула,- оборотни, это сегодняшние дикие и они наши мужчины. Ведьмы оборачиваться не могут, а колдуны в полнолуние приобретают свой истинный вид. Есть животные, чувствующие и владеющие определёнными силами. Эти животные имеют определённую связь с колдунами через генную составляющую. В полнолуние наши мужчины уходили в лес и оборачивались в животных. Как правило это животные того места, где колдун был рождён. Отличить оборотня можно только по размеру. Волк, как правило будет крупнее обычного животного. Медведь мельче. Так как масса тела при оборачивании сохраняется. Вирус, встроившись в геном, повредил ментальную связь между нами. Оборотни, при обратном превращении, теряют память. Мы, их женщины, матери, жёны, сёстры, зовём их обратно и восстанавливаем утерянное. Но после появления вируса, от которого они никак не страдают из-за животного гена в них, они очнулись без памяти.
-Но как вы можете,- вдруг воскликнул Торин,- они же чудовища?!
-Cреди людей всегда существовали такие, кто считал так же,- зло раздула ноздри Матриарх,- они жили рядом, дружили с нами, принимали нашу помощь, но как только узнавали, что мы отличаемся от них, жестоко расправлялись с нами. Так кто из нас чудовища?
-Но вы не видели как они нападали на нас! Это были звери! Хотя в тот момент они были в человеческом обличьи.
-Они безумны. Потому что утратили воспоминания! Как бы вы себя ощущали на их месте? Их ведут инстинкты, а они у них гораздо более ярко выражены, чем у людей. Поэтому мы понимаем, когда люди убивают их, защищаясь, и не держим на них зла за это. Не многие из людей могли бы похвастаться таким пониманием.
-Хватит, Торин. С чего это вдруг в тебе проснулась такая нетерпимость? Вот уж не подумала бы, что тебя это так заденет.
-Кстати, юноша, может это прозвучит жестоко, но те, кто не заболевает от воздействия вируса, носят в себе нашу кровь. Твоя подруга, судя по всему, тоже. Её тоже объявишь чудовищем?
Торин с испугом взглянул на меня и опустил глаза. Мне это больно резануло по сердцу. И сканер передал мою боль всем окружающим. Ведьмы вызывающе посмотрели на меня. А Торин покраснел до самых кончиков ушей. Я отвернулась и больше не смотрела на него. Всё равно я всё чувствовала и так. Маленькая колючая шаровая молния металась между нами и добавляла уколов боли на каждом вздохе. Я собрала все свои силы и закрылась от Торина. Он моментально побледнел и, казалось, ему стало ещё больнее. Но я больше не поворачивалась к нему.
-И что вы от МЕНЯ хотите?- намеренно выделив местоимение, спросила я.
И всё же я не выдержала и мельком взглянула на Торина. Моя эскапада не осталась без внимания. Его, как хлыстом ударили.
-В мои планы совсем не входило рассорить вас,- вдруг примирительно сказала Матриарх,- но твой друг, должен чётко понимать с чем и с кем имеет дело и решить для себя всё уже сейчас. Васса отведет вас в вашу комнату и принесёт обед. Вам надо поговорить НАЕДИНЕ.
Она тоже принажала на последнее слово, давая понять, что ведьмы не будут ментально вторгаться в нашу личную жизнь.
-Когда будете готовы говорить с нами, сама свяжись со мной. Это тебе первое задание, кстати,- добавила она.
Мы молча пошли за девочкой в комнату, которую нам отвели. Без возражений. И без разговоров между собой. Нам обоим было о чём подумать по дороге.
В комнате горел камин. Стояла простая деревянная кровать и стол, такой же массивный и грубоватый. Два табурета и потёртая шкура ихтиостеги на полу. Букет кувшинок в широкой плошке и глиняная солонка в виде рыбки стоящей на хвосте.
Мы молча сидели друг против друга всё время пока девочка носила нам еду. Всё было просто и скромно. Мясо.. Какого животного мы не знали. Рыба.. Видимо озёрная. На гарнир какие-то ростки и толстые салатовые стебли. Ягодный напиток.
Мы не сели есть, когда ведьмочка тихонько прикрыла за собой двери, пожелав приятного аппетита.
-Прости,- быстро сказал Торин, как только дверь захлопнулась,- я просто испугался за тебя.
-Не поняла..- я ещё чувствовала себя плохо. Плохо физически, потому что морально, это состояние одним словом охарактеризовать нельзя.
-Когда она сказала, что дикие это их мужчины, я понял, что тебя пошлют к ним с каким-то безумным планом и ты обязательно согласишься. А я ещё не забыл тот бой.
-Я тоже. И что? Твои слова выглядели как..
-Да, я понимаю. И я действительно не очень могу понять как женщина может доверить себя тому, кто был зверем пару часов назад.
-Вот это меня и бесит, Торин. Именно ты, который всю жизнь живёшь не таким как все, вдруг решил поискать тех, кто "чуть-чуть не такее".
-Чуть- чуть?!
-Да, чуть-чуть! В силу своей своеобразной профессии, я хорошо знаю каким зверем может быть человек. Вся разница в том, что он не умеет превратиться в него физически и выпустить его в лес погулять к другим зверушкам. Что с успехом получалось у колдунов. Наш внутренний зверь тоже просит выпустить его агрессию время от времени. И даже те, кто уже счёл себя приличным и цивилизованным, всё равно ищет среди своих же на ком сорвать злобу не до конца изжитого животного. Ищет не таких. Которых меньше. Которых можно безнаказанно загрызть. И которые сами виноваты, что их загрызли. А почему они не такие?!
-Но я не..
-Что ты не?.. никогда не искал рыжих, лысых, толстых? Никогда не презирал морлоков или наркоманов? Я да.. Я такая же как все. Но стараюсь загонять своего зверя внутрь. Я нападаю на тех, кто нападает на меня. Точка. А сейчас у меня было чувство, что ты меня предал. Когда узнал, что во мне есть ведьмина кровь. Так реши уже, ты сможешь с этим справиться или нет?
-Никогда,- посерел Торин,- никогда больше не говори так. Я физически не могу тебя предать. Потому что, если тебя не будет рядом, мне будет просто незачем жить.
-Жить всегда есть зачем... Я тоже тебя люблю,- вздохнула я и открыла свою защиту. От сердца отлегло. Ушло это мерзкое чувство, когда его как будто сдавили в кулаке.
-Слушай, я есть хочу,- жалобно сморщил нос Торин, а оно тут пахнет.
Я прыснула.
-Приятного аппетита. Что может быть серьёзнее того, что так тут пахнет.. Чур, это моё! -и первой ухватила аппетитный кусочек жарёхи.
Утолив первый голод, мы стали более разборчивы и попытались выяснить что едим. В основном конечно нас интересовали растения. С рыбой всё было просто. А про мясо думать не очень хотелось. Нас не пугало общее молчаливое согласие, что это скорее всего ихтиостега. Чего только не ели диггеры под землёй. Да и я не из переборчивых. Наверное, только от опарыша бы отказалась. Одновременно думалось о том, что хотелось спросить в продолжении беседы с ведьмами.
-Так получается все, что сейчас живут вне городской черты, имеют ведьмину кровь?- вдруг спросил Торин,- много их получается.
-Глупости, ты же переболел и выжил. Без всякой ведьминой крови. Может здесь тоже есть такие. Вот вывезли их по новому закону в лес, а их никто не подобрал и они остались неподвижными и, по двойному везению, не попали к хищникам или диким и перенесли болезнь. Наверное среди таких везунчиков были более ранние потеряшки. Может те, которые оставались последними выжившими где-то в изолированных группках. Одиночки-охотники или старатели. Знаешь, при любом природном апокалипсисе, есть выжившие, по разным причинам, счастливчики. Меня больше интересует та помощь ведьм людям, о которой Матриарх упомянула между делом.
-Матриарх?- хмыкнул Торин,- а что, похожа.
Я не заметила, что назвала старшую ведьму придуманным прозвищем вслух. Была поглощена предположениями о предстоящем задании. Собственно они уже намекнули на него, сказав, что их дикие перестали слышать телепатический зов. Меня-то они слышали прекрасно. Я ведь против них сканером пользовалась, беря их на эмоциональный удар.
-Я не понимаю,- обратилась я к Торину, забыв о том, что начала моих мысленных рассуждений он не слышал,- мне казалось, что мои ментальные возможности слабее, чем у них.. даже со сканером.
-Это ты к чему?- сначала не врубился он. Но помолчав несколько секунд и так и не получив ответ, видимо, сам вспомнил разговор и сложил два и два.
-Может дикие просто чувствуют простые эмоции, типа боли и страха, но не воспринимают более сложных образов? Как же мне тогда до них достучаться? Ясно же, что они захотят попытаться их вернуть с моей помощью. А может они чувствуют "механическую" природу моего зова и просто хотят узнать о приборе? Как тогда? Говорить мне о нём? Я ведь о исследованиях профессора не особо знаю. Механику я тогда починила. Но с нейронастройками основного блока это скорее к Ольге. Да и профессор дорабатывал сканер много лет уже в её отсутствие. И захочет ли Ольга иметь дело с ведьмами.. это вопрос. И, вполне возможно, с тем ломаным прототипом, что у меня остался, ничего не выйдет.
-Знаешь, мне не особенно интересно что они думают. Делать из тебя приманку для диких я не позволю.
-А для тебя не новость, что рисковать или не рисковать моей жизнью это мне решать?- взбеленилась я,- и хочу иметь равного партнёра, а не тюремщика.
-Я никогда не откажусь от своего права беречь тебя и защищать от опасности,- с очаяньем в голосе сказал Торин.
-Это пожалуйста,- милостиво позволила я,- только не путём запретов. Береги меня рядом, я не против. Это твоё решение, быть или не быть со мной в момент моих "приключений". Только в бархатной коробочке я никогда лежать не буду. Пора бы привыкнуть. Такая вот неугомонная и адреналинозависимая у тебя девушка. Принимай какая есть.
Торин, как обычно, набычился, но выбора в этом вопросе я ему не оставляла. Или оставляла, но не тот, котрый ему нравился. Мне же хотелось уже продолжить разговор и узнать всё как можно быстрее. Да и деревенские волноваться начнут. За нами полезут. А я ещё не уверена, что ведьмы хотят их видеть здесь.
-Как она говорила, мне надо её позвать?-сменила я тему,- вот сейчас и попробую..
Мне пришлось представить себе Матриарха и даже мысленно тронуть её за плечо. Она обернулась и я увидела в её глазах удивление. Видимо, они делали это как-то иначе. Но искорка, что блеснула в её взгляде, дала мне понять, что я с заданием справилась.
Вскоре мы уже сидели в той же комнате, у огня. Только нам принесли лавку, на которой я всё время ёрзала. Вопросов было множество. Но лезть впереди паровоза было невежливо. А Матриарх не собиралась затягивать беседу.
-Проще всего понять направление действия вируса с развития зародыша, когда наглядно видно, что в нашем организме есть связь с животной ДНК. Человеческий эмбрион проходит разные стадии развития. И вирус как бы восстанавливает быструю связь с любой развившейся на земле органической системой. Разнообразие жизни на Земле предполагает настройку различных видов к разным условиям существования. И человечеству для выживания не помешает ни один из них.
-Вы не слишком быстро с этим разобрались или просто не считали нужным сообщать об этом людям?
-Ну, мы тоже не всесильны. Тем более в систематических исследованиях. Но сейчас стоит поторопиться. Вирус слабеет и вырождается. Это уже сигнал к размышлению. Значит вторая стадия приближается. А люди так испугались инвазии, что заперлись в городах и лишили себя возможности измениться посредством вируса. Помогите нам вернуть наших мужчин и вам будет безопаснее вывести, пока не поздно, как можно больше людей из городов. В деревнях можно будет наблюдать за теми, кто будет в каталепсии и предоставить им защиту на время "куколки".
-А почему сразу не выделить вирус и не колоть его в городах?-удивился Торин.
-Может у вас получится частично сделать и это, не подвергая опасности себя и тех кого вы уговорите вам поверить. Непонятно как отреагируют властные структуры. Кроме того, вырождающийся вирус лучше всего действует на молодёжь, а у власти как правило люди возрастные. Они могут не заболеть вовсе, не выйти из комы, не получить генетических связей. Всё это подорвёт доверие к тем, кто озвучит информацию о вирусе. Может подвергнуть их опасности. Ведь нужно ещё как-то правдоподобно объяснить откуда такая информация появилась. Само общество может отреагировать неадекватно. Может начаться паника о вирусе занесённом в город и на вас спустят всех спецслужбовских собак.
-Тоесть вы предлагаете действовать среди тех людей, которым мы доверяем и не высовываться.
-Смотрите, официальная наука давно ведёт исследования по вирусу, но результатов не имеет по одной простой причине. Любое исследование предполагает действие. Заболевших никто, кроме нас не догадался просто оставить в покое. Возможно и мы бы не догадались, если бы у нас не было достаточного количества случаев, когда мы узнавали о людях, приходящих в деревни, которые были брошены в лесу и вышли из болезни в полном одиночестве. Город нам ещё и помог принятием закона о изгнании.
-А культуру вируса вы нам сможете дать?
-Мы не занимались этим специально, наши исследования состояли в основном из отслеживания случаев болезни и выздоровления и обменом такой информацией между нашими общинами, но человек, который пришёл с вами сюда из деревни, когда-то занимался исследованиями в лабораториях Университета. Мы думаем он сможет это организовать.
-Точно,- вспомнила я,- он упоминал что-то такое.. Хорошо, с этим мы разберёмся сами. Всю стратегию разработаем. А вот с вашими дикими как мне поступить? Ну, допустим, я до их мозгов достучалась, они меня услышали. Так ведь я не знаю как им память вернуть. Я смогу этой технике от вас научиться?
-Боюсь это займёт слишком много времени. А у нас его нет. Но ты можешь послужить проводником. Сегодня как раз была ночь полнолуния. К утру они обернутся и ты с нашей помощью попробуешь их позвать. Мы надеемся, что все преобразования связанные с вирусом произошли при самом первом контакте и повторения разрыва связи не будет. Мы понаблюдаем за ними до следующего перевоплощения, не отпуская их в лес в это время. Если всё получится, нам придётся вместе поискать возможность помощи для других ведьминских общин. Иначе наша кровь просто выродится. Ведь во время перевоплощения наши мужчины не совокупляются с животными и не оставляют потомства способного превратится в человека. Такого природа не предусмотрела.
-Тоесть ей не нужно будет выходить отсюда и сталкиваться с дикими с глазу на глаз?- взволнованно уточнил Торин.
-Мы не знаем насколько велики её силы, поэтому составим Ведьмин круг. Она останется здесь, а вот тебе придётся увести отсюда людей из деревни. Чем меньше они будут знать, тем лучше. Поясни им, что жители на острове есть, а вот ресурсов для большого поселения нет. Но мы обладаем определёнными нестандартными знаниями и сможем принимать их детей на учёбу. А так же попытаемся избавить деревню от нападений диких, что избавит их от необходимости переселения с насиженных мест. Кроме того, ваши люди из города хотят переселяться в деревни. И если вы сможете донести до них правду о вирусе и договоритесь с деревенскими, то поселение оживёт и получит новую кровь. Пока вы не сделаете культуру вируса, вам придётся доставлять сюда людей партиями, чтоб обеспечить им охрану на время комы и обеспечение условий жизни для прибывающих. Дальше вы сможете расширяться на другие места бывших поселений. Возможно не все ваши смогут ужиться с местными. У вас ведь сформировался свой уклад..
-Ладно, я понял. До рассвета времени совсем мало. Сколько вам нужно, чтоб позвать своих?
-Они обернутся на рассвете, но будут спать минимум до полудня. За это время нам надо до них достучаться. Во сне. Так легче вернуть им воспоминания. Подкорка заторможена и лучше воспринимает воздействие извне. Тогда к ночи мы надеемся они доберутся до капища. Но лучше, чтоб к полудню вас уже здесь не было.
Мы попрощались как-то поспешно и немножко сумбурно. Может быть и лучше, что какое-то время нам придётся побыть врозь. Осмыслить наше вдруг возникшее различие кровей. То ли меня отношение Торина покоробило больше, чем мне самой хотелось признать. То ли появились вопросы, на которые я хотела бы получить ответ у ведьм без его присутствия.
Маленькая полянка внутри форта постепенно наполнялась выступающими, как тени из утреннего тумана, женщинами и девушками. К моему удивлению не было ни одной старушки или маленькой девочки.
-Мы стареем лицом, конда теряем силы и умираем за несколько дней,- мысленно ответила Матриарх,- а девочек до первой крови не допускают к применению силы. Их начинают обучать только после вступления в девичество. Наверное, поэтому твоя мать не успела тебе ничего рассказать.
Это бесцеремонное копание в моей голове разозлило меня, особенно, когда я вспомнила маму и почувствовала обиду на неё за молчание об нашей особенной крови.
-Ты пока не относишься к нашему клану и тот, кто может это сделать по силе, а значит и старшему рангу имеет на это право, по нашим законам.
Это прозвучало одновременно и как вызов, и как оправдание.
-А ты попробуй закрыть мысли от меня.
Я попробовала, собралась по всем правилам йоги и попробовала снова. Матриарх неуклонно оставалась в моей голове. Более того, своё присутствие она утвердила, мысленно пройдя в поле зрения и усевшись в полукресло с высокой спинкой. Буквально, такое, в каком я её увидела впервые.
-Ты очень необычно принимаешь мысли,- улыбнулась ведьма,- образами. Мы все только слышим. Даже я видеть начала только с твоего посыла, с первого зова.
-Почему у меня не получается закрыться от вас? Я ведь очень стараюсь. Что я делаю не так?- расстроилась я.
-Ты лучше обрати внимание, что, кроме меня, в твоей голове нет больше никого. Только в самом начале, когда ты была ещё расслаблена, это удалось моей младшенькой пра-правнучке. А она самая сильная из нашего клана после меня. Была,- уточнила она с некоторым беспокойством в голосе,- и сейчас она довольно сердита.
Я и сама чувствовала, что мои возможности за последнее время изменились. И довольно резко. Когда я пыталась закрыться от Матриарха, я сосредоточила свои усилия только на этом, а когда она сказала о своей младшей, я увидела ту самую девушку, которая приносила нам с Торином еду и поняла, что тогда, её скользнувшую по губам усмешку, я увидела мысленно, когда она была в дверях, спиной ко мне. И даже не обратила на это внимания. Слишком занята была Торином. Обидой на него. Тем, что держала его на расстоянии.
-Тебе это тяжело давалось не потому, что он имеет силу, а потому, что вы очень эмоционально близки. Ты сама построила эту связь, а потом стала её резко рвать,- Матриарх грустно улыьнулась,- я знаю, ты хотела спросить о том, есть ли препятствия по совместимости крови. Ты очень хочешь иметь детей в будущем.. Я хочу тебя расстроить. Судя по всему, твой отец не был нашим. И, если бы у твоих родителей родился бы мальчик, он был бы обычным. Во втором поколении вообще беременность наступает редко. Если и получается ребёночек, то обычный, очень слабенький здоровьем, более того, чаще всего он не доживает даже до рождения. Тебе нужна ведьмина кровь, чтоб родить. Хотя ты странная сама по себе. Ты не должна была быть сильной вельмой. Я не понимаю как это возможно.
Вопрос был задан слишком неожиданно и я не успела даже подумать о том, чтоб закрыться настолько, насколько смогу, хотя бы. Слишком сильно ударило сообщение о том, что с Торином я не могу иметь детей.
-Что-то инородное? Какая-то электроника в голове?..
От неожиданности, что моя тайна раскрыта, я мысленно оттолкнула от себя ведьму вместе с креслом, в котором она вальяжно расположилась и она начала заваливаться на спину, а я оказалась в почему-то жужжащем электрическом коконе и перестала слышать всё, кроме этого жужжания. Но видеть могла по-прежнему. Кресло перестало валиться назад и, с усилием, поднялось на ножки. Потом исчезло раздражающее ж-ж-ж и электрические потрескивания. Кокон лопнул, как мыльный пузырь.
-Она не сердится, ей просто интересно,- вдруг шепнул на ухо Сильвер. И я поняла, что его Матриарх не слышит.
-Почему ты так испугалась?- спросила она так спокойно, как будто инцидента с креслом вообще не существовало. Мы знали, что ментальные усилители рано или поздно кто-нибудь сделает. Интересно, что он попал именно к ведьме. Хотя не менее интересно было бы иметь и возможность сравнения нго действия для обычного человека. Есть ещё такие?
-Один, но он сломан,- какой был смысл скрывать, раз всё уже открылось.
-Не бойся, по крайней мере теперь мне понятны некоторые твои необычные возможности. Я только рада, теперь у меня ещё больше уверенности, что у тебя получится то, что мы задумали.
Вспомнив для чего собственно мы собрались, а наш междусобойчик продолжался всего несколько минут, я обратила внимание, что на поляне уже собралось около трёх десятков ведьм. Птицы шумели уже вовсю, туман поредел и порозовел, значит солнце уже появилось над горизонтом. Наружное зрение показало мне, что Матриарх совсем не сидит в кресле, а стоит возле старого дерева, на горизонтальной ветке которого, висит медный, светло-зелёный от патины, небольшой колокол. Она взялась за верёвку и над болотом разнёсся вибрирующий звук.
-Пожалуй, наши на берегу услышат это,- подумала я.
-О, звук этого колокола слышен гораздо дальше,- опять влезла с разъяснениями старшая ведьма,- а для нашей крови вообще на много километров. Теперь сосредоточься на поиске диких и иди ко мне.
Она протянула одну руку и снова ударила в колокол. Я подала ей ладонь и попыталась вспомнить их, тех мужчин, что напали на нас в лесу. Вторая рука тоже оказалась в чьей-то ладони и вокруг меня стал закручиваться хоровод из старых и молодых женщин. Только видела я их теперь иначе. Каждая присоединившаяся выглядела как вспышка в цепочке ярких огненных сфер и во мне как будто стал раскачиваться огромный медный язык колокола. Вот последняя из ведьм, сердитая маленькая пра-пра.. положила ладошку на руку Матриарха, лежащую на верёвке привязанной к языку колокола, что бьётся во мне.
Удар! И все клетки тела завибрировали до острой металлической боли во рту. Я увидела тела мужчин. Не в одном месте. Как на карте, которую я вижу сверху. Кое-где их было несколько, кое-где фигуры лежали поодиночке. Их было немного, может десятка два. Они выглядели очень худыми и измотанными. Были грязными и почти голыми. Некоторые даже совсем.. Но вызвали во мне вдруг не жалость, не гадливось, а... страсть. Настоящее желание и.. оно было не моё.. Я сначала попробовала избавиться от этого чувства, но сильная боль в правой руке напомнила, что я здесь для помощи, а не для сопротивления и расслабилась, давая пройти сквозь меня всей накопившейся женской нежности и тоске по своим любимым. Каждая из них звала, напоминала о чём-то сокровенном. Я не вникала и не прислушивалась к отдельным потокам, а раскрылась и ловила волну чувств идущую сквозь меня.
Несколько раз меня сотрясал сильнейший оргазм, я до боли сжимала колени и голова взрывалась от наплыва эмоций. Я перестала видеть и слышать. Какие-то воспоминания текли сквозь меня. Я старалась пропускать их не вдаваясь в детали, но общая канва накладывалась как сетка на мои собственные мысли и срасталась с ними воспоминаниями как сканер сросся с моими нервами. Я уже была частью этого клана, этого общего узорного полотна с многотысячелетней историей, в которой вдруг увидела лицо до боли похожее на мамино. Может какая-то из моих пра-пра.. уже была одной из клана.
Чувства приобрели какую-то однородность и в голове звучала только одна зовущая нота. Я увидела фигуры бредущие с открытыми глазами. Их как будто вели на тонких звенящих нитях в сторону болотного капища.

-Господи, как же мало их осталось,- сказала Матриарх вслух, когда мы сидели у огня за ужином. Теперь я была частью клана, а значит присутствие в моей голове, без моего позволения, считалось неприличным и неприемлемым.
-А сколько их было раньше?
-По крайней мере вдвое больше, чем нас. А сколько женщин подорвали силы и ушли раньше срока, пытаясь их дозваться после каждого обращения за все эти годы..
-Так сколько же точно, вы что не знаете?
-Почему же.. На момент появления вируса в наших местах было двухсти пятдесят четыре носителя Силы. Из них семьдесят девять женщин.
-И все жили здесь?
-Нет, конечно. В деревнях и городах встречались ведьмы, живущие с обычными мужчинами. Очень, очень редко в глухих деревеньках возле лесов селились полноценные семьи. В последнее время вообще, либо это были кордоны, где жили лесники или охотники. Кое-где в глуши наши выдавали себя за староверские религиозные общины. Тогда была возможность жить кланом. В городах иногда маскировались под Свидетелей Иеговы. Поэтому и запрет на переливание крови. Конечно не все иеговисты были нашими, но очень удобно, если кто-то попадал в больницу с травмами и требовалась операция. Ведимина кровь несовместима с человеческой из-за животного гена в ней. Как правило, до генетических исследований нашей крови в больницах не доходило, а обычные исследования разницы не выявляют.
-Я не поняла, а вирус, если он адаптирует организм под животную ДНК, не сделает людей совместимыми с нашей кровью?
-Это было бы спасеньем для нас в сегодняшней ситуации. Более десяти лет мы не рожали детей, надеясь на то, что сможем вернуть хотя бы часть из наших мужчин живыми. Ты могла бы помочь и другим общинам. Но и твою версию стоит проверить. Некоторые из наших девушек останутся без пары. Можно было бы попробовать временнный союз с человеком, до рождения ребёнка. Постоянный союз мы заключаем на всю жизнь. Так намного легче сохранять связь во время обращения.
-Я должна вернуться в город и позаботиться о своей семье. Если всё так, как вы говорили, то у меня будет очень много работы. Я должна хотя бы начать этот процесс, потом будет кому его продолжить. Тогда я вернусь к вам. Теперь у меня есть важное дело. Действительно важное. Не моё сурогатное увлечение частным сыском. Хотя, надеюсь я сделала кое-что нужное для людей.
-Ну, чтож, из тебя может получиться прекрасная королева ведьм.
-Королева.. да ещё и прекрасная?- рассмеялась я,- да, если считать меня царевной-лягушкой, то по моему сказочному кодексу должен возникнуть закон Василисы.. никак не выберу быть ей прекрасной или премудрой. Только вот, чтоб ей действительно стать царевной, лягушачью шкурку надо сжечь вовремя. Иначе придётся её принцу ещё за ней побегать.


Вернуться к началу
СообщениеДобавлено: Пт ноя 20, 2015 10:24 pm 
Не в сети
Суперзвезда форума
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Чт авг 15, 2002 11:39 am
Сообщения: 33134
Чем дальше,тем серьёзнее и "девочка подрастае5т"))
Вопщем как всегда-ЗДОРОВО
!

_________________
какая нафик скромность при таком уме и крастоте!?


Вернуться к началу
СообщениеДобавлено: Сб ноя 21, 2015 7:21 am 
Не в сети
Ветеран форума
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Вс апр 17, 2005 4:45 pm
Сообщения: 5980
А куда ж ей деваться, девочки, они всегда подрастают. :wink:


Вернуться к началу
СообщениеДобавлено: Сб янв 30, 2016 2:36 pm 
Не в сети
Ветеран форума
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Вс апр 17, 2005 4:45 pm
Сообщения: 5980
Повешу кусок кажется последнего рассказа из детективочки. Он ещё не дописан. Рабочее название Ромео и Джульетта.

Эй, придурок, прибери трогальца, все твои услуги уже оплачены,- пошевелила я стволом у ребра подпольного чипмастера.

Лис, рыжий длинноносый парень, с красной шелушащейся кожей, имел отвратную репутацию. Но был лучшим, известным мне, спецом. Он зарабатывал достаточно, чтоб позволить себе, вместо денег, получить понравившуюся ему, девчонку. Были и такие, что соглашались. В нашем, параллельном законному, мире, женщине легче всего заработать именно телом.

В данном случае, он не на такую нарвался. Терпеть не могу мужиков, у которых управление мозгом происходит при помощи джойстика между ног.

Да и до женщины я ещё не доросла. В свои шестнадцать, выглядела я, едва, на тринадцать. Тоненький заморыш с острыми зелёными глазюками на пол-лица. С детства ненавидела свою блондинистость и, раз уж всё равно живу в Тени, могу себе позволить небольшую генмодификацию. Кроме улучшения зрения, слуха и, максимально возможной, чувствительности нюхательных рецепторов, мне приспичило изменить цвет волос. Они у меня теперь чёрные и блестящие, как нефтяная струя. Когда я не работаю, вплетаю в них искусственные зелёные пряди. А работа моя требует неприметности. Я частный детектив. В крайне редких и, слава богу, пока, никому не известных моментах, наёмный убийца.

Ну, что, Сильвер,- обратилась я к своему пиратскому чипу-искину,- теперь твоя душенька довольна? Я обновила элемент питания и ближайшие двадцать лет проблем с этим у нас быть не должно.

Я незаконнорожденная. Иметь чип, мне не положено.

За дверью раздался визг тормозов. Я глянула в маленькое окошечко вверху двери.

Чёрт! Полиция! -я метнулась назад,- Лис, шухер!

Рыжий затейливо выругался и захлопнул дверь бункера. Потом схватил меня за руку, подмигнул и открыл вентиляционную шахту.

-Не боись, кнопка, смоемся,- решётка щёлкнула, становясь в пазы, и мы, на карачках, быстро поползли по длинному проходу.


Две тысячи семидесятый. По прогнозам ведьм осталось не так много до нового апокалипсиса.
Когда-то, в шестнадцать подростки получали паспорт. Документ, по которому им официально разрешалось быть взрослыми. Мне разрешение не требовалось. Время, в котором я живу, диктует свои правила.
Последние год с лишним у меня были дела, которые не всякому взрослому по плечу. Но я-то с колыбели рвалась в супергерои. Спасать мир их основное занятие. А ещё заводить крутых врагов. Но сейчас за моей тощей задницей действительно шла настоящая охота.
Лис получил свою порцию вируса, как представитель собственного клана. Но я была больше чем уверена, что этот ушлый малый и со своих сорвёт куш. Но они нужны были нам на то время, когда настоящий хаос вернётся. Когда то, что было после заражения покажется нам локальным апокалипсисом.
Спросите, почему я давала вирус Тени? Казалось бы зачем сохранять самых никчёмных? Не тех, которые сейчас работают, сохраняя технологическое наследие? Об этих позаботится Семёныч. У него есть для этого поисковые возможности и опыт. А среди Тени, к сожалению, тоже не все получат возможность выжить. Только те, кто выживать умеет.
Ведьмы были более чем правы, вирус в природе уже почти не работал. Им можно было инициировать разве только грудничков. Так что, когда первая партия диггеров отправилась в посёлок, заболели только малыши, которых кормили грудным молоком.
Анатолий помог нам намного больше, чем мы могли бы предположить. В лабораториях университета хранились самые первые культуры вируса. Заражение там распространилось очень быстро через партию диких лабораторных обезьян. Учёные, в силу своей ментальности, пытались помочь заболевшим. Откуда взялась болезнь долго не понимали. Все животные выглядели совершенно здоровыми. А методы биозащиты использовались только при уходе за больными. За животными ухаживали как обычно. Но, поскольку вирус требовал невмешательства в процессе внедрения в геном, выжил только последний заразившийся. Им и был научный сотрудник универа Анатолий, превратившийся ныне в главу, собственноручно созданного, поселения.
Долгое время он прожил на территории университета. Но, когда почувствовал признаки лёгкой формы лучевой болезни, то понял, что возможно повреждёна защита реактора и сделал тесты на радиацию. Первый испуг и шок прошёл не скоро. Показатели были такими, что сначал он подумал об ошибке. Но, проверяя снова и снова, пришёл к выводу, что теперь у местных тараканов будет собрат, если кому-то захочется поиграть в ядерного маньяка. И, хотя его организм никак не реагировал на накопленную огромную дозу, он всё же решил уходить оттуда в более здоровое место. Тем более, что в то время появились мутанты. Сначала это были насекомые, у которых цикл репродукции короче. Но после нескольких месяцев появились и первые крупные крысы. Тогда он собрал всё что мог для новой жизни, полагая, что, если удалось выжить ему, могут быть и другие.
Деревня, которую он выбрал, исследуя карты местности, была достаточно далека от университета и опасного реактора, а так же от всей мутировавшей нечисти, что оказалась жизнеспособной и начала активно размножаться. По большей части мутанты ушли под землю. Там у них было намного меньше естественных врагов. В окрестных лесах очень быстро появились волки и медведи. А так же дикие, которые ели всё, что шевелилось.
И всё же, если бы не страх, что его организм сдастся радиации, он предпочёл бы мутантов. Поскольку стены университетских зданий были крепче, чем большинство деревенских домов. В лабораторных теплицах можно было выращивать растения, которых хватило бы для него одного с головой, работало электричество, так как обслуживание реактора было в основном автоматическим. Только плановые ремонтные работы требовали участия управляемых роботов и людей. Но это уже была не его специализация.
Смущало только одиночество. Привести кого-то в университет, не зная, как радиация подействует на новичка, было по меньшей мере безответственно. Поэтому он нагрузил университетский фургон под завязку и сделал столько ездок, сколько позволил запас горючего в гараже и того, что он обнаружил в одной из случайно не ограбленных заправок на окружной дороге, которая оказалась не популярной во время повального бегства в город, из-за разлива реки.
Перевёзти удалось довольно много. Один дом в деревне - общественное добротное здание он превратил в крепость, сняв в университете все имеющиеся бронированные двери с хорошими замками и металлические ставни, которых хватило на первый этаж и даже ещё осталось. Он полагал, что вряд ли поселение быстро станет настолько большим, что можно будет селиться без опаски в отдельных домах. А, для маленькой общины, гораздо легче защитить людей и припасы в одном здании.
В одной из поездок он подобрал на дороге женщину с грудничком, которая родила незаконнорожденного и поставила ему поддельный чип. Их выставили из города и они заболели, но выжили оба, поскольку спрятались в подполе одного из деревенских домов и потеряли сознание практически одновременно, во сне. Потом он спас мальчишку, приехав специально на место, где высаживали городских осуждённых. Ему указала его спасённая женщина. Следующая поездка чуть не стоила ему жизни. Пока он тащил к машине беременную, которая не хотела оставлять заболевшего супруга, напали дикие. Это была их первая встреча. Тогда он ещё не понял, кто они, приняв их за обычных бандитов.
Оружия, а тем более боеприпасов к нему, в университете почти не было. Кое-что он после соорудил самостоятельно. Но и тот единственный пистолет охранника, что он прихватил в дорогу, спас жизнь ему и женщине. Возвращаться на это место было опасно. Дикие или, как он тогда считал, бандиты, уже знали о нём и могли держать это место под наблюдением.
Несколько выживших нашли их сами в течение года. Среди них был только один мужчина. И тот хромой. Сломав ногу и продолжая идти в самодельных лубках, он дал перелому зажить не вправив его как следует. Охотиться ему было не под силу, но по крайней мере он мог защитить их крепость, когда Анатолию требовалось отлучиться. К тому времени машина уже стояла на приколе. Горючего не было. В последующие годы он смог подобрать ещё нескольких человек, обыскивая соседние деревни на предмет всего, что могло пригодиться в хозяйстве. Включая брошенную и чудом выжившую скотину.
Ещё трое приплыли по реке. Один на хорошей лодке, что очень здорово помогло деревне. Появилась возможность рыбачить.
Один раз пришлось отбиваться от настоящей банды из троих подонков, которые захватили девочку из деревни и изнасиловали прямо на глазах мальчишки, её брата. Пока они были заняты своей добычей, мальчик бросился в деревню, что спасло остальных. Они успели заблокировать двери и расстрелять нападающих, которые обнаружив бегство малыша, бросились за ним, оставив растерзанную девочку на поляне, где её после нашли живой, но в таком состоянии, что она так окончательно не оправилась. Осталась не совсем в своём уме, но родила здорового мальчика, несмотря на свои неполные пятнадцать.
Эти нелюди не были дикими. Они были хорошо вооружены и как они выжили и сбились в банду, деревенским узнать не удалось. Одно только то, что на всех были тюремные наколки, могло навести на мысль, что это заключённые, которым удалось как-то выжить и выбраться. Видимо вооружились они уже после.
Настоящие дикие напали на них на рыбалке. Почти голые, в каком-то тряпье и больше похожие на животных, нападали эти существа с голыми руками и уйти деревенским удалось только благодаря лодке. Один из мальчиков крикнул, находящемуся на берегу Анатолию, а другой выстрелил из арбалета в ногу тому из диких, кто был ближе других. Это и дало возможность ему прыгнуть в лодку и оттолкнуться от берега. Дикие вообще неохотно входили в воду, а течение на том участке реки было довольно быстрым.
Это ещё на какое-то время спасло деревню от обнаружения. Все эти годы деревенские строили ограду. Деревня была организована так, что здание, укреплённое Анатолием, находилось почти в центре. Улица, проходящая мимо него, застроенная добротными домами, уходила к задам ровными наделами, которые довольно просто было окружить стеной, перенося её по мере увеличения посевных площадей, на очередную полосу огорода по обе стороны от их основного жилья.
Ограда не остановила бы диких. Но она задержала бы любого нападающего, поскольку на вышке всегда был охранник и наблюдал за работающими на полях и окружающей местностью и мог подать сигнал прятаться в доме. Кроме того забор охранял деревню от хищников и диких свиней, разоряющих урожай. И всё же община по большей части состояла из женщин и детей и была недостаточно сильна. Организовавшиеся семьи пополнялись практически ежегодно. Но детишки пока были больше обузой, чем помощью.

Диггеры, пришедшие в деревню были подготовлены к эпидемии. Те, кто не верил словам, переданным Торином, и опасался, просто не попали в первую партию. Как мы и думали, в ней, по большей части, оказались молодые семьи. Но к тому, что случилось они готовы не были. Заболели только самые маленькие дети. Обрадовало одно, что они довольно быстро вышли из каталепсии и чувствовали себя замечательно.
Тогда и пригодился, оставленный Анатолием в глубокой заморозке, запас первичной культуры вируса. Уходя он не отключил холодильные установки. Теперь это пригодилось. Оказывается вирус ослаблялся с каждым новым поколением. Эти же образцы были в самой силе. Осталось только наладить производство и доставку в город. Объяснить всё нужным людям так, чтоб это принесло нужные плоды, а не панику и репрессии, было задачей Торина и Петьки.

Мы с Торином как разошлись тогда на острове, так и не встретились. Занялись каждый своими делами. С тех пор, как я осталась у ведьм, мы не виделись около полугода. Я получила столько новых возможностей, что это даже несколько опьяняло. Реакции моего тела на них, в некотором роде, напоминали цепочку психологических оргазмов. Я мне вполне хватало новых мироощущений, чтоб не так сильно переживать разлуку.
Кроме того, знакомство с появившимися на острове дикими, перегружало мою чувственность. В первое время они не контролировали гендерные реакции, а присутствие сканера и моя собственная неопытность в плане защиты, порой доводили меня до сексуального иступления. Их неприкрытые мужские желания, которые с радостью удовлетворяли их подруги, вспыхивали при виде любой женской особи с такой страстью, что заражали покруче вируса.
Ведьмы готовили Большой Хоровод. Этот праздник в древнем Риме назывался Луперкалии. От "лупо" - "волк". Основателями Рима были Ромул и Рэм - единственная в своём роде пара близнецов рождённых Ведьмой матриархом. Раннее патрицианство Рима состояло из семейств ведьм. От первого Сената основанного Ромулом. И мужчины их были очень сильными воинами, которые погибали в боях гораздо чаще, чем женщины. Но, для сохранения крови ведьм, им было запрещено вступать в браки с другими кастами. Луперкалии устраивались для того, чтоб женщины ведьм могли получить потомство от мужчин своей крови.
Гораздо позже этот праздник трансформировался, и в нём стали участвовать все сословия. Появилась традиция приносить в жертву животных. Этим занимались жрецы, выходцы из семей ведьм, но потерявшие право на патрицианство. Кусками шкур жертвенных животных обнажённые служители культа били обнажённых же горожанок, якобы для большей плодовитости и более лёгких родов.
В изначальном варианте празднества, юные девушки ведьмы, не имеющие пары, но желающие произвести благородное потомство, писали записки с именами и бросали в огромную урну, а после все мужчины участвовали в розыгрыше. Те, кому доставалась невеста Луперкалий, устраивали Большой Хоровод. Праздничный танец, который заканчивался тем, что старшие ведьмы учили молодых девушек искусству соития и передавали их на время нужное для рождения ребёнка собственным мужьям. Иногда мужчины оставались с новой семьёй. Но тогда они утрачивали право называться патрициями и заседать в Сенате.
Подобия таких праздников в древности были и у других народов. Там, где сильны ещё были роды ведьм. Пока религиозные культы не изменились так, что стали их главным врагом.
Матриарх предложила мне поучаствовать в Луперкалиях. Тем более, была возможность, что ребёнка от Торина я могла и не получить. Но я не могла принять такое решение без его участия. Да и вообще не была готова иметь ребёнка. Я сама ещё была ребёнком и то, что ведьмы желали взять его воспитание на себя, меня совсем не обрадовало. Я хотела сама растить своих детей. Конечно, когда-нибудь в будущем, не сейчас.
Ведьмы вообще относились к моим отношениям с Торином, как к капризу. Они сказали, что даже если я рожу от человека, то этот ребёнок не будет обладать силой. Ведь это будет второе поколение мужчины-человека в роду. Если бы у моего отца родился мальчик, он уже не обладал бы силой. Они удивлялись и тому, что я так сильна. Конечно, они же не знали о сканере.
Но, надеясь на то, что я приму участие в возвращении мужчин других кланов, матриарх полагала, что Луперкалий в моём ближейшем будущем будет достаточно и отказ приняла легко. Юных мужчин-оборотней выжило очень мало за десятилетие с лишним, пока они существовали, как дикие. Конечно, когда оборотни пришли в форму, под умелыми ухаживаниями ведьм, стало понятно, что их возраст не соответствует их внешнему виду. Они выглядели гораздо моложе и привлекательнее. А уж мужских флюидов от них перепадало каждой встреченной женской особи. Так что и вправду устоять было довольно сложно. Поэтому я была совсем не уверена, что хочу находиться на острове во время праздника.

Утро моего ухода выдалось хмурым. Хотя я чувствовала, что к полудню распогодится. Это одно из моих новых умений. Предсказывать погоду. Следующее долго ждать не заставило. На бревне у входа в туннель сидел оборотень. Я издали пошевелила плечами. По спине пробежали мурашки. Этот парень был мне знаком. Причём знаком гораздо дольше, чем по острову. Его запах я узнала, да и Сильвер подтвердил. Когда мы впервые нарвались на бой с дикими, то посчитали его мёртвым. Это был тот, которого ранили стрелой в спину. В бурелом, где мы нашли его по пути в город, не полезли даже крыски. Все посчитали дикого мёртвым. Уж больно поза была неестественной. Да и колючий кустарник. Но ночью он обернулся. Только поэтому и выжил.
Большая часть диких дожила до сегодняшнего дня из-за регенерации во время обращения.
Он меня не помнил. По крайней мере я так думала. Но оказалось это не так.
-Ты дралась как волчица,- сказал он, глядя на меня тёмно-янтарными глазами,- я не сержусь на тебя, ты же не могла знать кто мы. Да и просто защищала свою жизнь.
-Я рада, что ты понимаешь,- миролюбиво, но настороженно сказала я.
Оборотни не были мягкими и пушистыми. Даже находясь в человеческой ипостаси. Это были воины. Чуть грубоватые, с телом и характером, как будто отлитым из бронзы.
-Моя жена могла бы научить тебя быть настоящей женщиной.
Я не стала возмущаться и говорить глупости, и сообщать что у меня есть мужчина и есть опыт отношений. Во-первых, учась у матриарха, я поняла сколько ещё от меня скрыто, научилась не болтать попусту. Сейчас моя первая любовь - Тимка, не узнал бы меня. Во-вторых, действительно смешно выглядел бы трёп об опытности девчонки-подростка рядом со зрелым мужчиной, который выглядел на тридцать пять-тридцать семь, а на самом деле мог иметь и все шестдесят.
-Спасибо за честь,- вежливо сказала я,- возможно я бы поучилась ещё многому у моих родичей, но есть долги, которые я должна вернуть, прежде чем решусь стать матерью. Кроме того, выбор Луперкалий за богами.
Он хитро улыбнулся, зная, что я тоже слукавила. Для сильной ведьмы не секрет чью записку она берёт из кувшина. Не зря же очередь составляли старшие ведьмы. Его взгляд стал ощутимым, как-будто опуская глаза от лица до моих боевых ботинок, он ощупал каждую складочку на моём теле. Низ живота скрутило и я несколько резче, чем хотелось выставила блок. Он довольно , как сытый кот, прижмурился.
-До встречи,- наверное, такой голос был у библейского Змея.
Я не боялась его, хотя взгляд напомнил мне тот бой, когда в голове гуляла истерическая мысль "сначала поимеют, а что останется сожрут". Видимо, дикая жизнь ещё какое-то время будет сопротивляться усилиям ведьм.
-До встречи,- с усилием контролируя предательское першение в горле, сказала я и не оглядываясь, но чувствуя на спине его взгляд, скользящий к пояснице ощутимо, как кончик языка, торопливо нырнула в тёмный проход под озером. Синджик оторвался от моей ноги и, обернувшись, зашипел напоследок. Ему не нравился оборотень. Тот засмеялся.
Я знала, что пойти за мной он не сможет. Ведьмы поставили метки, которые не давали мужчинам покидать остров. И первое полнолуние показало, что эффект забывчивости не прошёл сразу. Нужно было несколько полных циклов обращений, для каждого из оборотней разное количество. Поэтому в лес их пока не отпускали. Надеялись, что после Луперкалий последние волки придут в себя. Похоже, мой навязчивый ухажёр был одним из самых стойких в своей дикой личине.
Чем дальше я уходила от болот, тем более ясным становился день. Облака рассеялись. Столько птичьего щебета я не слышала, наверное, с момента рождения до сегодняшнего дня. И в лесу я стала чувствовать себя иначе. Перестала бояться, а ещё ощущать чужеродность. Теперь мне не нужно было задумываться о направлении. Во мне появился внутренний компас. Впрочем, Сильвер исполнял эту роль тоже совсем неплохо. Мне нужно было заскочить в деревню. Я знала, что Торина там нет. Я соскучилась, но как-то иначе, чем раньше. Мне нужно было сначала увидеть кого-то другого из своих друзей и знакомых. Научиться общаться в своём новом состоянии.
И потом нужно было узнать как дела с вирусом. Анатолий ушёл в университет и я связывалась с ним ментально перед его уходом. Дальше деревни даже матриарху нужна была помощь. А я ещё и не опытна, хотя сканер даёт мне энергию практически равную её силе.
Диггеры должны были дать больше информации. Как раз пришла новая партия. Светить все свои возможности перед ними я не хотела. Мы с Анатолием, как со старейшиной деревни поговорили и решили, что знать о ведьмах будут только те, кого они возьмут в ученики, а ещё - главы общин. Тем более, что все мальчики, которые были с нами у святилища оказались способными, хотя и не наших кровей. Им приятно было чувствовать себя избранными. С ними занималась помощница матриарха. Как охотникам, им очень помогали те уроки, что давали им ведьмы. Ещё две девочки получали знания по лечению болезней.
Все занятия проходили на острове, но жили дети обособленно и к лишним тайнам не допускались. В деревне думали, что учатся они в каком-то из соседних посёлков. Поскольку о диких больше не нужно было беспокоиться, родители отпускали их без особых волнений. В лесу вести себя умели все. А детишкам тайна только добавляла интереса. Тем более, что истинной силы ведьм они не знали. А к оборотням их вообще не допускали, до времени. Возможно, когда они окончательно придут в себя, их знания очень помогут именно охотникам.

Поселение оказалось неожиданно шумным. На острове я привыкла к тишине. Даже скотина там была спокойная и молчаливая. Несмотря на присутствие оборотней. Ведьмы поили своих коров отварами трав, от которых не только становилось больше молока, но и животные чувствовали себя комфортно и практически не болели. И молоко на острове было удивителтно вкусным. Пахло чабрецом и мятой. А ещё немножко лесным орехом.
Приезд диггеров добавил огромное количество весёлых здоровых детишек. Часть из них, выдыхая в такт, повторяла упражнения на вновь организованном плацу. Женщины работали на огородах. Самая малышня сновала на побегушках, помогая матерям или отцам, или таская воду от колодца в маленьких бурдючках из шкурок слепышей. Даже крыски, к которым коренные деревенские уже, похоже, попривыкли, с упоением копали канавки вдоль огородов. И все смеялись, перебрасывались шутками, малыши визжали, брызгаясь у колодца. Улыбались даже сторожевые на вышках, по привычке продолжая свою работу по охране. Мало ли какие лихие людишки забредут.
Меня встретили приветливо. Многие диггеры были со мной знакомы. Деревенские слышали обо мне и от своих, и от Торина, к которому чувствовалось уважение. Но пару-тройку завистливых колючек, от деревенских, и диггерских девиц, я поймала. Через два свежезаселённых дома мой сканер взбесился от не слишком доброжелательного внимания. Я осторожно скользнула взглядом из-под ресниц, нарочито поправляя ярко-зелёную прядь. У ведьм я привыкла вплетать её в волосы особым затейливым узором, оставляя свободный конец ярким мазком по маслянисто-чёрной чёлке. Крепил узор старинный костяной гребень, подарок от матриарха. Вещь не только эстетичная, но и непростая, с наговором. Я не дала знать учительнице, что разгадала подарок. Просто не стану носить её при Торине. А сейчас я коснулась гребня и почти физически почувствовала связь заклинания с направленым на меня взглядом.
-Да это, наверное, мама Торина,- запаниковала вдруг я.
Тем более, что глядела женщина неласково. Как-то, до этого момента, мы умудрились не встретится. Я и сама оттягивала момент встречи, как могла.
-Судя по всему, она меня видела раньше,- я вертела в голове возможности, когда бы это могло быть, но мне приходилось бывать у диггерских вожаков по своим профессиональным делам слишком часто. Да и не приходилось задумываться тогда, что между нами с Торином может когда-нибудь, что-нибудь возникнуть. С чего бы?
Что незавидного нашла во мне женщина, я догадывалась. Скорей всего, мечталось ей о тихой покорной невестке, помогающей по дому. Которая нарожает кучу внучат, а не будет шататься по лесам или, того хуже, разбираться с трупами. А, возможно, давно присмотрела среди своих такую. Наверняка одну из тех, что буравили меня глазками в спину, когда шагала вдоль огородов.
-Подойти? Расставить всё по местам сразу? Или сделать вид, что не знаю кто она? Торин ведь нас так и не представил.
В конце концов, взмахнула чёлкой, отбрасывая её с глаз, сделав их доброжелательно-спокойными и вежливо кивнула проходя.
-Чего лезть в конце концов? Пусть сначала Торин сам определит кем меня представить мамочке. Пока я в статусе тайной возлюбленной. И это ещё мягко сказано. Такая ведь могла бы и в малолетние шалавы определить.
Почему-то я злилась. И на неё. И на Торина. В последнее время, на острове, я привыкла чувствовать восхищение своими способностями, уважение. Может и не вполне заслуженное, но всё таки. И народ мой, как оказалось, с древними корнями, с уникальными возможностями. Почти дворянскую гордыню себе выковала. А тут вдруг взгляд на меня недобрый. Да ещё там, где, не признаваясь себе, быть может, ожидала материнского тепла, которого мне всегда не доставало.
-Правду говорят, ребёнком себя чувствуешь, пока тебе есть кого назвать мамой и папой...
Настроение испортилось. Солнышко уже не радовало. И крик детишек теперь казался просто досадным шумом. Синдж почувствовал перемену настроения и завертел головой в поисках причины. Я растрогалась. Присела на корточки и потрепала его шёрстку. И пошла к центральному зданию.
-Что-то я загостилась. А мне надо о своём доме позаботиться. Столько людей, которых я люблю и которые любят меня, нуждаются в моей заботе,- начала я в голове накручивать патетики, потом засмеялась и мысленно погрозила себе пальцем,- Актёрка! Самые близкие и без меня уже давно всё что надо получили.
Петька сновал между посёлком и городом. Городом и университетом. Сначала Анатолий боялся оставлять там кого бы то ни было. Но после того как диггерская молодёжь, и Петюня с ними, перенесли короткую вирусную кому, бояться перестали. Лучевая болезнь их не затрагивала. Организм быстро подстраивался. Пара-тройка дней ухудшения самочувствия и всё. А ещё, при первом же общении с мальчишками на острове, я узнала, что змеиный укус практически не повлиял на Стёпкино здоровье и действие яда прошло уже к утру.
Так что первую же партию вирусной культуры получили все близкие. Даже Алику и Владимиру Семёнычу хватило. Следующие партии пошли гулять по Тени под строгим надзором глав кланов. Никому не сообщали, что колют вирус. Жёсткая клановая иерархия способствовала. Когда вирус появился, его в природе было столько, что не сразу поняли, что от человека к человеку он не передаётся. Паника была тому виной или боялись мутации, но здоровых попытались тогда собрать в городах и заражение остановилось. Все кого пытались лечить в изолированных госпиталях, погибли. Врачи, предпринимавшие все усилия обезопасить себя от заражения вернулись в города так и не заразившись. Теперь мы столкнулись с тем, что каждый должен получить вирус как прививку. Индивидуально. И на всех его не хватит.

В общем доме было тихо. На время отсутствия Анатолия, во главе посёлка должен был стать Шкуродёр - глава диггеров. Он был опытным главой клана. Гораздо опытнее самого Анатолия и тот был даже рад сбросить на него ответственность за управление деревней и вернуться в родные пенаты. С подземным кланом остался его молодой помощник.
Но работа Анатолия скоро подойдёт к концу. Размножение вируса тоже постепенно приведёт к его деградации. Клонирование он попробовал в самом начале. Номер не прошёл. Вирус оказался лишён основного свойства. Он просто не встраивался в ДНК. Только естественное размножение, с потерей свойств от поколения к поколению. А размножался он делением, как клетка.
Поэтому мы решили сразу по мере изготовления рассылать его. Чтоб не было резона начинать охоту на тех, кто его производит, если информация вдруг выплывет.
Владимир Семёнович по своим каналам должен был отыскать места, где ещё хранился вирус. Но такой интерес был чреват тем, что правда рано или поздно выйдет наружу. А вот тогда начнётся хаос похлеще ожидаемого апокалипсиса. Мы не хотели выбирать кто более ценен, просто предоставили всё на волю случая. Или бога, если хотите.
Шкуродёр поил меня чаем и рассказывал истории о том, как наша команда правдами и неправдами пыталась сохранить секретность. Придумывали так же и то, как, не тратя культуру вируса, заразить побольше малышей естественным путём. В кланах это проще. В приказном порядке собирали народ на работу. Детей под присмотр. И баста. С чипмечеными такого не проделаешь.
Тимка, устроил акцию, как молодой родитель, собрал всю знакомую молодёжь с детьми на пикник по случаю дня рождения наследницы. Молодёжи подлили снотворное, привили вирус, а детишек помогли заразить крыски. Возле деревни они нашли нору с лисятами, с которыми с удовольствием поиграли маленькие гости. Дети выходили из комы быстрей родителей и поэтому, когда те приходили в себя, их втихую отправляли домой. В полной уверенности, что перепили и сгорая от стыда, они рады были уйти по-английски. И благодарили тактичных хозяев, не зная насколько действительно им стоит быть благодарными. Что они думали о себе, когда обнаруживали, что из их жизни выпало несколько дней, не знаю. Некоторые даже перестали общаться с Тимкой, подозревая, что в выпивке был генмодификант, для пущего эффекта. Тимка не отказывался, что такое быть могло, но и пенял, что выпивку приносили все, и у кого была "палёнка" теперь не узнать.
Исключение составила пара, где разница в возрасте между родителями была очень большой. Но и тут всё было продумано заранее. Такой вариант был возможен. Но знакомые Тимки в основном служивые люди и сорваться на задание не странно для супруга. Так что жена уехала домой в неведеньи. А пришедшего в себя мужа, Тимка хлопал по плечу и рассказывал как при помощи работы отмазал, якобы, оконфузившегося, сослуживца от гнева молодой жёнушки.
Отчитывался перед Шкуродёром в основном Торин. Он появлялся здесь часто. Навещал родителей. О том, что я могу говорить с главой диггеров, не прибегая к помощи ведьм, я ему не докладывала. Матриарх знала, когда я устраиваю переговоры и знала с кем. Но ни разу не высказалась по поводу моего "радиомолчания" с женихом. То, что я не могла скрыть удалённый разговор от большинства сильных ведьм и было причиной по которой я вела исключительно деловые разговоры.
Но поговорить с Торином нам было нужно. Я рассчитывала встретится с ним в университете. Задумавшись, я отвлеклась от своих мыслей только тогда, когда услышала знакомое имя.
-Тебе привет от Бэя.
-Что? Как ты.. Откуда?
-Торин сказал, он заезжал на твой день рождения. На самом деле тебя дома ждали.
Я опустила голову и покраснела.
-Так получилось. Я была занята. Слишком много хотелось успеть. Ему Торин рассказал про вирус? Я бы хотела, чтоб он и Канг получили его.
-Он отказался брать. Сказал, достаточно информации. Они себе достанут. И сведенья кому надо передадут.
-Это здорово. Семёныч, я надеюсь, тоже найдёт нужных людей, которые не дадут выплеснуть панику на улицы городов, но своё дело сделают. Только бы не дошло до чистых чинуш. Тогда начнут горло рвать за вирус. И искать откуда у сведений ноги растут. А так и до наших шей доберутся.
В этот момент в дверь постучали.
-Войдите,- не поднимая голоса, ответил Шкуродёр. Я отсканировала некоторое удивление в его голосе. На самом тонком уровне. Видимо, моя настороженность не исчезла во время разговора.
-Очевидно, стучаться к начальству тут принято только в официальных случаях,- решила я,- может мой визит признан не тривиальным заходом в гости? Или случилось что?
В комнату вошла небольшая делегация из бабушек и тётушек, возглавляемая маменькой Торина.
-Началось..- почему-то струсила я.
Синдж оторвался от подобия местной печеньки, которую он больше возил по полу, чем ел. Печенье Геры явно нравилось ему больше. Я чуть не прыснула от его важного вида. Было такое ощущение, что принимать посетителей собирается именно он. Я сдержалась, конечно, но это позволило мне успокоиться.
-У нас к тебе дело Старший,- было странно, что бабулька лет семидесяти называет старшим Шкуродёра, которому было едва за сорок.
Я, естественно, понимала в чём дело, но отвлекала себя другими мыслями, чтоб снова не накатила странная робость. Я чувствовала, что дело касается меня и Торина и была в ужасе от резонно предполагаемых смотрин. А ещё безумно злилась на Торина. Это не должно было происходить в его отсутствие. Это не должно было начинаться с официоза. Это не должно было свалиться мне, как снег на голову.
-Что такого важного случилось, что нельзя было подождать пока я закончу беседу с гостьей?
-Наталья собирается женить сына и подобрала ему достойную пару.
-Ага,- подумала я,- кто б сомневался..
-И что срочного? Торина сейчас даже нет в деревне.
-Дело в том,- наконец открыла рот моя предполагаемая свекровь, что сын отказался принять мой выбор из-за этой девушки.
Её длинный палец, как мне показалось, как пуля, ткнулся мне прямо между глаз. Хотя голос её был спокоен, но обмануть меня было сложно. Благодушного родственного приёма мне не светит. Откуда такая злость? Может из-за того, что Торин лезет за мной во все мои неприятности?
-Мы должны выяснить годится ли его избранница для брака. На первый взгляд, она слишком молода и уж очень худосочна,- скривилась одна из старух.
Я взбесилась. Но виду не подала. Мило поставила чашечку на край стола. Тренькнула ложкой по блюдцу.
-А предполагаемого жениха на соответствие вы лично проверяете,- едко улыбнулась я Шкуродёру,- или на общем собрании?
-Женщины выясняют выдержит ли девушка беременность и роды,- примирительно сказал глава клана,- для её собственной безопасности. Судя по искоркам в его глазах, он ожидал более взрывной реакции. Знал-то он меня гораздо ближе, чем эта сборная доморощеных гинеологов.
-Вообще-то я предпочитаю настоящих медиков и достаточно зарабатываю, чтоб позволить себе кланового врача. Это первое. Предложения стать чьей-либо женой я ещё не получала, а значит и согласия на брак не давала. Это второе. Все решения в своей жизни я принимаю сама. Вашего мне не требуется. Это третье.
С каждым отсчётом моя улыбка становилась всё шире и обаятельней, а деревенский консилиум вскипал праведным негодованием.
-Эта девушка дерзкая и невоспитанная. Она не хочет исполнять законов клана, вы должны приказать..- затараторила бойкая рыжая молодка, что всё время тёрлась возле вдохновителя проекта. Торинская мамочка одобрительно кивнула на её выпад.
-Может её дочурка претендент на моего Ромэо?- тоскливо предположила я мысленно.
-Женщины, эта девушка не из нашего клана и приказывать ей я не могу. Кроме того, ваша бурная деятельность должна сохранять здоровье нашим девочкам, а не превращаться в средневековую инквизицию. Видите, ваша будущая невестка дорогу к доктору знает, девушка она самостоятельная, да и решения они окончательного ещё не приняли. Так что вы поторопились с инициативой.
-Но мне нужны внуки. Парень уже вырос,- высказалась наконец виновница, с треском проваливающейся, акции.
-Он тебе что, бык-производитель? Придёт время будут внуки. Возвращайтесь к работе и не тратьте моё время,- слегка повысив голос, махнул рукой в сторону двери Шкуродёр. И выразительным взглядом дал понять, что интригу понял, но не одобрил.
-Чаю не подольёте,- приподняла чашечку я,- у меня ещё есть пару вопросов для обсуждения.
Моя спина скоро станет чемпионом мира по разгадыванию эмоциональных взглядов. Синдж пошёл поторопить делегацию. Это стало понятно по испуганному взвизгу рыжей молодки.
-Деревенская она что ли?- удивилась я,- диггерши любую крыску одним взглядом на место ставят..

Я не задержалась больше чем на чашку. И та была больше из вредности. И так обпилась. Пришлось искать за околицей укромные кустики. Пока я в них справлялась с потребностями собственного организма, на тропинку выскочила стайка из четырёх красоток и, хоронясь в подлеске, побежала явно по моему следу. Как им казалось.
-Что-то эти тёлочки, озабоченные заветами плодиться и размножаться, задумали для моей грешной душеньки,- надула губки я и покачала головой. Они, конечно, не морлоки, серьёзно их наказывать не стоит, но уж больно я была разозлена. Куда-то своё раздражение деть придётся. А то я реально лопну от злости.
Первая соискательница Торинских прелестей случайно оступилась аккурат возле зарослей крапивы и выбиралась оттуда с таким воем, что я подумала, что она ещё и охрипнет.
Вторую ужалила подвернувшаяся оса.
Третья схватилась за голову от щёлкнувшей в темечко шишки.
Четвёртую я тупо подвела к кротовой норе и обвалила под ногами землю. Девчонка свалилась потирая подвернувшуюся лодыжку.
-Помощь не нужна?- появившись на тропинке, для проформы, поинтетесовалась я.
Кучка оторопевших девиц проводила меня ненавидящими взглядами и добавила в мою копилку спинальных эмоций.
-Ну, вот теперь я со всех сторон настоящая ведьма,- заявила я Синджу, который, как щенок, то забегал вперёд, то возвращался и вертелся вокруг ног. И услышала в голове знакомый тихий смешок.
-Как я могла забыть про Матриарха!?
Конечно, старая ведьма со своим совершенно детским любопытством, не могла не проследить за мной сколько было возможно.
Чтож, если ты Конёк Горбунок, всё равно не стоит искать в роду верблюда. Ты такая же лошадь как все в семье, пусть и со странностями. Такой вот закон.

Дорожка, пусть и не слишком натоптаная, всё равно отчётливо просматривалась. Я ещё не слишком далеко ушла от деревни, когда услышала в низких кустах треск и чавканье. Ветер дул на меня, и широкий зад медведя с коротким, подрагивающим от удовольствия хвостом, устраивал меня гораздо больше, чем зубастая пасть. Обойти его беззвучно, скорее всего, не получится. Хотя большущий муравейник привлекал всё его внимание. Особенно опасно, если он обнаружит наше присутствие внезапно и испугается. Справиться с таким крупным и опасным зверем очень трудно. Хищники не зря являются воплощениями оборотней. Они прекрасно слышат ментальный зов, но очень трудно поддаются давлению. Зато их легко "уговорить". Но они не должны быть напуганы или возбуждены.
Я показала кулак ощетинившемуся крысу и приложила палец к губам. Потом показала жестом, спрятаться за огромным полусгнившим пнём. Когда-то гроза сломала здесь вековой дуб. Дерево постепенно разобрали на дрова и унесли в посёлок. А пень торчал, догнивая и рассыпаясь в мягкую труху. Я протёрла ей кожу, чтоб уменьшить запах и послала медведю сигнал о приближающихся людях. Зверь поднял голову, пытаясь уловить запах. Я добавила иллюзии звука группы людей. Толстопятый обжорка толкнулся в землю передними лапами, на секунду приподнялся в стойку, потом снова упал на все четыре и тихо исчез в лесу, что было даже удивительно, для, кажущегося неуклюжим косолапого.
Стоило поторопиться, ночевать в лесу мне что-то неохота. И, хотя подобных встреч больше не случилось, но ноги от ходьбы уже гудели. А в окрестностях универа в темноте можно нарваться на "опарыша". Они выбирались из-под земли по ночам - поохотится. Наконец Синдж весело запрыгал и добавил хода. Все крыски, даже рождённые в диггерских посёлках, чувствовали радиацию реактора и вели себя как евреи, нашедшие землю обетованную. Явно давая понять, что считают эти места родиной.
Я вынуждена была практически побежать за ним и задыхаясь ткнулась в закрытые ворота университетского городка. Я ещё не была здесь непосредственно и просто загремела со всей дури в железные ворота.
-А позвонить?- раздался откуда-то сверху Петькин голос.
Он торчал в окошке помещения охраны и хихикал, глядя как я пытаюсь разглядеть его в глубоких сумерках. Наконец он исчез внутри и ворота, дёрнувшись, поползли в стороны, открывая дорогу к комфортному отдыху. Я вошла, уже смакуя долгожданную возможность бросить кости на койку.
-Чего это вы так замуровались?- надо же было поворчать немного, чтоб не сразу нарваться на кучу неприятных вопросов.
-Опарышей становится всё больше и больше. Мы их брали в лабораторию. По частям правда. Похоже, они, кроме обычной пищи, могут некоторое время одной радиацией питаться. Видимо, утечек всё больше. Лезть проверять ни у кого желания нет. Хоть на нас радиация влияет слабо, но получить ударную дозу одноразово, может быть слишком большой встряской для организма. Анатолию кажется, такой резкой перестройки даже с вирусом не предусмотрено. Мы перекрыли все места, где они могли пробраться на территорию универа, но вокруг, особенно по ночам, их тут стаи гуляют. Диггеры стали жаловаться, что всё чаще сталкиваются с ними в подземке. Раньше они далеко от реактора не уходили. Того и гляди, скоро начнут в городе вылазить по ночам.
-Ничего, Торин расскажет своим как с ними справляться. Как он, бывает здесь? Из-за учёбы на острове, сто лет с ним связи не имела,- как бы между делом, перевела я разговор на тему, что всё равно всплывёт.
Петька покосился на меня, как будто не совсем решив для себя как со мной говорить, а потом высказал вдруг все свои сомнения скопом.
-Я вообще не понимаю, что между вами происходит,- затараторил он так, вроде боялся, что я прерву его на полуслове. Но меня это устраивало, я научилась терпеливо слушать у ведьм, делать выводы, а только потом открывать рот.
-Ты не появилась дома, даже на собственный день рождения. Хотя все пришли и Гера с Катериной принимали гостей без тебя. Торин молчит, но я вижу, что между вами что-то произошло. Иначе как это, за полгода ты ни разу даже не связалась с ним. Хотя в деревне он бывал. И со Шкуродёром ты говорила. Я знаю.
-Говорила. Сугубо по делам. Ведьмы все ментальные разговоры слышат. Не хотелось мне обсуждать наши дела с Торином под чужим присмотром.
Петька покачал головой.
-Всё равно могла хоть пару слов сказать. А ты будто в преисподнюю провалилась. Он ходит чёрный, как туча.
-Да? А в деревне я встретила несколько не слишком метеозависимых девиц, которые, похоже, собирались мне люлей накидать на обратной дороге. Наверное, из-за его плохого настроения,- больше делано не сдержалась я.
-Я так понял, они не знали с кем связались,- растянул улыбку Петька. Может, ему это лёгкое проявление ревности показалось перспективным знаком для друга.
Уточнять чем кончился инцидент я не стала. И про амбиции Торинской мамочки умолчала.
-Петьке это на кой? С Ксеней пообсуждать? Обойдутся.
Реакцию я показала. Пусть Петюня думает, что я такая, как была раньше. Не всем нужно видеть мою новую сущность. Все его мыслеформы с лёгкостью читались. Мне даже не нужно было копаться в голове у парня. Всё таки близкий друг. Как-то не слишком этично. Хотя теперь я могла бы..
-Здесь он,- вдруг сказал Петька и я пожалела о своих благих намереньях,- вот не сказал бы он этого, со своей вечной страстью делать приятные сюрпризы, и оказалась бы я нежданчиком прямо перед обиженным кавалером.. неподготовленной.
В голове заметались мысли. Как себя повести при людях? И как наедине? Мне ничего не стоило бы скрыть свои чувства. Но мы настолько были открыты друг другу, что именно это сразу всё и скажет. Я сто раз об этом думала ещё на острове и так ничего и не решила.
-Да пусть всё идёт как идёт!- в конце концов разозлилась я сама на себя. Мне легче, что объясняться нет необходимости. Если я откроюсь Торину, как раньше, на всю катушку, то и по боку все разборки. Никакого поиска кругленьких фраз, типа, чтоб не обидеть. Сразу всё встанет на свои места. Если у меня ещё есть к нему чувство, моё тело всё ему скажет. А уж дальше будем посмотреть. Мне ведь всегда хотелось именно таких отношений. Без вранья и притворства.
В комнате, полутёмной, горела только настольная лампа. За столом Анатолий перебирал какие-то бумаги. В углу на помпезном кожаном диване, свернувшись калачиком, спал Торин. Лицо у него выглядело уставшим даже во сне. Было довольно тепло, потому что в открытой жаровне, совершенно неуместной в этом кабинете, жарко тлели крупные угли. В уголке, на решётке, под которой мерцал искорками пушистый пепел, тихонько шипел старый чайник.
На скрип двери первым отреагировал Сталкер. За последние полгода в его шёрстке появились новые серебристые прядки. Это для людей полгода ничто, а для крыс большой срок. Синдж бросился обнюхивать старого друга и я вдруг подумала, что крыски живут так недолго. У диггеров самой старой была восьмилетняя самка, которая умерла уже почти год назад. А Сталкер был из её третьего помёта. Я пощупала его, как учила Матриарх внутренним взглядом. Немножко проблемной выглядела правая почка и я погладила её тёплой волной энергии. Крыс благодарно посмотрел на меня, как будто понял, что тяжесть в боку пропала с моей помощью.
Топот маленьких лапок отвлёк от работы Анатолия и мгновенно разбудил Торина. Он всегда спал, как настоящий разведчик - вполглаза. Его тело вскинулось, хотя глаза ещё были закрыты, а взмокшие волосы так и оставались прилипшими к влажному лбу. Волна нежности пробежала по телу и тёплым комком скользнула в живот. Все мои прежние раздумья оказались лишними.
Мы ступили друг другу навстречу и лицо Торина озарилось таким счастьем, что во мне как будто вспыхнул заряд метана с кислородом, как в мягких роботах, подпрыгивающих при помощи микровзрывов. Мне даже захотелось скакнуть метров на пять в высоту, как они.
Анатолий и Петька отправились по хозяйственным делам, тактично оставив нас вдвоём. Нужно было убрать кое-что снаружи, я почувствовала, что идёт большая гроза. Ещё меня смущало какое-то очень знакомое ощущение, которое я не могла вспомнить. Меня отвлекало то, что мы упоённо целовались и я была бы готова продолжить, если бы не надвигающийся шум за окнами.
Двигался на нас и впрямь ураган. Мужички прискакали со двора перепуганные, как школьники. Анатолий беспокоился за своих в деревне и вот тогда я вспомнила.. Крыски тоже как будто с ума сошли. Они метались по комнате и царапались в дверь.
-Торин,- заорала я,- низкочастотные колебания.. У тебя есть связь с диггерами? Хоть какая..
-Только с моим кланом. Но у главы есть со всеми,- ещё никак не врубался он.
-Быстро, связывайся, пусть все выходят на поверхность. Гроза не самое страшное, может быть землетрясение. Похоже начинает оправдываться предсказание ведьм.
Я знала, что у каждого клана есть убежища на поверхности. Особенно после большого наводнения. Определять какой силы землетрясение случится, я не умела. слишком мало у меня было ведьминского опыта. Но поскольку до ближайшей по-настоящму опасной сейсмической зоны было далеко, оставалось надеяться, что слишком сильным оно не будет. Тем не менее, опасность для находящихся под землёй мне казалась больше, чем для тех, кто был в городе. Интуитивно.
Здание универа было довольно крепким, но вот реактор.. Он и так пропускал радиацию.
-Что с реактором?- быстро осведомилась я у главного обитателя здешних пенат.
-Я давно завершил процесс работы. Ещё в самом начале поставил автоматику на консервацию. Это требовало времени. Мы в основном используем городские сети. Реактор существовал для других задач. Я подумал, что и витровермисов станет поменьше с падением радиоактивного фона.
-Витро..чего?
-Да опарышей,- буркнул Петька,- это он этой гадости имечко дал на латыни. Витровермис гигантус. Гигантский стеклянный червь, то бишь. Удостоился урод.
-У Петьки с ними свои счёты,- захохотал Анатолий. Он его сутки в осаде держал, по дороге в клан. Если б не Торин с парнями, ещё бы сидел.
-И что, они не мерзкие, скажешь?- обиженно надулся парень.
-Мерзкие, мерзкие,- согласилась я,- только нам сейчас надо о другом думать. Возможно нам тоже стоит выйти из здания..
-На эту грозу я выходить не стану. И так продрог до костей,- отказался Анатолий. Вообще-то у нас убежище есть в универе. Только огонь погасить стоит.
Он плеснул из чайника на угли. Выключил рубильник и мы спустились вниз в подвал. Крыски рвались на улицу, но строгий окрик Торина привёл нервы Сталкера в порядок. А, глядя на старшего крыса, успокоился и Синдж. Хотя на меня поглядывал обиженно.
Убежище оказалось даже уютным. Там был запас воды, пищи. Даже баллоны с кислородом. Никакого шума. Пару десятков спальных мест. Мы с Торином засели в дальнем конце, куда не доставала аварийная лампочка и в полутьме продолжали болтать о городских новостях и время от времени целоваться.
И всё равно толчки мы почувствовали. Под нами задвигалась кровать, как будто её кто-то дёргал. Дверь мы оставили открытой, чтоб не заклинило, если вдруг перекосит проём. А сам прямоугольник убежища стоял на шарнирных опорах. Как раз для сейсмобезопасности.
В здании слышно было, что где-то что-то падает. Но толчки оказались действительно не очень сильными. И всё равно мы решили поспать в убежище. Кто знает может будут ещё. Сильнее.
Мы сдвинули две койки и продолжали шёпотом делиться новостями. Я рассказала Торину кое-что о своих новых способностях, о жизни среди ведьм.
-Кстати, Алик спрашивал скоро ли ты вернёшься. Дело у него какое-то. Разборка непонятная у него случилась.
-Мир катится к чёрту, а у них разборки. Ну потерпит Алька ещё сутки-двое. Обними меня, я соскучилась.
Торин с готовностью сграбастал меня и прижал к себе так, что я даже пискнула как мышь. Он испуганно ослабил руки.
-Прости, я как медведь. Но я так за тобой стосковался.
-Ага. Что завёл в деревне стайку невест,- не преминула укусить его я.
-Каких невест?- искренне удивился он.
Пришлось рассказать о неудавшемся укрощении строптивой. Мне показалось, что я в темноте увидела пунцовый румянец на щеках своего кавалера.
-Ну, мама.., не ожидал, честно говоря.. Конечно она давно меня пилит по поводу внуков и всякого такого, но я ей сказал, что ты моя девушка.. и..
-И что.. мне ты во всяком случае ещё замужества не предлагал. Официальной невестой не представлял..
-Я не думал, что для тебя важны все эти условности. Ты же знаешь я тебя бы не обманул.
-Это точно. Даже, если бы захотел.. да не в этом дело.. Просто мне было очень неуютно в этом положении без тебя. Да и не нравлюсь я твоей маме. Уж тут даже обычной девице задумываться не пришлось бы. Это она ещё не знает, что я ведьма..
-Она, оказывается, тоже умеет ей быть,- Торин засопел и покачал головой,- я вот с ней поговорю на тему..
-Да ладно,- я съёжилась в комочек и боднула его в грудь,- чтоб она меня ещё больше не залюбила. А я думала у меня будет мама..
На меня опять накатила обида и я чуть не заплакала. Торин мягко прижался к моим губам и скользнул рукой под свитер. Я задрожала от желания, но остановила его.
-А что сейчас будет с парнями тебя не волнует?
Он нервно хихикнул.
-Ну и что же нам теперь всю жизнь заниматься любовью на необитаемом острове?
-Но уж не в одной комнате с двумя мужиками это точно. А то они ещё чего доброго присоединятся. Мне что до группового изнасилования твоих друзей довести? Ну, не могу я в таком состоянии защиту держать.
У меня даже слёзы высохли, когда я себе представила эту картинку.
-Нет уж, нет уж. Если хочешь близости, придётся уйти из убежища.
-Ну не хватало.. тебя опасности подвергать. Полгода терпел, ещё потерплю.

К утру от стихии не осталось ничего, кроме луж и отломанных сучьев на земле. В здании кое-где повалились вещи и только. Толчков больше не было. Торин забрал новую партию вируса.
-Знаешь, я провёл исследования ДНК переболевших,- сказал Анатолий, прощаясь, сообщи там, кому посчитаешь нужным,- у всех поменялась поляризация. Теперь у нового человечества будет правая поляризация ДНК, как у бактерий, что обнаружили в кислом кипятке вулканов. Может как защита от будущих кислотных дождей, если вдруг, например, черноморский сероводород во время землетрясений вступит в цепную реакцию. Всей планете мало не покажется. Такое количество серной кислоты в атмосфере!
Я поёжилась. Светило солнышко и ничего не говорило о том, что на голову польётся серная кислота. Но плечам стало неуютно. Давешний свитер я завязала на бёдрах и подставила голые плечи теплу. Теперь захотелось натянуть его обратно. Хотя, какая защита от свитера при кислотном дожде.. Конечно, если собственная кожа перестроится как-то надёжнее. Но что-то мне не верилось.
-Ну, да, а радиация чем безопаснее, а, гляди же, действует,- возникла успокоительная мысль.
Во дворе университета стояло липовое дерево. Всё в цвету. И запах, сладковатый, навевал желание вернуться и поспать ещё. Вокруг пышной кроны кружились пчёлы. Парни укладывали последний груз, а Синдж обнюхивал каждый рюкзак, как будто проводил собственный таможенный досмотр.
Сегодня ночью мне приснился странный сон. Я была в комнате, где Матриарх обычно занималась со мной. И она ходила вокруг меня и читала мне лекцию. На самом деле она всегда предпочитала сидеть в кресле и больше спрашивать, чем наставлять. И тема, о которой она говорила во сне, ни разу не всплывала в наших беседах, как тема обучения. Я имею в виду мою детективную деятельность. Это совсем не интересовало её. А во сне она говорила и говорила.
-Детектив сталкивается с тем, что среди людей есть преступники и жертвы. Преступниками становятся те, чьи детские страхи соединяются с их взрослыми желаниями. А жертвами те, чьи страхи мешают эти желания осуществлять. Мы приходим в этот огромный мир маленькими и беззащитными. И страхи приходят за нами. Мы боремся с ними и говорим о них. Но самые гнусные страхи те, о которых не говорят. Они сидят глубоко внутри. Если они не отпускают вас из прошлого, это ваша беда - вы жертва. А, если управляют вашим будущим, это беда всех, кого вы встретите. Вы преступник. Детектив ищет не преступника, а его страх.
Почему-то все эти слова не сочетались во мне с тем, что я знала о Ведьме. Но кто может сказать, что он знает её до конца? Я отбросила воспоминание о сне. Тем более, что не совсем поняла о чём говорила Ведьма. Может ещё будет шанс спросить. А пока в дорогу!

Тем временем сборы завершились и мы отправились в город. Спускаясь в подземку, мы хотели заодно проверить какой ущерб нанесли толчки. Всё равно ведь прийти в город напрямую, прямо из-за ограды, мы не могли. Мы были настороже из-за расплодившихся опарышей, но всё же, подойдя к основанию реактора были ошарашены увиденным. Фундамент дал несколько глубоких трещин и вокруг стеклянной биомассой копошились огромные черви. Как пластырь они облепили всё, что могли и свободные особи извивались, выдавливая себе местечко поближе к своеобразной кормушке. Мы не стали приближаться. Они и так обладали замечательным обонянием и нам совсем не улыбалось привлечь к себе даже часть этого скользкого живого ковра. Тем более земля была влажной, а по воде они ещё лучше улавливали запахи.
Ступая осторожно, мы прошли мимо и увидели в старых коридорах довольно много обрушений. В некоторых местах приходилось даже искать обходы. Мы всё больше убеждались в том, что лучше будет всё же уводить диггеров за город. Теперь упирающихся будет гораздо меньше, если удастся убедить их, что это только начало будущих катаклизмов и сотрясения почвы будут только усиливаться. Насекомые тоже вели себя тревожно. Какая-то бурная активность наблюдалась везде и всюду. И ни одной крысы. Я имею в виду обычных крыс, которые обычно частенько попадались на глаза во время путешествий по подземке.
Теперь меня не пугало , что я не узнаю о приближении катаклизма. Этот вибрирующий внутри гул я бы больше ни с чем не спутала. Такое ощущение, что в крови образовывался гель и она густела и сковывала движения. Это вызывало неосознаный ужас. Точно так действовали приборы во время моего поиска фантома Белого Спелеолога. А на самом деле погибшего друга Торина. Когда я почувствовала этот страх вчера, то не сразу поняла откуда он, только потому, что это состояние само по себе мешает мыслить. Сосуды мозга тоже как бы слипаются. Это своеобразное мозговое удушье.
Задумавшись, я не сразу поняла, что произошло. Нога поехала вперёд. Пол тоннеля прорезала, всё расширяющаяся, трещина. Бетонное крошево как будто мгновенно стало жидким и потекло в разлом тёмной струёй, затягивая меня следом. Я закричала и попыталась поймать растопыренной ладошкой ускользающий край. Кончики пальцев нашли опору и тут же в рукав свитера вцепились зубки Сталкера. Старый крыс успел поймать мою руку. Плевать, что по коже расползались набухающие кровью царапины. Я цеплялась за жизнь, а заодно и за торчащие прутья арматуры. А на помощь уже спешили Торин и Петька, а Синдж силился добраться до моего второго рукава.
Но я почувствовала вибрацию и закричала во всё горло.
-Назад!
Синдж подпрыгнул и метнулся к Торину. И тут же весь кусок, где он только что вертелся, ухнул вниз. Сталкер не успел и теперь болтался на моём рукаве только добавляя вес. Арматурина, за которую я всё же зацепилась скрипела при каждом его движении и он повис тушкой, глядя на меня печальными глазками. Он зашевелил усами и я поняла, что он собирается вытащить зубы из грубой шерсти и, может, даже упасть в эту кажущуюся бездонной яму, чтобы только не видеть наполненых ужасом глаз Торина.
-Сталкер,- грозно заорала я,- лезь наверх немедленно и добавила всей своей сканерной мощи. В этот момент я уже нашла рукой и вторую железку. Крыс прыгнул вверх, оставив на мне ещё парочку болючих царапин и чудом просочился в решётку из прутьев, оставшихся от бетонной плиты. Благословив свой небольшой рост и вес, я проводила его глазами и убедившись, что он добрался до хозяина, перевела свой взгляд на Торина.
Слава богу, он не суетился как паникующая клушка, а уже бросал мне конец верёвки с карабином. Я щёлкнула язычком и закрепила его на поясе в долю секунды и уже спокойно влезла на арматурную сетку. Пришлось сделать довольно большой крюк, прежде чем мы оказались в стабильном коридоре, где я наконец привела в порядок свою руку. Сталкер виновато смотрел как я вожусь с ранками и я подозвала его к себе.
-Спасибо, дружок,- сказала я запуская ладошку в его густую гривку,- ты первый добрался, чтоб помочь мне. Ты молодец. Я вас обоих очень люблю.
Синдж, конечно, тоже втиснулся за своей порцией любви. Торин слава богу не совал пыльную шевелюру "для погладить", но глазами от своего крыса отличался мало.
Один Петька ворчал.
-Раззява. Сама же говорила , чтоб смотрели внимательно и влезла в такую дырищу. Как ещё уцепиться успела.. Если б не крыс, что бы я Гере говорил, скажите на милость? Он бы меня в котлету..
-Петька, заткнись уже. Тоже мне главный ответственный нашёлся.
Я понимала, что Петька бурчит на нервной почве. С перепугу, попросту говоря. Но он и мне действовал на нервы. Я перепугалась ничуть не меньше. А больше всего почему-то тогда, когда на миг почувствовала отчаянье старого крыса. И его готовность уйти.. Мысль, что ему осталось не долго, червём сверлила мозги и я не могла от неё избавиться. Своего возможного конца я не ощутила. То ли ведьминское предвиденье подсказало, что справлюсь, то ли просто, как говорят, юношеское неверие в свою смерть.
Домой добрались без дальнейших приключений. Торин не пошёл к диггерам. Ещё утром мы узнали, что у них всё в порядке. Есть конечно над чем поработать в туннелях, но пострадавших нет.
В районе клана разрушился только один дом. Как будто над ним витало проклятье и он только и ждал для этого удобного повода. Это был дом, где жила Ниточка. Место завершения моего первого дела. Я ощущала странное чувство, как будто первый круг моей жизни хотел завершиться. Может быть окончательно уходило моё детство и начиналась какая-то новая часть жизни. С новыми целями. Новыми испытаниями. Новыми знакомствами. Я подходила к собственному дому и не узнавала его. В нём жили мои близкие. Но они меняли его по-своему и он уже частично не был совсем моим.
На окнах новые занавески. В саду молодые саженцы вишни и весёлый огородик. Хозяйственные постройки заняли всё свободное место и смотрелись чуть ли не внушительней, чем сам домик. На крыше восседал Герасим. Укреплял листы шифера, которые, видимо съехали во время толчка. Катерина держала лестницу и покрикивала, чтоб "старый пень не вертелся, как уж на сковороде, а то шлёпнется ей на голову".
Но, когда нас заметили, чувство, что я возвращаюсь домой вернулось. К нам бежали навстречу. Все хотели нас обнять. Потискать.


Вернуться к началу
СообщениеДобавлено: Сб янв 30, 2016 2:40 pm 
Не в сети
Ветеран форума
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Вс апр 17, 2005 4:45 pm
Сообщения: 5980
Петька улыбался от счастья во весь рот, но орал, чтоб женщины перестали его слюнявить. Есть, мол, те, кого дома не было гораздо дольше. Все с радостью переключились на меня, как только Гера освободил место. Потом немножко потискали и Торина. И даже крысок. Синдж скакал, довольный вниманием, а Сталкер, устало нахохлившись, жался к Торину, не принимая чужой ласки. В нём, как будто сломалась какая-то пружинка. Торин тревожно заглядывал в его потухшие глаза и, взяв его на руки, отнёс в мою каптёрку, где они ночевали, когда оставались у нас.
Герасим давно перебрался в Катеринину вотчину. Петька тоже ушёл домой. Моя комната давно перестала быть моей. В ней жила Ксеня. А я спала в родительской спальне. Когда добиралась до дома. Вот тут, наконец, я его и почувствовала. В комнате не трогали ничего. Нет, конечно, порядок был идеальный. Катерина и Ксеня были аккуратистки, в отличие от меня. Я хозяйством заниматься не любила, хотя и неряхой не была тоже. Просто время, проводимое за уборкой, считала необходимой потерей. И старалась минимизировать. Было столько интересного, чем хотелось заняться.
Но теперь я благодарила своих хозяюшек за чистоту и уют. Я могла привести себя в порядок и с удовольствием влезла в мамин домашний халат. Он оказался мне почти впору. Теперь мне казалось почти невозможным, что мама была такой же миниатюрной, как я. Детям родители всегда кажутся большими. Пока однажды они не замечают, что смотрят на них сверху вниз. Крыса я засунула мыть после того, как с удовольствием выкупалась сама, хотя он упорно сопротивлялся. За это он, выкатавшись на сухом полотенце, влез ко мне в постель, чего никогда не позволял себе раньше. Выгнать его мне было не под силу.
Проснулась я до рассвета, как от крепкого толчка в бок. Синдж тоже вскочил и тоненько запищал. Ноги снесли меня по лесенке и я ввалилась в мастерскую, как была в тоненькой ночнушке, босая и с колотящимся сердцем. Торин сидел на полу и плакал. Рядом лежал Сталкер. Шёрстка его потускнела и все тельце окостенело. Старый крыс умер во сне. Я обхватила руками голову Торина и заплакала вместе с ним. Синдж голосил так жалобно и громко, что прибежала Ксеня. Всхлипываний и слёз стало ещё больше.
Мы решили похоронить Сталкера в саду. И, хотя с самого утра у дома шатался человек Алика, он не осмелился потревожить нас, пока мы не уложили большую картонную коробку, с устроенной импровизированной постелькой для старого друга и помощника, в ямку под яблоней. Стоя над могилкой, я подумала, что давно не была у родителей и пообещала себе, что пойду к ним завтра же утром. А ещё подумала, что Синдж тоже проживёт не больше нескольких лет и, что я вряд ли смогу заменить его кем-то другим.
Когда наша грустная церемония закончилась и все побрели в дом, здоровенный Аликов амбал начал мне делать отчаянные знаки из-за забора.
-Иди,- сказал Торин,- я хочу побыть один, а у тебя дело. Алик всё же глава твоего клана, не стоит заставлять его ждать ещё больше.
Я кивнула, но всё равно засомневалась.
-Ты точно не хочешь, чтоб я осталась с тобой?
-Ты же можешь почувствовать,- помотал головой он.
-Почувствовать я могу только, что тебе грустно и больно, а лезть тебе в голову и читать мысли я не собираюсь. И никогда этого делать не буду.
Торин улыбнулся.
-Даже рядом с деревенскими невестами?
-Нашёл тоже конкуренток,- фыркнула я, хоть мои сомнения оставались, они были моими сомнениями и Торину о них знать не следовало.
Я развернулась и пошла по дорожке к калитке. Домашние не возражали. В первый же день мне прожужжали все уши, что Алик меня обыскался и что у него неприятности с Китайцем.
Вообще-то я была удивлена. Китаец был вполне адекватный дед и у наших кланов никогда не было разногласий. Но Гера сказал, что сам Китаец практически отошёл от дел и бизнесом с гмотравой заняты его сын и внуки. Вот с ними-то у Алика и не заладилось.
Алик встретил меня шумно и как обычно за столом. Он растолстел ещё больше, если это только возможно. Я подумала, что он уж точно помрёт не от пули. Тем не менее, его парни не только слушались его беспрекословно, но и со мной обращались уважительно. Даже, показалось мне, что побаивались. Скорее всего информация о моей ведьминской натуре просочилась от болтливого Пончика в клан. Нет, конечно наш босс не был реальным болтуном, но то, что он считал нужным выболтать, он выбалтывал, не считаясь с желанием того, кого это не слишком устраивало.
Я не отказалась конечно от чашечки настоящего ароматнейшего кофе с шоколадом. Мои пристрастия Алька знал с детства. Моего, конечно. И точно ему было нужно что-то важное и, похоже, срочно. Но он молча дал мне насладится вкусняшками. Слава богу, и ему было чем набить живот.
Но всякая трапеза когда-нибудь заканчивается, а я не стала томить толстяка, ещё помрёт от перегрузок. Физических или моральных.
-Что случилось, босс,- скромненько спросила я,- ходят слухи у нас какие-то непонятки с соседями?
-Слышала уже?
-Только это и слышала. Без подробностей. Ты давай всё до тонкостей расскажи, может мне и бегать не придётся. У меня сейчас другие возможности.
-А какие?- не выдержал Алик.
-Разные,- уклончиво ответила я, мстя ему за то, что моими секретами он пользовался для каких-то своих целей,- долго рассказывать.
В конце концов, пусть мой босс тоже поопасается слегка. А то привык к малолетке на побегушках. А я выросла..
-Ладно,- неохотно согласился он,- правда, лучше бы разобраться, пока всё не вышло из под контроля и Китаец чуток надавил на сынка авторитетом. Ты сможешь пойти к ним и поговорить там с кем посчитаешь нужным. Мне не нужна война между кланами. Тем более в такое напряжённое время. Я так понял, вчерашний толчок это начало того, о чём говорили твои новые родички..
Он сказал это больше утвердительно, чем вопросительно и я только головой кивнула.
-Так что произошло, роди уже,- буркнула я.
-Щазз..-заржал бос и выпятил брюхо,- может полегчает.
-Тебе полегчает, если ты не будешь столько жрать..
-Не хами, маленькая ведьма..
-Я о твоём здоровье беспокоюсь,.. могу блок поставить- не показала никакого страха я, что чуток удивило Алика. Раньше я себе таких вольностей не позволяла.
-Неча мне в башку лезть.. одна радость в жизни пожрать вкусно. От остального одни неприятности..
-Да ты практически наркоман, Алик.
-Вот-вот, об этом и речь.
-О наркоте?- удивилась я,- мы же никогда этим не занимались. Ты что, нашёл что-то, чтоб подвинуть Китайца с его гмотравой?
-Нет.. Но.. Ладно, не беги впереди паровоза, слушай уже всё по порядку.


Вернуться к началу
СообщениеДобавлено: Вс апр 24, 2016 4:29 pm 
Не в сети
Ветеран форума
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Вс апр 17, 2005 4:45 pm
Сообщения: 5980
-Только этого я и жду.
-Значит так.. Началось всё с того, что мы решили дать вирус первой партии всем главам кланов и членам их семей.
-Не сомневалась. Только не думай, что я против. Не ребёнок ведь, понимаю, главное, сохранить голову, остальное отрастёт.
-Да ладно ржать.
-А я серьёзна как никогда. Дальше давай, а то солнце сядет.
-Так вот, с Китайцем мы соседи и он получил порцию самым первым. Ещё и потому, что главы кланов народ недоверчивый и вечно ждут подвоха, а то и покушения. А Китаец мне доверял.
-И что случилось? Вирус ни разу не давал сбоев.
-Оказалось, что внуки Китайца не выходят из комы. Им не становилось хуже, но и в себя они не приходили. Сын Китайца поднял крик, что я задумал уничтожить их клан и прибрать к рукам бизнес. Я передал, что трогать тех, кто в коме нельзя и врач их клана побоялся даже взять кровь на анализ. Наш лепила подсказал, чтоб взяли хотя бы слюну и оказалось, что эти придурки сидели на собственной траве. Очевидно, генмодифицированная травка как-то мешает усвоению вируса. Только сынок Китайца этому не верил. Даже тому, что они подсели.
-Ну, конечно, он думал, что если вместо детского сада они воспитывались в колонии для малолетних преступников, а он учит их молиться Будде по вечерам, то они вырастут не каторжниками, а благородными мушкетёрами. Общее заблуждение. Если они будут вести себя не так как все в их среде, то могут и вообще не вырасти. Она их сожрёт, как инородный элемент. Даже взрослый, ступая в грязь, рискует набрать её в сапоги. А уж там, где взрослому по колено, деткам по пояс.
-Ну, положим, внуки Китайца не детсадовцы, но где-то ты права. Отец слишком рано ввёл их в бизнес. Кроме того он слишком строг в семье. Настоящий диктатор. Вот они и вырвались на свободу. А потом ещё и дочка.
-А что дочка? Тоже подсела?
-Нет. Она хорошая девочка. Китаец её обожает. Только влюбилась в кого-то. Видно не из своих. Потому что молчит кто ей ребёночка застрогал. Отец её чуть не убил. Старик не дал. А тут ещё их врач сказал, что если взять пуповинной крови от сестры, то братьев скорее всего можно будет вытащить. Иначе они умрут, их ведь даже кормить нельзя.
-А кровь ввести можно?..
-Он посчитал, что это выведет их из комы. Только ребёнок может погибнуть, если проводить забор крови внутриутробно. Сынок Китайца сказал, что они оба, вместе с этой шлюхой могут сдохнуть, он, видишь ли хочет спасти сыновей. Ну и взяли у неё кровь добровольно-принудительно. Беременность девчонка потеряла. Парни вышли из комы. И той же ночью одного из них убили. А доктор их то ли сбрендил, то ли по башке получил, но от него вразумительного ничего не добились.
-А при чём тут наш клан никак не соображу..
-Да убийцу спугнули. И кто-то из семьи заявил, что он, якобы, похож одного из моих лучших людей. На Марата. А мои боевики клянутся, что тот был в клане. Сынок Китайца опять завёл ту же песню, что я хочу угробить их всех..
-Ясно.. А своему-то ты веришь?
-Да бог его знает. С чего бы он полез убивать узкоглазого..
-Алик, ты такой наивный! Не надо быть детективом, чтоб предположить, что твой парень и сделал девчонке ребёночка. А теперь мстит. Я могу влезть в голову твоему человеку, но смысла не вижу. Да и в твою голову мне лезть не надо, чтоб узнать, что, при таком раскладе, ты своего человека на расправу не отдашь. Я тебя тоже не первый день знаю.
-Так что мне войну начинать из-за того, что этот рас.. разгильдяй,- поправился он быстро,- не мог член в штанах удержать?
-Любовь, Алик. Ромэо и Джульетта. Помнишь про таких.
-Ага. Дорого мне может обойтись эта желтомордая Джульетта.
-Фу, босс, ты же никогда не был рассистом. Ну, хочешь я поговорю с Китайцем и..
-Я с ним и сам могу поговорить. Только боюсь, что старик окончательно упустит вожжи, если пойдёт против сына. Тому наследник дороже обесчесченой дочери.
-Ну, могу помочь девчонке сбежать за город, вместе с её Ромэо.
-Боюсь это только подхлестнёт неизбежную войну.
-Тогда предложу тебе действовать по Шекспиру.
-По кому?
-Не делайся идиотом Алик. Я не из твоих боевиков. Для меня умный босс приоритетнее сильного. Я кое-чему научилась у ведьм. Могу сварить травку, которая замедлит сердцебиение. Пусть бегут, но так, чтоб за ними погнались, загнали в угол и нашли двух мёртвых влюблённых. Шекспир так Шекспир.
-Ага, а если они наш, якобы, труп от злости попортят?
-Ну прийдётся мне где-то поблизости побыть и внушить народу чего надо. Только вот Китайца уговорить обязательно. Чтоб он помог и лекарство передать и погоню организовать как надо и девочку похоронить так, чтоб не было окончания, как в древней трагедии. И лучше, если это сделаю я, а не ты. Мне пробраться незаметно к старику гораздо легче, чем тебе. А нашего мы сами "похороним". Ещё лучше, чтоб погоня была в общем составе. И наши, и ваши. Как сотрудничество между кланами. Ну, типа доброй воли и прочая патетика, как положено..
-Насколько мне помнится, у дедушки Шекспира тоже вроде всё было продумано, а чем кончилось?
-Так там всё было задумано как трагедия, а у нас настрой должен быть положительный. Да и за твоими парнями я не замечала что-то склонности к самоубийству. Скорее, всех убью - один останусь..
-Так я не в плане критики, детка, ворчу по-стариковски.
-Мама дорогая, дождалась таки, босс, ты меня что удочерить собрался?
-Нюшка, тебе давно никто не грозился язык отрезать?
-Грозились, те, кто забыл, что имеет дело с ведьмой, хищной и злопамятной.
-Ладно, меня только не пугай, а то схудну, сбледну или лишу тебя гражданства. На всякий случай. Не наглей. Короче, даю тебе добро. Предварительно. Я с этим пеньком, Маратиком, ещё раз проведу допрос с пристрастием, с учётом наших с тобой наработок. Может он поймёт, что я не собираюсь отдавать его на расправу и признается, что нашкодил? А ты смотайся сначала к Китайцу. Старик свои пять копеек вставит. В связи с национальным колоритом. Чтоб всё окончательно учесть. А куда ты их после похорон присоветуешь отправить?
-Смотри, есть вариант в деревню к Анатолию. Только что там твой боевик делать станет, придумаю с трудом. Можно к Кангу. Но общины всё таки связь имеют. Китаец может узнать. Тебе проблема. Хотя думаю, в связи с недавним землетрясением, скоро у нас, Алик, другие проблемы появятся. Я тебе прогноз от ведьм сообщала. Ты босс, думай. Когда станет жарко, побереги моих, если я вдруг где за делами зависну.
-Обещаю, малышка,- оставив игривый тон, серьёзно сказал Алик.
-Спасибо,- тоже без шуток ответила я и загребла в сумку остаток шоколадины.
Уже на пороге я обернулась.
-Эта история, по крайней мере сбережёт вирус. Его ведь и так мало. Так теперь хоть знаете, что наркоманам его давать бесполезно. Не у каждого же такая удачно беременная родственница окажется.

Квартал у свалки изменился в худшую сторону. Старые дома обветшали ещё больше. Девочки из китайских борделей выглядели неухоженными и годились только для низшего контингента покупателей. Но вобщем и квартал был небогатым. Зато участки гмотравы вылезли за забор и теперь там безбоязненно копошились малолетние работники. Обтряхивали пыльцу с огромных соцветий в специальные ловушки.
Семья Китайца жила на первом этаже обычного многоквартирного дома. Рождались дети, разрастался бизнес и постепенно весь этаж оказался во владении семьи. Когда сыновья выросли, они отделились и приобрели отдельные дома. А старики так и остались на старом месте. Многочисленные приживалки из бывших слуг, которые состарились вместе с хозяевами, проработав у них всю жизнь занимали комнаты переехавших детей. Теперь это место было больше похоже на небольшой дом престарелых. Были и молодые слуги, те которые ухаживали за всеми одинаково. И за хозяевами, и за бывшей прислугой. Старики обращались к Китайцу и его супруге с прежним почтением, но стали скорее компаньонами. Получили отдых за верную службу. На что, видимо, надеялись и молодые.
Я просто постучалась в окно с улицы. Лицо Китайца ещё больше сморщилось и напоминало не печёное яблоко, как принято говорить, а скорее высушеную изюмину. Даже его светлые медовые глаза казались покрытыми морщинками, хотя это конечно невозможно. Глаза всегда слегка хитровато улыбались. Окошко открылось и я влезла на подоконник, присела, свесив ноги и быстро приложила палец к губам, видя, что он собирается устроить встречу гостей.
Даже без предупредительной прислуги, гостеприимство Китайца не пострадало. В древнем секретере из красного дерева с богатой инкрустацией (уважает Китаец красивые вещи) обреталась спиртовочка и чайный наборчик из глины цвета чёрного шоколада. Никогда не вникала откуда старик добывает свои чаи. Только они всегда мне нравились. Несмотря на то, что я кофеманка. Пока он колдовал над своей посудкой, как хозяйственная девочка, поящая кукол воображаемым чаем, я сидела сложив копытца и терпеливо ждала. Знала, что ни о каких делах, в это время, разговора не будет.
Чайная церемония и впрямь успокаивает и даёт время подумать. Так что я разложила по полочкам свою задумку в последний раз и уже со спокойной душой представила её старику.
-Не поможет твоё зелье,- поджал сухие губки он,- когда хоронят китайца, вкладывают в нос рваные хлопчатобумажные тряпочки. Ворсинки на краях шевелятся и выдают даже самое слабое дыхание, если оно есть. Я и сам мог бы сварить любое зелье, и с таким эффектом, чтоб снизить температуру тела, парализовать мышцы и замедлить до минимума сердце тоже. Да и иглами достичь такого эффекта не трудно. Только, даже, если не заметят дыхания наши служанки, то теперь не хоронят в усыпальницах, даже в самых обеспеченых семьях. Когда-то нас было слишком много для кладбищ и наших покойных стали кремировать. Мы не сможем вытащить девочку с кремации. Так что, боюсь, не пройдёт твоя хитрость. Хотя я был бы рад тебе помочь. Я люблю девочку. Она у нас славная получилась. А парни порченые. Это видно судьба. Другим траву продавал и с этого жил. Теперь моя кровь от этого же страдает.
-Ну, знаешь, опускать руки мне тоже как-то не хочется. Твой сын не остановится, пока не начнёт войну между нашими кланами. Тебе охота, чтоб вдруг началась глупая пальба, как в ганстерских боевиках? После вируса все умудрялись как-то договариваться. А в предверии ещё худших событий, в которые и так верить не очень хочется, это выглядит ещё глупее. Затесаться среди вашей прислуги я могла бы. Меня не все знают в лицо. Да и подросла я. Так что может получилось бы отвести глаза тем, кто будет одевать твою внучку к похоронам. Да и на кремации тоже я смогу помочь. Мне ничего не стоит народу глаза отвести. Только ты должен будешь мне помогать.
-Да я пожалуйста, чем смогу. Я смотрю, что даже ты уверена в виновности вашего человека. А вот моя внучка не согласна.
-А у тебя есть другие мысли?- я на несколько секунд зависла, ожидая ответа, но не получив его продолжила,- значит, сначала они сбегают вместе. Алик предлагает в качестве жеста доброй воли общую погоню и даёт наводку, типа, от его друзей знает куда они бегут. Когда их догоняют, они "кончают жизнь самоубийством". Наши забирают парня, ваши - девушку. Потом мы вдвоём её вытаскиваем. А сейчас пристрой меня к своей внучке поближе.
-Чего проще. Она здесь только гостит и постоянной прислуги у неё нет. Я с ней поговорю и со своей супругой тоже. Не бойся, она нас не выдаст. А со служанками дело имеет она. Так что странно будет, если новую прислугу приведу я. Готовить хорошо ты вряд ли умеешь. Шить-вышивать тоже. А к травам она тебя пристроить сможет. Будешь для внучки лекарства делать. Тем более, что её и впрямь неплохо бы подлечить перед такими испытаниями. Она и ребёнка потеряла и сама слабенькая из-за выкидыша на таком большом сроке. Только ты не торопись с побегом. Поговори с внучкой, покрутись в доме. Я не могу определиться в своих сомнениях, но что-то зудит, как комар над ухом. Обернёшься, а его нет. Внучка ни с кем не говорит. Всё больше сидит, как старушка, сама в себе. Может ты со своей энергией её расшевелишь..
-Ладно.. Если ты не поймёшь что в твоём доме тебя тревожит, то мне как разобраться.. Скажи лучше, есть здесь кто-то из моих старых знакомых?
-Насколько я помню, ты общалась с моим отцом и его помощником, когда лечила свою подругу и с теми, кто занимался девушками, когда искала, кто убил Ниточку. Тебя знает служанка моей супруги, у которой ты покупала вышивку. Старика, как ты знаешь я похоронил. Его помощник умер в тот же год. О делах говорить со мной уже не приходят. Да и редко в доме бывали те, кто работает на улице.
Осталась только служанка-вышивальщица. Но она уже так стара и шитьё испортило ей зрение, так что, вряд ли она узнает ту девочку, какой ты была тогда, в такой красотке, какой ты стала сейчас. Ты выросла, изменила цвет волос и вообще, стала другой.. Я думаю даже моя жена не узнала бы тебя, но ей я лгать не стану. Если хочешь быть счастлив в семье, между супругами не должно быть лжи. Моя жена доверяла моему мнению всю жизнь и не станет менять эту добрую, для женщины, привычку в старости. Лучше всего пригласить её сюда и поручить ей ввести тебя в дом. Это полностью её территория и здесь я в свою очередь во всём доверяю ей. И погляди на мой дом свежим взглядом. Может и обратишь внимание на то, где мой собственный взгляд замылился.

Между собой мы всегда называли его просто Китаец. Он фактически делал то же самое. Звал себя Хань, что является названием основной народности проживающей в Китае. Хоть и прожил старик всю жизнь вдали от Китая, но внутренней связи с Родиной не утратил. Как в общем-то любой из встреченных мной китайцев. Но у его жены было замечательно красивое имя. Мне оно всегда нравилось. Казалось именем сказочной принцессы. Лули, в дословном переводе - влажный жасмин. Она родилась во время сильного дождя и сад её родителей пах цветущим жасмином так, что кружилась голова. Крупные падающие капли оббивали на землю белые лепестки и бабушка не долго думала, давая ей имя.
Всю эту историю рассказывала мне сама хозяйка дома, заставив меня переодеться в более подходящую одежду и перечёсывая мне волосы, убирая из них яркие изумрудные пряди. Между прочим, гребень Матриарха она вернула на место, хотя держа его в руках, долго хмурилась. Наверное, чисто по-женски чувствовала его принадлежность Ведьмам. Скорее всего наговор на нём смутил её интуицию, но вещь была красивой, изящной, старинной. Так что она очень удачно прикрепила им букетик цветов на покрытые ароматическим маслом и выглаженные до состояния китайского шёлка волосы. Скромная гладкая причёска и узкое платье заставляющее не идти, а семенить, окончательно и до полной неузнаваемости изменили мою внешность.
Не нужно думать, что в доме Китайца вся прислуга была из своих. Квартал совсем не был Китай-городом, как у Канга. Фактически начинала дело одна семья. И, только, когда это стало действительно Делом, стали появляться желающие прибиться к самому удачливому из городской общины. Взял Китаец всех. Но в основном пристроил к аутентичным работам. Типа вышивки и национальной кулинарии. Прислуга - редко. Шлюхи - никогда. Но в одежде и поведении требовали от слуг привычных манер. Так что я совсем не выглядела белой вороной.
Мэй сидела над нетронутой тканью для вышивки и смотрела в окно. Взгляд у неё был не горестный, не грустный. Скорее просто пустой. Она не отреогировала на открывшуюся дверь. Было похоже, что все, кто заходил сюда прежде делали своё дело, не тревожа её лишний раз. Рядом стоял подносик с не выпитым чаем и не съеденной выпечкой.
Лули подошла к внучке и покачала головой.
-Мэй,- тихонько позвала она,- я привела к тебе девушку, она побудет с тобой. Выслушай её, пожалуйста. Я зайду позднее.
Мэй повернулась ко мне и надела на себя вежливое лицо. Сложила ручки домиком и традиционно кивнула, как глинянный болванчик. Совершенно белое платье, без каких либо украшений давали некоторую свежесть её болезненному личику с мелкими и аккуратными чертами. Если не знать, что белый цвет у китайцев означает траур, то принять её можно было за выпускницу, которую на школьном балу бросил парень и она всю ночь до утра топила горе в вине. Припухшие от слёз глаза и сероватая кожа. А ещё небольшой тик - подёргивалось верхнее веко левого глаза и чуть подрагивали руки.
Я деловито взяла поднос с чаем и отдала его Лули. Она вышла из комнаты, а я подала Мэй чашку с собственным травяным настоем прямо в руки.
-Выпей,- настойчиво сказала я, чуть добавляя влияния сканером. Можно было, конечно не давить на неё.. Но мы были незнакомы и устраивать длительные реверансы мне было некогда.
В кружке была настойка нескольких трав. Не слишком нахальных, как говорила Матриарх, но убедительных. Зверобой, тысячелистник, дягиль, цемицифуга, шалфей.. ну, ещё пара-тройка редких, тайных. Помогая, для убедительности двумя пальчиками под донышко чашки, я заставила её выпить лекарство до дна.
-Ну вот и молодец,- улыбаясь сказала я,- а теперь давай знакомиться.
Через какое-то время Мэй явно повеселела. Но не стану утверждать, что причиной было лекарство. Скорее, весть о том, что я явилась посланницей от её любимого и пытаюсь что-то реально сделать для неё. Но, когда я дала понять, что считаю её Марата виновным в убийстве брата, она горячо возразила.
-Он не мог. Даже сказал мне, что мы не смогли бы жить вместе, если бы между нами стояла смерть моего родственника. Он и вправду умудрился пробраться ко мне, когда узнал о том, что я призналась отцу, о беременности. Но это было совсем в другую ночь. Наши не знают кто отец, только предполагают, что из ваших. Папа впервые был со мной так груб. Мне горько от того, что если бы он попросил за братьев и дал мне самой принять решение и рискнуть малышом, я бы всё равно не смогла поступить иначе и попыталась спасти их. Это братья.. Хоть они, наверное, не стоят моей жертвы. Но отец поступил со мной так, как будто мы живём в Китае в пятнадцатом веке. Я выросла здесь и никогда не была на родине предков. Сам отец жил там только до двадцати пяти лет. А тут вдруг и семейная честь оказалась задета и сыновья у него в приоритете передо мной. Ты знаешь, он даже не зашёл ко мне извиниться и посочувствовать моей потере. Ни он, ни братья. Только мама ходила ко мне тайком, как к преступнице. Хорошо хоть не заперли. Я и уехала к деду.
-У меня нет опыта в общении взрослых дочерей с отцами. Я своего потеряла слишком рано. Но мне кажется в таком поведении есть частично обычная мужская ревность и чувство собственника. Но вообще-то он просто скотина.
-От этого я ещё больше чувствую собственное предательство по отношению к сыну. Ведь я понимаю, что всё равно согласилась бы. И Марату сказала то же самое.
-Тогда кто же? Если мы найдём настоящего убийцу, то возможно тебе и бежать не придётся.
-О, нет! Отец всё равно не позволит мне самой выбирать мужа. Раньше у меня не было повода так думать. Я спокойно училась в медицинском как любая другая девушка. Без всех этих проявлений домостроя. Или я просто не хотела видеть никаких его проявлений.
Мы с Маратом случайно встретились, когда он делал рентген на руке. Повредил на тренировке случайно. Я была там на практике. Потом начали встречаться. Он меня навещал и провожал после больницы или занятий. Я даже не думала, что всё так закончится. Хотела просить родителей о замужестве, но тут всё это закрутилось с вирусом. И мне пришлось сказать, что я беременна. Нашему клановому врачу. Я не знала, что будет с ребёнком. Можно ли мне колоть вирус?.. А тот передал всё отцу.
И дальше случилось такое с братьями. Меня использовали как донора пуповинной крови, ничего не объяснив толком. Может я потеряла ребёнка именно из-за этого.. Страх, насилие. Меня просто привязали к столу и сделали то, что им было нужно. Потому что никаких лекарств было вводить нельзя. Иначе организм братьев принял бы мою кровь за лекарственный препарат и запустил режим противодействия. А наша изменённая кровь, моя и малыша, позволила братьям выйти из комы.
-Ну я и говорю.. папаша твой - скотина.. А тогда, подумай, кто убил твоего брата? Да ещё так, чтоб подставить тебя и Марата. И, кстати, кто-то же ему помог повидать тебя. Он не сказал кто?
Она только отрицательно качнула головой, а я продолжила рассуждать.
-Ведь убийство на ровном месте, это только для маньяков. Да и то им для этого толчок нужен. Ну, там, полная луна, чёрные колготки, сходство с мамочкой, которая издевалась в детстве.. Мало ли. Любому убийству что-то предшествует. Нужна причина или определённая цель. Тут мне без тебя не разобраться. Подумай, есть ли у брата враги. Кому это выгодно? И что там с вашим доктором случилось? Под горячую руку убийце попал или просто перепугался?
-Да я не знаю.. Мне никогда особенно ничего не говорили. Да я как-то не вникала. Не хотела даже знать ни о борделях, ни об этом грязном бизнесе с наркотиками. Я ведь будущий врач, знаю что они с людьми делают. Понимаю, что спокойную жизнь мне дали именно на эти грязные деньги и то, что я сейчас говорю выглядит чистоплюйством. Если бы не дед, который этот бизнес начал, я сама могла по борделям скитаться, как большинство девочек в нашем районе. Дед и чип получил по большому блату. Я единственная дочка в семье, и с братьями особенно не сближалась, особенно когда они сами стали траву употреблять. Ты же знаешь как она действует..
-Да уж знаю. Прекрасное подспорье в бордельном бизнесе. Мега-стимулятор мягкого действия и мгновенной зависимости.
-Она знаешь ли не только стимулирует сексуальные возможности, но и снимает все рамки, в том числе и родственные. Да ещё и как противозачаточное работает. Травка шлюх. Для того и модифицировали. Как отец не видел, что они плотно подсели, я не знаю.. Во всяком случае и у меня, и даже у матери двери на серьёзных замках. И, поверь, я ни разу закрыться не забыла. Благо, шлюхи всегда к их услугам.
-Но, вообще-то, при такой зависимости трудно не оставить след из обиженных женщин и оскорблённых мужчин. К гадалке не ходи, где-то твои братья не в ту ступку пестик вмочили. Причина для убийства не новая. И вполне оправданная. Но человек, который спланировал это убийство, должен был знать о тебе с Маратом и иметь зуб на твоих братьев. Или, по крайней мере, на того, который мёртв. Тебе точно проще выбрать такого человека, чем мне.
-Я думаю надо маму спросить. Она гораздо ближе знает всех людей в доме. Если что и случилось, то ей по-любому больше известно, чем мне. Пусть мама покорная и слова лишнего против отца и братьев не скажет, но в доме она, как и бабушка здесь, связана со всей прислугой. И много не говоря, очень много делала для них. Только всё в тайне. Даже меня, своего ребёнка, от того, что со мной случилось, не защитила. Я в большой обиде на маму, хотя понимаю, что реально ей не чем воздействовать на отца. Ничем, кроме как побоями, это не кончилось бы.
Я как-то слышала, что брат, самый старший, тот, которого убили, бросил маме в лицо, что женщина в доме должна знать своё место. И что, мало, видно, отец её учил когда-то. Подозреваю, она не сразу сделалась такой, как сейчас. Наверное, много ей досталось. А мне спокойнее было не задумываться ни о чём. Сама виновата. И, скорее всего, отец не скрывал своих воспитательных экзекуций от сыновей. Учил их "как быть мужчинами" расписывая материнскую спину плёткой. Он и сейчас её всегда при себе держит. Меня мама с детства учила при отце вообще рта не раскрывать, если он впрямую вопросов не задаёт. Я была всегда спокойным и послушным ребёнком. Мне ни разу не пришлось видеть отца в гневе. До последних событий.
-А ты можешь сделать так, чтоб она пришла сюда?
-Она и так придёт. Сегодня или завтра. Больше двух дней она ни разу не пропускала.
Мы помолчали, думая каждая о своём.
-Ты видела людей, которые убивали?- тихо спросила Мэй.
-А ты не видела что ли?.
Может это прозвучало несколько грубовато, но мне показалась не слишком искренней её невинность.
-Ты думаешь, что твои братья или твой любимый Марат, живя в тени и занимаясь незаконным бизнесом, не имели отношения к чьей-то смерти?
-Я не это имела в виду,-даже не возмутилась она,- просто я не понимаю, как можно отличить человека, который может убить своими руками. Один на один. Это как-то можно увидеть..?
-Нет,- ещё более грубо сказала я.
Меня всё больше раздражала эта беседа. А Мэй, как-будто не замечала моей злости.
-Хочешь посмотреть на человека, который убивал своими руками, можешь посмотреть на меня,- вызывающе выпалила я и повернулась к ней, глядя на неё самым невинным из своих взглядов.
Несмотря на мой вызов она даже не вздрогнула, не взглянула на меня, что смутило меня ещё больше. Мне самой было непонятно зачем я это сказала. Ведь вопрос её был понятен. Она явно имела в виду людей, которые убивали не для прямой защиты собственной жизни, как это бывало со мной.
-Вообще,- сменила тему я,- надо подумать почему твоего брата убили именно сейчас. Ведь если он был скотиной, то это не случилось пока он лежал в коме. Обиженные им люди существовали уже какое-то время накоротке со своей обидой. Что подтолкнуло человека убить именно в этот момент? Вопросов много и стоит нам найти на них ответы и мы найдём убийцу.
Первая ночь в незнакомом чужом доме всегда тревожна. А у меня ещё было море информации, которая ещё не рассовалась по полочкам в моей голове.
Ближе к вечеру у меня появилась возможность переговорить со служанками в доме Китайца на правах новенькой, которой всё интересно и задавать вопросы естественно. Не факт, что все, даже любительницы посплетничать, стали бы откровенничать с незнакомкой, но для этого у меня теперь была ведьминская наука. И какой в ней смысл, если я не стану пользоваться ей для раскрытия преступления.
Я вдоволь наковырялась в головах служанок и теперь каша была в моей. Не смотря на то, что многие из них поступили на службу уже после того, как сыновья зажили своими домами, были и те которые остались. Сыновья забрали с собой слуг, которые были с ними с детства. Многие, что служили ещё в те времена, сейчас уже не работали, а доживали век в доме Китайца почти как компаньоны или старые друзья. К ним пока мне был доступ закрыт.
Самыми естественными выглядели вопросы к девушкам о моей новой "хозяйке".
Мэй была частым гостем в доме деда. В отличие от сыновей и внуков, приезжающих только по необходимости да по семейным датам, отдавая дань традиции.
Конечно, пришлось сначала наплести с три короба вранья о своей персоне. Матриарх на уроках говорила, что врать без необходимости не стоит, но если уж возникла необходимость хорошо соврать - говори правду. И тут неожиданно помогло знакомство с Кангом. Я точно знала, что связь между Китайцем и Кангом весьма слабая. И могла петь соловьём, описывая реальных людей с которыми там общалась, не боясь потом запутаться во вранье, которого почти и не было. Нужно было только пояснить причину, по которой я оказалась здесь. И тут пригодился бедняга Бэй. Душещипательная история, которая разделила на два лагеря всю прислугу, о том, как в меня, ещё несовершеннолетнюю, до смерти влюбился взрослый мужчина, который, якобы, пугал меня своим огромным ростом и грубоватым характером. И от которого я сбежала, купив "билет" у возчиков.
Я даже рассказала подробности переезда, вспомнив своё первое впечатление от поездки по делу Крысиного короля.
И, конечно же, я нарочно приплела любовную историю для того, чтоб проще было провести параллель между мной и моей новой хозяйкой. Для девичьих языков две любовные истории всегда лучше, чем одна. Я должна была повернуть мысли присутствующих к истории Мэй и помогли наши отношения с Торином. Только он, якобы, был диггером местной общины и встеча наша произошла, когда их клан получал товары от Канга этой весной.
И, как же без романтики, мы полюбили друг друга с первого взгляда. Мы почти ровесники и понимаем друг друга. И встречались почти каждую ночь. И у нас неземная любовь.. Мне помогало то, что наши с Торином отношения зашли настолько далеко что, при всей киношности моего рассказа, чувства выглядели вполне естественными. И моя непривычная болтливость о близости с парнем сопровождалась вполне реальным стыдливым румянцем на лице.
Мнения старших и молодёжи, естественно, различались. Взрослые женщины называли меня дурочкой, говоря , что влюблённый муж, да ещё в фаворе у хозяина, сделал бы мою жизнь богатой и удобной. Кроме того он опытный мужчина, да и, наверняка, нагулялся уже. Не буду слёзы лить из-за соперниц.
А молодые, конечно, вздыхали про любовь.
Барышни постарше тут же заохали, просекая то, что моя невинность потерпела сокрушительный крах и, пугая меня всеми натуралистическими последствиями неосторожной близости с парнем, закудахтали, что он обо мне непременно забудет, а я того и гляди беременна.
Кое-кто из них покачал головой, стоило ли, мол, брать девушку с такими проблемами к Мэй, которая и сама.. Вобщем разговор поворачивался туда, куда мне было надо.
-Меня не взяли бы сюда,- обиженно сказала я,- если бы госпожа Лули не знала мою бабушку. Она была знакома с ней в молодости. Бабушка была травница и помогала многим женщинам с тяжёлыми родами и женскими болезнями. Я совсем не такая маленькая дурочка, как вы подумали. И знаю такие травы..
Я загадочно и многозначительно покивала. Женщины переглянулись.
Во многих взбалмошных головках мелькнули фантазии на тему желательных эффектов вышеупомянутых трав. Вобщем и целом по реакциям я уже поняла кто из служанок мне будет наиболее полезен. Даже подтолкнула самое любопытное и болтливое создание к мысли, что нужно завести со мной дружбу.
Очень вовремя приоткрылась дверь и вошла хозяйка дома. Каждый схватился за незаконченное перед отходом ко сну дело. Не то чтоб её боялись, но создать видимость занятости - естественная реакция прислуги.
-Тебе нужно отнести вечернее лекарство и подумаем где тебя устроить,- обратилась старушка ко мне.
-А можно она будет жить в моей комнате?- бойко сунулась та самая служаночка, которую я окучивала весь вечер.
-Не возражаю, раз вы уже подружились. Тогда покажи ей свою комнату. А ты приготовь себе постель, а после отнеси питьё для Мэй и можешь быть свободна до восьми утра. Завтрак в девять. Если нужно для девочки что-то до еды, то смотри сама, когда тебе этим заняться.
Неся на подносе маленькую чашечку успокоительного, я подумала, что не спросила у Мэй ещё кое что. Зайдя в тёплую уютную спаленку, я вынуждена была предварить лечение неприятными распросами.
-Мэй, прости, но я главное не спросила. Ты можешь рассказать о способе которым убили брата и о том что обнаружили на месте преступления. У меня ведь не было возможности его увидеть.
-У меня тоже,- криво улыбнулась она,- тебе точно нужна мама. Она обнаружила Донга первой.
-А кто видел убегающего преступника? Я ведь правильно поняла, кто-то об этом говорил?
-Мама и говорила. Она описала парня похожего на Марата.
-А она была с ним знакома?
-Вообще-то, нет. Но один раз мне показалось..
-Что?
-Да, нет, ничего. Просто показалось.
Я тут же полезла к девчонке в голову, потому что она упрямо ухватилась за чашку и стала прихлёбывать отвар с явным намерением говорить только тогда, когда захочется ей. А я в последнее время стала нетерпеливой. Но вот тут и вышел облом. Она меня блокировала!
-Ведьма? Что-то слишком много их стало вокруг меня. Интересно, а сама она об этом знает? Мама-то её знает точно.. И как мне теперь её допрашивать, если Китаец и вся родня, которую я видела сегодня не имеет отношения к ведьминой крови?
Я повернулась и пошла к двери, почувствовав, однако, удивление Мэй. Видимо она ждала вопросов и пыталась защищать что-то. Теперь я поняла - неосознанно. Но даже если блокировала она инстинктивно, то оказалась достаточно сильна. Если бы я полезла напролом, она бы почувствовала.
-Если ведьма мать Мэй, кто об этом знает?- размышляла я, идя по полутёмному коридору,- и откуда в дочери такая сила, если в крови Китайца и грамма ведьминой крови нет.. Матриарх моей силе удивлялась, зная, что мой отец человек, но она не в курсе про сканер. Без него у меня была только чуть более сильная интуиция, чем у обычных людей, ну может ещё где-то, что-то, что отличало меня от всех. А вдруг!?
Теперь я знала о чём мне посплетничать со служаночкой. И двинула в спальню чуть не вприпрыжку.
Девчонка ждала меня, нетерпеливо ворочаясь в постели. Я слегка разогрела её интерес названиями нескольких секретных травок для женских удовольствий, сохранения красоты и предохранения от беременности. Потом перевела разговор на дела семьи Китайца. Новичок, особенно зависимый, из прислуги, может себе позволить всё возможное любопытство. Ведь ему нужно найти своё место, не попасть в неугодные к хозяевам, не приобрести врагов среди равных себе. А уж у девушек забот и того больше.
Я всё делала вид, что боюсь попасть в ситуацию ещё худшую, чем та, от которой, якобы, бежала. Поэтому узнавала обо всех мужчинах и брачных отношениях среди домашних. Попутно вплетая Мэй. Когда были с презрением обсуждены все слуги противоположного пола и дом старика был признан спокойным, но бесперспективным, затронули и слухи о пристрастиях молодых хозяев.
-Не бойся, они здесь почти не появляются, а уж безобразить тем более не станут,- беспечно махнула рукой служаночка. Но вот, если отец потребует у дочери вернуться домой, а тебя заберут с ней..
Она многозначительно и жалостливо, как деревенская кумушка, зачмокала губами и закачала головой.
-А что же хозяйка,- дрожащим от притворного ужаса голоском спросила я,- не защитит?
-Попробует, только она, говорят, сейчас совсем не такая, как по молодости была. Мне одна старушка-служанка рассказывала, что с ней случилась очень странная история, которую все скрывают.
-Если все скрывают, так откуда она знает? Да ещё и тебе рассказывает..
Я сделала недоверчивое лицо, чтоб побольше разогреть бесёнка, что сидел в моей собеседнице.
-Да что ты понимаешь, она у Аи, матери Мэй, была ближней прислугой, почти компаньонкой и приехала с ней к мужу из дома её родителей. А мне рассказала, потому, что я ей массаж делала. У неё болит спина, так чем дольше она рассказывает, тем дольше я массирую. Она и разболтала однажды.
-А я знаю травку, которая боль снимает с массажем, а тебе руки не портит. И спазм не делает,- увела я чуть в сторону, хоть и сгорала от нетерпения.
-Покакажешь?
Я кивнула и она продолжила.
-Так вот.. Они тогда ещё в Китае жили. В деревне Мэйлин. Там родилась и жила семья Аи. Хань и его жена, хоть и были счастливы в браке, но поначалу были очень бедны.. Хань батрачил где не попадя. Мать его умерла, когда он ещё парнишкой был. Отец долго болел. Жену он себе такую же взял. Сироту. Красивую, но бедную. Только видно правду говорят, что счастливая семья и достаток привлекает. Трое сыновей у них родилось. Всех троих вырастили, выучили, жён сосватали хороших. Вот младшему нашли хоть и деревенскую девушку, но из семьи, что в деревне больше всех уважали. А она непростая..
-Кто, девушка или деревня?- не выдержала я и хихикнула.
-Деревня. Там в чужих, которые людям зло делают, молнии попадают. И местные жители тоже непростые.. Закрытой общиной живут. Своих девушек редко на сторону выдают.
-Не может быть,- думая о том, что, видимо, не ошиблась с предположениями, зашептала я.
-А вот..-гордая такими сведеньями, прищёлкнула языком, маленькая балаболка,- что ещё дальше будет!
Она выдержала паузу, а я конечно открыла рот, типа, "жду с нетерпением".
-Да,.. они в этой деревне не задержались, поехали в город. Там у молодых старший сын родился. Только злой был муж у Аи. Подарков не дарил. Бил её сильно. За что, никто не знает. Говорил, непокорная. А у неё раньше был любимый в деревне. Только уехал он надолго и пропал. Вот родители её и выдали за другого. Она уже не девушка была. За то, видно и наказывал. Ревновал к прежней любви.
-Странно,- подумала я, вспомнив Луперкалии,- у ведьм с девственностью вроде проблем нет. Может в Китае иначе..
-Прошло время,- продолжила девочка,- у Аи родились сначала близнецы, а потом Мэй, но старая служанка говорила, что не спала она с хозяином. Придёт он, поест, выпьет и засыпает в своей комнате. Только однажды ночью..
Она зловеще замолчала и меня вдруг тоже пробила дрожь.
-... он притворился, что выпил своё питьё, а сам ворвался к ней в комнату. А там ВОЛК! На хозяйку напал и душит! Бросился муж жену спасать. А у него плеть, видела?
-Откуда?
Мне и впрямь негде было бы увидеть эту плеть, если бы я была той, за кого себя выдавала.
-Ах, да! Конечно, где же ты могла её видеть!
Девчонка суетливо заёрзала.
-Говорят, у него в рукояти кинжал.
-Он его убил?- в ужасе воскликнула я.
-Ранил, вроде.. Волк убежал. А у мамы Мэй припадок случился. Она не разговаривала почти год. За это время семья из Китая уехала. Ну а потом, когда вирус пришёл, здесь оказались.
-Ну и страсти. Мне теперь и не уснуть. А завтра ещё работать целый день,- тормознула я болтушку и послала на неё сон.
Она зевнула.
-И правда, надо спать. Заговорились мы с тобой.
И моментально заснула. А я задумалась.
-Ясно, что никакой волк её не душил. Оборотень занимался с ней любовью. Иногда они оборачиваются, если страсть уж очень сильная. Ведьмы могут и от этого удовольствие получать. Меня, если честно, это здорово напрягало. Не хотелось бы мне попробовать такое.. Выходит, что близнецы и Мэй ведьминских кровей. Тогда не вопрос куда её девать. Вот с Маратом хуже. Может мать его с ней где-то видела и специально описала, чтоб разлучить и найти для Мэй ведьмака. Тогда получается она старшенького и убила. А за что?
Я заворочалась в постели, никак не понимая причин такого поступка.
-Кровь,- вдруг подал голос Сильвер.
В последнее время он редко общался со мной. У него заканчивалась основная батарея и мне нужно было пообщаться с Лисом по этому поводу. У бедного чипа развилась фобия, что он умрёт, как личность, если вдруг пропадёт питание. Поэтому он всё больше помалкивал. Посмеиваясь с него, я к чужим фобиям относилась с уважением. Тем более к фобиям чипов. Это вещь уникальная, я так скажу.
-Кровь?- повторила я, не понимая,- ну, конечно, кровь! Они влили всем парням кровь ведьм. А старший-то был человеком! Видимо мать поняла всё сразу и пришлось ей его убить, чтоб не проводили вскрытия из-за его необъяснимой смерти. Хотя, как матери убить своего ребёнка.. Только спасая трёх других. Насколько я слышала, старший был весь в нелюбимого мужа.
Но, если Мэй о своей крови могла не знать, то близнецы знать были просто обязаны. Они уже прошли возраст первого обращения. Мать должна была остеречь их и как-то прятать в моменты полнолуний, когда оборот нельзя контролировать. Тогда понятно, что могло свести с ума доктора..
И всё таки что-то тут не так. Оборотням гмо-трава скорее всего не повредила бы, даже, если бы пришлось её употреблять вместе с братом. Скорее притворились бы, чтоб скрыть от него свои исчезновения по ночам, поясняя желанием найти женщин. Может мать сама и посоветовала. Тогда и кома их была притворной. А.., пойди знай, может и на ведьмину кровь модифицированная трава как-то подействовала в купе с вирусом..
А может убили братья, а мать только прикрыла. Но это уже не столь важно, причину я, кажется, всё таки обнаружила.
Вот как теперь всё это разгребать. Китайцу всю правду я сказать не смогу. Придётся раскрывать свою новоявленную родню. А нельзя.. Прежде всего поговорить с Аи, как со своей? Сказать, что я обо всём знаю.. Как бы она не наделала глупостей с перепугу. И насколько она сильная ведьма?
Пока жив её муж, сын Китайца, близнецы большого веса в семье иметь не будут, хоть старший сын и погиб. Иначе можно было всё наладить довольно просто. Но не советовать же им избавиться ещё и от отца. Хорошенькое раскрытие преступления. Толкать преступников на новое. Впрочем преступление можно назвать относительным. Мать спасала остальных своих детей, зная, что старший фактически уже мёртв. Ей же никто не сказал, что сыновьям вольют кровь дочери.
-Как же мне достучаться до её сердца и дать знать, что я не собираюсь ей вредить? Ни ей, ни её детям.. То, что она выросла в общине себе подобных, может мне помочь. Она понимает, что не единственная такая, что есть ещё подобные ей. Хотя деревня китайских ведьм была в глуши, а здесь она скорее всего родни не встречала. Если бы я могла отсюда дозваться Матриарха.. Но у меня не хватит сил ни с каким сканером. Проще бы обычные средства связи. Только их, к сожалению нет на болоте.
Единственная возможность попробовать заговорить с Аи или её сыновьями мысленно. Тогда они поймут, что я такая же как они и, возможно, доверятся мне, вместо того, чтоб попытаться убить и меня, как опасного и нежелательного свидетеля..
Я не заметила, как заснула, споткнувшись на половинке мысли и с ней же проснулась утром. Всю ночь в моей голове крутились сны с возможными вариантами того, что моет случиться. Наверное это было предчувствие..
Маленькая сплетница уже проснулась и даже успела сбежать куда-то, не смотря на то, что было ещё достаточно рано. Я привела себя в порядок и отправилась на кухню сделать для Мэй новую порцию лекарства.
Как только я вошла к ней, стараясь не шуметь и не будить свою подопечную, как дверь за мной открылась снова, да так быстро, как будто кто-то стоял прямо за моей спиной, а я его не заметила в коридоре. Всё это и без того было странно. Но ещё страннее, что открывшись раз, он а не остановилась на этом и открылась снова. И оба раза лицо вошедшего оказывалось одинаковым. Ещё не вполне проснувшись, я не сразу сообразила, что это близнецы. Братья Мэй. До этого происшествия, я не была знакома ни с одним из внуков Китайца. Даже сына его видела лишь однажды у Алика, но издали. Двое остальных его сыновей жили в других городах и занимались тем же бизнесом, имея связь с семьёй через возчиков.
Не успела я очухаться, как дверь открылась в последний раз и вошла Аи. Это я тоже поняла интуитивно, так как она была очень похожа на Мэй. Точнее, конечно, Мэй на неё.
-Почему они здесь в такую рань?- успела испугаться я и бросила быстрый взгляд на кровать девушки и сразу за ним, на выход.
Дверь была полностью блокирована "подозреваемыми". А кровать пуста. Правда из ванны слышался звук льющейся воды, я с надеждой подумала, что Мэй, скорее всего, жива. Да и с чего бы им ей угрожать? Правда Маратика её подставили не задумываясь. Мои ночные кошмары определённо давили на восприятие этих юных и, в общем-то симпатичных лиц и миловидного лица их матери.
И всё таки, я решила рискнуть, и спровоцировать их, не смотря на то против меня одной было трое. И я не знала как поведёт себя Мэй. Что ей известно о ведьмах, матери и братьях.
Это было моё очередное маленькое безумие. Вывести ситуацию на пик, чтоб сразу открылись все карты.

Об оборотнях я узнала многое уже на втором уроке Матриарха. Она сказала, что о мужчинах их рода я должна знать всё, как и о себе самой. Хотя скорее всего мне на это понадобится вся жизнь.
То, что люди напридумывали об оборотнях, верно только отчасти. Точнее, всё, что о них известно людям, относится к древним возможностям их предков. И даже при этом оборотней и ведьм никогда не связывали общностью крови. Не стану повторять измышления, повторю лучше урок, как его помню. Ведьмы, в отличие от своих мужчин, способность оборачиваться утратили, хотя и обладали ею много веков назад. Осталась только гиперподвижность суставов и прочие изменения организма из-за чего моей матери когда-то поставили диагноз синдрома Марфана.
Его негативные последствия, приведшие к её смерти, действительно развивались с возрастом. Из-за недостатка мужских гормонов получаемых от самцов-оборотней. Ведьмы же, живущие с мужчинами своего вида получают их естественным путём во время секса.
Эта "болезнь" является признаком нашего вида. У меня кое-что из этих изменений тоже присутствует. И секс с оборотнем Матриарх предлагала мне, мотивируя заботой о моём здоровьи. Если, по достижении созревания организма, я регулярно буду жить с мужчиной-оборотнем, то буду здоровее обычных людей и прожить смогу очень долго. Возможно несколько столетий, как Матриарх. А, если нет, то могу умереть лет к сорока запросто. Если конечно вновь обретённый вирус не изменит что-то и в этом плане. Я, кстати, так и не решилась сказать об этом Торину.
Оборотень изначальный, тоже отличается от нынешнего. Когда-то он становился зверем по ночам и человеком днём, не имея возможности управлять процессом и не сохраняя видовой памяти во время трансформации. Развитие вида позволило изменить и то, и другое. Теперь оборотню требуется волевое усилие, чтоб превратится в человека ночью, и в зверя днём, но это в принципе возможно. Плюс, тем же усилием воли, он может вызвать память человека в теле животного и наоборот.
Вирус, как дополнительный животный геном, привёл их в дикое состояние и потребовалась воля многих женщин-ведьм, чтоб изменить этот сбой. Но если он подействовал на них, есть надежда и для меня.
Трансформация - процесс болезненный, но не критично. Однако недостаточно быстрый. Для полного обращения требуется в среднем от пяти до пятнадцати минут, в зависимости от индивидуальных особенностей организма. Общая масса тела при этом сохраняется. Поэтому никаких сказочных "...ударился о замлю и обратился рыбой щучиной или малым горностаюшкой..." не выйдет. Большинство оборачивается в хищников, способных охотиться, нападать и защищаться и имеющих близкую к человеческой массу.
Поэтому волк-оборотень, по всем сказкам, огромный. А вот медведи и кошачьи хищники меньше нормального размера, присущего диким видам.

-Кто ты такая и что ты делаешь в комнате моей дочери?- вопрос не прозвучал грубо или угрожающе. Скорее взволнованно.
Я поставила чашку на стол и поклонилась, сложив ладошки на восточный манер.
-Принесла лекарство, которое приготовила для госпожи Мэй,- изобразила я из себя вышколенную прислугу.
Аи схватила чашку, осторожно поднесла к лицу и ладошкой направила запах отвара к носу. Коротко вдохнула. Потом попробовала запах более детально.
-Откуда ты знаешь эти травы?- с удивлением спросила она.
Я посмотрела ей прямо в глаза.
-Потому что я ведьма,- мой сканер уже не выдавал излишних эмоций и прозвучало это как громкий шёпот, однако реакцию вызвало, как будто я заорала. Она смотрела на меня и видела, что губы не шевелились. Видимо, близнецы были настроены на мать и близость их была почти патологической. Но заметна она была только таким как я. Лица их были бесстрастными и отстранёнными, однако они услышали трансляцию, направленную строго на Аи. Могу дать голову на отсечение.
Лица остались почти замороженными, скорее по выработанной привычке, но по телу пробежала неприятная, для опытного глаза, волна. Мне даже показалось, что я слышу скрип суставов.
Аи жестом остановила, сделавших непроизвольный шаг в мою сторону, близнецов.
-Мэй знает?- губы её не шевельнулись, но мысль она транслировала ровно и чётко. Близнецов я не слышала и никто, кроме ведьм, не обратил внимание на их странное поёживание. Процесс трансформации не остановился. Они теперь любой момент могли обернуться довольно быстро, так как внутренняя перестройка уже шла.
-Не знает,- сказала я вслух, не уверенная действительно слышат меня оборотни или просто эмпатически реагируют на чувства матери,- и не узнает, если братья не обратятся прямо перед ней. Пока она умывается, давайте определимся, что я вам не враг и пришла остановить войну между кланами и помочь Мэй и её парню.
-Не нужен ей этот парень. Ни один из людей не стоит того, чтоб умереть молодой. Я сама найду ей мужа,.. попозже. И война эта мне на руку. Мой муж сам нарывается на то, чтоб его в ней прикончили. Я только ждала пока подрастут мои мальчики и надеялась на то, что свёкор со свекровью к тому времени уже уйдут в мир иной. Всё же они были со мной добры. Но то, что вы передали нашему клану вирус, вывело всё из под контроля. Хорошо хоть моя дочь не родила от человека, хоть и пострадала.
-А все остальные, кто может пострадать в этой мясорубке, вас не волнуют?
-А почему они должны меня волновать? Я всегда была против того, что чтили мои родители, соблюдая Кодекс Ведьм о помощи людям. Они боялись и убивали нас веками, пока фактически не загнали в резервации. Тот, кого я любила, тоже был против Кодекса и его изгнали из деревни, а меня отдали замуж за этого зверя. Да это он был зверем, а не мой любимый. Я хранила свою месть, всю жизнь и растила её в них.
Она ткнула вытянутым пальцем в мальчишек. Близнецы, как натянутая пружина, напряжённо застыли в полной готовности к превращению.
-Если они нападут, я их убью,- честно предупредила я, хотя совсем не была уверена, что справлюсь.
Она неуверенно засмеялась, зная, что возраст и внешний вид ничего не говорит о силе ведьмы.
-Кроме того,- добавила я перчинки в свой блеф,- я на связи с деревней ведьм и их Матриархом.
-Ты знаешь где есть ещё такие как мы?
Я не поняла порадовала или напугала её эта новость. Меня же напугало кое что другое.
-Мэй,- заорала я,- Мэй выходи из дома! Уходите все!
Я оттолкнула одного из близнецов, оторопело глядящего на меня и вылетела в коридор.
-Все из дома!- вопила я пробегая мимо комнат, где только начинали шебуршиться проснувшиеся люди,- землетрясение! спасайтесь!!!
Паника покатилась за мной как волна. Люди, видя, как я несусь к двери на улицу, побежали за мной.
Первый толчок был самым сильным. Только я слышала этот низкий подземный гул. Для остальных до самого начала всё вокруг наоборот, как будто затихло на несколько мгновений.
У меня закружилась голова, по телу пробежала волна и землю вырвало из под ног. Многие попадали и тогда пришёл грохот. Что-то в доме падало, гремело. Трескались и разлетались осколками стёкла в окнах. Сыпались куски стен. Порвались и заискрили провода. Люди кричали, плакали и цеплялись друг за друга. Это продолжалось несколько секунд, но показалось вечностью.
Первой моей мыслью было бежать к своим. Но пережив один толчок в университете, я быстро взяла себя в руки и поняла, что разрушения небольшие и наш дом, скорее всего устоял. Всё равно я не могу очутиться там в один миг. А значит, должна остаться и закончить дело.
Хотя толчки прекратились из дома продолжали выбегать люди. Наконец вышла и Аи со всеми своими детьми, включая Мэй. Погибших не было. Но раненные упавшими предметами и осколками требовали помощи.
-Ничего они не сделают со мной на глазах у всех,- подумала я, бросаясь к жене Китайца, которая пыталась хлопотать над домочадцами, хотя гримаса боли на её лице, явно указывала на то, что у неё могло быть плохо с сердцем.
Я ещё не решила как мне реагировать на внезапное разрешение загадочного убийства и не долбанёт ли меня рикошетом от этой внезапности. Мне не нравился сынок Китайца, но и вновь открывшаяся идеологическая подоплёка убийства, не нравилась тоже. Доказательств невиновности Марата у меня не было. Придуманная шекспировская история поблекла на фоне реальности. И, боюсь, она теперь никак не поправит происшедшего и не остановит войны между кланами.
Какие тут Ромэы (вот же смешно звучит это имечко оказывается во множественном числе) и какие Джульетты.. Любовь двигатель процесса или прогресса. Как там, чёрт, это звучало?..

Открывать Китайцу тайны семьи не просто. Потом есть ещё и секреты, принадлежащие не только мне.. Но так или иначе это касалось старика, которого я считала мудрым и порядочным, не смотря на способ его зароботка. Волк тоже рвёт овцу, чтоб выжить. Какое я имею право на лицемерное осуждение?
Тем временем мои руки работали отдельно от моих мыслей. Слава богу ничего серьёзного не было. Мелкие ранения всё больше. Вот только старая хозяйка дома, похоже, была и впрямь плоха. Её лицо покрылось испариной. Губы посинели и дышала она неважно, прижимая локоть к груди и пытаясь не показывать боли.
-Вам нужно в больницу, у вас сердечный приступ,- негромко сказала я ей. Я не хотела создавать паники, но моя ночная подружка совсем не кстати оказалась поблизости. А, уж если вспоминать закон Красной шапочки, то, то что у тебя большие зубы, ещё не говорит о том, что ты Волк, но то, что у тебя большие уши.. это вполне может сказать, что ты жуткая сплетница и паникёрша.
Её ор помог только тем, что хозяйке не удалось больше скрывать очевидного и кто-то уже быстро подогнал машину, в которую мы с Китайцем усадили его супругу и, подперев её с двух сторон, хлопнули дверями, направив водителя к ближайшей больнице.
По дороге я молчала, не желая волновать стариков, но, когда в приёмном покое приняли нашу больную и повезли на обследование, я добавила хлопот бедняге Ханю.
Учитывая то, что Аи и её дети не остались на месте, а исчезли после землетрясения, не сказав никому ни слова, ждать дольше было нельзя. История выходила из под моего контроля и какие шаги, с перепугу, да в спешке, сделает это семейство можно только предположить.
Какой ложью напичкала Аи свою дочь, что она согласилась сбежать с ними, я тоже не знала. Оставалось надеяться, что война не начнётся прямо сейчас. Но что-то я стала много ошибаться в последнее время.
В коридоре послышался шум и мы узнали визгливый голос сына Китайца.
-Что-то довольно быстро поледовали последствия,- печально скаламбурила я.
-Прячься,- Хань толкнул меня в соседнюю комнатку, где я тут же нырнула за стойку с чистым бельём и замерла.
-Ты сговорился с моими врагами за моей спиной,- с ходу закричал сын на отца, едва увидел его с порога.
-Не ори!- Хань, с презрением в голосе, рубил слова,- может ты не заметил где мы находимся? И, возможно, ты поинтересуешься почему? Тебе не интересно, что случилось с твоей матерью?
-Наверное, ваша с Алькой шпионка отравила её,- не задумываясь ни секунды над логичностью обвинения, провизжал взбешённый визитёр, брызгая слюной.
-И что привело тебя к такой разумной мысли?- голос Ханя не повысился ни на йоту.
-Жаль, что у старика здесь не было других сыновей,- подумала я,- теперь у него вряд ли получится спокойно встретить старость, рядом с любимой женой. Хоть бы с ней всё было в порядке.
-Меня не интересуют дела клана, я отдал всю власть тебе, а кого я принимаю в своём доме, это моё дело. Я знаю девочку, которая лечила Мэй, с пелёнок и доверяю ей. И с соседним кланом мы долгие годы жили в мире. У них нет поводов начинать войну сейчас и, если ты хорошо подумаешь..
-Я хорошо подумал!- перебил крикун отца,- эта малявка и мне хорошо известна тем, что лезет, куда её не просят и решает для своего жирного босса грязные делишки. Может она, вместе с убийцей моего сына пробралась в наш дом.. А этот мерзкий вирус уж точно принесла она.. Всех этих баб надо держать в узде! Ну ничего, я позаботился о том, чтоб её искали не только мои люди, но и власти, и ещё кое-кто.. Когда её схватят и притащат ко мне, я вытрясу из неё все планы их босса и уж тогда никто из глав других кланов не обвинит меня в нападении.
-А пока ты будешь заниматься завоеваниями, дай мне возможность заняться лечением твоей матери и своей жены, а ты лови всех кого захочешь и в узде держи своих баб..
-Всё же не выдержал старик,- качнула головой я, ожидая нового всплеска злобы. Но в палату вошёл врач.
-У вашей супруги сердечный приступ. Видимо испугалась во время толчка. Мы оставим её в больнице. Пойдёмте, я провожу вас к ней в палату. Это с вами кто, родственник?
-Сын,- коротко ответил Китаец.
-Тогда он может пройти с нами.
Возражений не последовало. Видимо всё таки мать для для него что-то значила, несмотря на вопли про баб. Когда шум шагов стих, я не вылетела сразу из больницы на дурачка. И хорошо, что подстраховалась. У входа тёрся человек клана. Я вычислила его и по бегающему взгляду шпика и при помощи сканера, которым тут же его проверила.
Ведьмы умеют отводить глаза, а я умела прятаться и раньше. Главное знать от кого.
-Дома и у Алика меня стопудово ждут. Но рассказать всё боссу я просто обязана. А самой мне лучше унести ноги из города, хотя бы на время.
Я спустилась в канализацию и погнала к Тимуру. Мы не виделись сто лет, да и отношений не афишировали никогда и вряд ли кто-то станет искать меня у него. Но, пройдя чуток по закуткам подземки, обнаружила несколько довольно неприятных завалов. Землетресение..
-По верху идти к нему надо через центр, это меня не устраивает. Если меня запустили в поиск, то первая же камера, которую я пропущу, сдаст меня системе,-бормотала я вслух.
-Тут рядом "офис" Лиса,- подал голос страдалец-Сильвер, намекая мне, что заодно, можно было бы позаботится и о нём, и передать записку Алику.
-Он в торговом центре, где всё напичкано камерами,- возразила я Сильверу.
Но риск нарваться на съёмку всё равно был и что-то делать нужно было по любому. Это и вправду самое близкое место, где можно попытаться получить помощь Тени. Вот только "офисов" у Лиса несколько. Правда этот самый посещаемый, и, даже если его самого нет, возможно, что там кто-то из возчиков дежурит. Передать записку за плату, продать мне батарею для чипа, может любой из них, если сынок Китайца и туда не заслал заказ. Лис всё же мне благоволит, хоть я с ним и грубовата. Его это даже возбуждает, похоже.
Мне повезло, рыжий был на месте. Элементом питания я обзавелась очень быстро. А вот с запиской пришлось повозиться. Я должна была уходить из города и опять бросить свой дом и близких, не успев толком побыть с ними.
Камеру я, видимо, пропустила, как ни старалась прятать лицо и полицейская машина, которую я засекла в окошке-глазке на выходе, не удивила меня.
Возвращаясь в каморку Лиса, я чертыхалась и думала не сдаст ли меня возчик.. Но закон его клана против всякого рода сотрудничества с властями, был одним из самых жёстких. Если бы о таком узнали, репутация рыжего потерпела бы фиаско.
Потому мне оставалось только молча ползти по узкому лазу, куда меня запихал хозяин тайного склада контрабандной продукции. В сам "офис" полиция бы не вошла без ордера. Но выйти оттуда я бы не смогла. Скорее всего сейчас обыскивались открытые помещения складов и магазинов. Там полиции работы хватит надолго.
-Может поцелуемся на прощанье,- не потерял надежд Лис, когда мы вылезли в очередной отнорок,- ты стала такой красоткой, с тех пор, как я впервые увидел тебя.
-Спасибо, что вывел,- серьёзно пожала я руку парню,- и за комплимент тоже.
Потом встала на цыпочки и чмокнула его в щёку. Гребень Матриарха сделал свою работу - отворот, при близком контакте, и бедный Лис сам не понял почему не почувствовал ожидаемого возбуждения от давно желанной девушки. Обычно он заводился с пол-оборота. А тут, она мелькнула в толпе, уходя, и он тут же перестал печалиться о своей страсти, без обиды и сожаления.
-Да уж, главное не забывать снимать его при встрече с Торином. Или вообще спрятать от греха куда подальше,- покачала головой я,- или, как в сказках, отворот действует только на страсть, а настоящей любви нипочём будет? Только что-то нет у меня желания проверять. Да и от насильников штука полезная. Даже оборотня остановит. Стоит ему только прикоснуться к телу.
Я уходила всё ближе к городской черте, через окраину и думала, что не успела даже попрощаться со своими. Когда ещё я встречусь с ними и с Торином.. Они, конечно, справятся в этом мире, пусть даже снова зашатавшемся под ногами, и без меня, но.. я привыкла считать их семьёй. Надеюсь Торин найдёт меня у ведьм, потому что ждать его в деревне у меня, по понятным обстоятельствам, желания не было.
Начинался какой-то новый период моей жизни и я надеялась, что обещаный ведьмами апокалипсис тоже станет для меня не всеобщим, а локальным, и я выработаю новый кодекс для жизни в этом новом мире, который поможет мне остаться самой собой и быть счастливой при любых жизненных потрясениях.


Вернуться к началу
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему  Ответить на тему  [ 63 сообщения ]  На страницу Пред. 1 2

Часовой пояс: UTC+02:00


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 2 гостя


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Создано на основе phpBB® Forum Software © phpBB Limited
Русская поддержка phpBB